Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Categories:

Тезисы на конфу в январе

Игумен Григорий (В. М. Лурье)

Концепция волевого акта у преп. Максима Исповедника в свете теоретических представлений современной психиатрии
Тезисы

1. Традиционно в святоотеческой антропологии представления о волевом акте базировались на Аристотеле (Никомахова этика) в редакции Немесия Эмесского (О природе человека) и не затрагивали важных для догматики тем. Так, например, вопрос о свободе воли не требовал для своего разрешения подробной концепции того, как устроен волевой акт.
2. В богословских спорах VI века ситуация изменилась в связи со спорами о «неведении» Христа и ересью агноитов. Нужна была концепция, связывающая волевой акт с его субъектом. Такой концепцией стало понятие γνώμη как ипостасной воли, единой для Христа (ипостаси Сына) как по божеству, так и по человечеству.
3. Сложившееся и ставшее общепринятым в VI веке понятие γνώμη оказалось исключительно удобным для формирования христологии монофелитов (на рубеже VI и VII веков и в начале VII века), хотя в целом монофелитские христологические системы (их было несколько) в своей специфике к этому понятию не сводились.
4. В такой ситуации преп. Максиму Исповеднику приходится, отталкиваясь от Аристотеля и Немесия, сформулировать совершенно новую концепцию волевого акта, в которой понятие γνώμη перестает быть относимым к ипостаси Логоса и остается применимым только лишь к человеческим ипостасям. По сути дела, Максим создает психологическую концепцию, применимую только к человеку, но не к Богу и не к Богочеловеку.
5. Эта концепция обнаруживает очень близкое структурное сходство с психологической концепцией личности, которая формировалась сначала в школе британского психоанализа, возглавлявшейся Меланией Кляйн, и в так называемой middle school психоанализа середины ХХ века (Винникотт), а затем в теории субъект-объектных отношений Эдит Якобсон и, наконец, в концепциях Self (в отличие от Ego) Хайнца Кохута и Отто Кернберга.
6. В этих концепциях пониманию γνώμη у Максима близко соответствует понятие катексиса либидинозных и агрессивных стремлений, причем, для достижения полного структурного сходства с концепцией Максима необходимо, на мой взгляд, принять поправку, которую пытались внести в психоанализ