Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Categories:
  • Music:

памятка психу, ч.6

6. Накал маниакала

Еще одно коварное заболевание - маниакально-депрессивный психоз (МДП), который на западе называется биполярным расстройством. Он обязательно должен быть биполярным: проходить с чередованием фаз депрессивной и маниакальной. (В советской психиатрии разрешалось говорить о "монополярном течении" МДП, когда фаза маниакала просто не проявляется. Но это из той же серии, что и какая-нибудь "вялотекущая шизофрения", также особо популярная именно в Советском Союзе: симптомов нет, а диагноз есть, потому что очень хочется, чтобы был. За диагнозом "монополярного течения МДП" обычно стояла неспособность всерьез разобраться в причинах депрессии).
Обе фазы при МДП обычно бывают хорошо выражены, а в промежутках между ними человек обычно функционирует на уровне пограничного расстройства (об этом - в одной из следующих серий), либо и вовсе может сойти за вполне нормального.
"Хорошо выраженная" депрессия - это когда тебе по-настоящему очень плохо, а не просто хандра и "ничего не хочется". Подробно о депрессии поговорим позже, так как она часто встречается и помимо психозов, а у нас тут пока речь была только о психозах.
Диагноз МДП, повторим, должен ставиться при наличии не только депрессии, но и фазы маниакала, которые чередуются друг с другом.
Характерных признаков шизофрении - прежде всего, галлюцинаций и псевдогаллюцинаций - как правило, нет вообще. Бреда как такового тоже нет, либо он довольно слабо выражен при маниакальном состоянии.
Тут еще терминологические трудности, так как в разных школах психиатрии по-разному проводят границу между понятиями бреда и сверхценных идей. Но для наших практических целей хрен редьки не слаще.
Сверхценные идеи при маниакале, безусловно, есть, и еще как. Это такие идеи, в которых человека невозможно разубедить никакими относительно рациональными аргументами, и которые формируются у него в уме без всякой связи с действительностью (в советской терминологии во многих случаях предпочли бы говорить о паранояльном бреде).
Кто-то тут же заметит, что почти все идеи в головах почти всех людей формируются именно так и только так. Да, но это ничего не значит. Представим себе, что все эти идеи в головах всех людей являются просто образцом здравомыслия. Тогда, по отношению к этому образцу, идеи больных людей будут называться сверхценными.
Кто-то и на это возразит, что моя система определений циркулярна, то есть содержит в себе порочный круг. Круг я и сам вижу, но ничего порочного в нем не вижу. Мы поставили задачу посредством простого человеческого мышления отделить здравое от нездравого и попытались не ссылаться, как это делают учебники психиатрии, на разные мифы об объективной реальности, в которые обычно верят психиатры (они ведь ничего не слышали о Нильсе Боре и Вернере Гейзенберге). Кто-то, может быть, увидел в нашем ответе порочный круг, но надо было увидеть дзэнский коан.
Если мое объяснение до сих пор еще кому-то не помогло, то ему будет лучше спросить у доктора.
А я продолжу.
Маниакал - это состояние сверхвозбуждения, при котором человек резко меняет свою обычную деятельность, начинает какие-то новые дела (часто на редкость дурацкие - ну, мы, чай, тут не о пациентах дома для умников рассуждаем), открывает в себе необычайные способности, претендует на какое-то особенное место в обществе… В общем, он бывает недалек от бреда величия. Настроение у него при этом просто прекрасное. Прямо-таки лучшие моменты жизни.
Однако, даже само это состояние и даже на субъективный взгляд пациента имеет минусы: рассеянность внимания, непродуктивность всей этой кипучей деятельности и, наконец, непродолжительность (не более нескольких недель).
Еще больше неприятностей доставляет необходимость платить за такие "лучшие моменты" жизни периодами совсем других состояний - депрессиями.
Так как наверняка многие читатели уже успели найти у себя признаки маниакально-депрессивного психоза, то надо сначала их успокоить, а потом уже продолжать говорить по делу.
Помимо маниакальных и депрессивных состояний, встречаются еще и так называемые гипоманиакальные и субдепрессивные.
Субдепрессивные состояния - это то же самое, что и легкая депрессия: такая степень депрессии, которую либо можно без особого ущерба для психики и физического здоровья перенести без всяких лекарств, либо победить при помощи лекарств, отпускаемых без рецепта и основанных на действии трав - вроде новопассита.
Гипоманиакальные состояния отличаются от маниакальных отсутствием рассеянности и, главное, отсутствием совсем уж дурацких целей. Они могут быть вполне конструктивными, а плохо в них лишь то, что они кончаются и не соответствуют подлинным ресурсам организма - поэтому вслед за ними идет облом, называемый в медицине фрустрацией.
Гипоманиакальные состояния, не говоря уж о субдепрессивных, ни в какой мере не являются признаком психотического расстройства, хотя признаком психического здоровья их тоже не назовешь. Они характерны для пограничных расстройств и неврозов. Если имеется правильное чередование гипоманиакальных и субдепрессивных (или депрессивных) состояний, то ставят диагноз "циклотимия": это аналог МДП в области "малой психиатрии" - то есть психиатрии неврозов и пограничных расстройств.
Теперь возвращаемся к нашему МДП.
Из всех психических болезней именно в этой так наглядно прогноз исхода заболевания будет зависеть от того, что за человек болеет, - то есть каков он по характеру. Правда, "каков он по характеру" - это не только характеристика личных достоинств человека, но и его болезни, которая может включать, помимо признаков собственно МДП, разные очень неприятные расстройства личности. Это будет фатально отражаться на прогнозе.
Если человек трудолюбив и независтлив, то маникально-депрессивным психозом его не возьмешь. Важно только, чтобы он осознал необходимость лечения. Но при МДП это очень и очень вероятно: ведь между приступами маниакала и депрессии пациенты чувствуют себя почти нормально, и у них есть время разобраться со своим заболеванием.
Лечение в дурке тут может быть и многоразовым, а уж при первых проявлениях болезни (особенно при маниакале) госпитализация нужна обязательно. В дурке симптомы как маниакала, так и депрессии купируются. После выписки важно всегда иметь при себе телефон родного психиатра и всегда, если что, звонить ему за советом, а если скажет, то и ложиться в стационар. Ну, таблетки, какие прописано, тоже надо принимать (это обычно классическая пара - нейролептик плюс антидепрессант).
Если приспособиться к этому образу жизни и начать ценить свое время, то даже на фоне сильно развившейся болезни можно будет довольно прилично жить и даже достигнуть очень многого. Но и более того: очень вероятно, что болезнь тогда и вообще заметно отступит, то есть будут достигаться длительные или даже окончательные ремиссии.
Это если лечиться и все делать правильно.
Если даже и не лечиться и в дурку не ходить, то наиболее вероятный исход болезни - самоубийство в течение нескольких лет. Из всех психических заболеваний именно МДП наиболее прямо и недвусмысленно подталкивает к самоубийству (более прямо это делают только некоторые "голоса" при параноидной шизофрении). По статистике главная причина самоубийств при психических заболеваниях уровня "большой психиатрии" (более половины от общего числа) - это именно МДП.
Часто бывает промежуточный вариант: лечиться, но все делать неправильно. То есть, примерно, так: периодически отлеживаться в дурке, а потом всё пускать на самотек.
Тогда обычно бывает такая картина.
Пациент с тяжелой депрессией периодически попадает в дурку. Часто - после суицидальных попыток, сделанных в депрессивном состоянии. В дурке его откачивают и выпускают. Но на воле он пренебрегает таблетками, пренебрегает контактом с психиатром и пытается жить в свое удовольствие. Ему почему-то кажется, что именно так у него будет удовольствие. Ему хочется жить "не хуже всех". Тут, надо сказать, и зависть к чужому здоровью, и стремление самоутвердиться не по делу… Он так живет месяца два-три - и затем новая депрессия, обычно с суицидальной попыткой.
Если пациенту удается благополучно выбираться из депрессий и суицидов с помощью дурки, а понимания того, что ему нужно всегда, а не только в больнице, следить за своим здоровьем и употреблять на это некоторый труд, у него так и не появляется, - то дальше все развивается еще хуже.
Он постоянно сравнивает свою жизнь с жизнью других (конечно же, у соседа жизнь всегда лучше - как подсказывает нам одно из фундаментальных человеческих чувств), и своя собственная жизнь ему становится совершенно постылой даже и тогда, когда нет депрессий.
Собственно, это я тут решил рассказать то, что бывает не только при МДП, но и вообще при болезнях, сопровождающихся тяжелыми депрессиями, но оставляющим пациенту достаточно много времени свободного от проявления собственно психотических симптомов. То же самое, напомню, бывает при простой шизофрении (когда "собственно психотических симптомов", точнее, ядерных признаков шизофрении, нет вовсе) и при шизофрении параноидной (когда эти симптомы есть, но не всё же время без перерыва).
Это приводит к формированию недепрессивного суицидального поведения, которое психиатрам оказывается совершенно неподконтрольно. Если такому человеку не помогут близкие или вообще какие-нибудь люди, с которыми он соприкасается вне больничной жизни, то он самоубьется обязательно.
Помочь тут можно обыкновенной терапией - не обязательно психотерапевтом. Нужно помочь увидеть две вещи: жизненно важное и доступное занятие плюс необходимость слушаться доктора и правильно принимать таблетки.
Обычно это бывает вполне достижимо, хотя требует некоторого терпения и усилий.
Итак, МДП - болезнь противная, но такая, где особенно многое зависит от самого больного, а еще кое-что - от его близких.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 53 comments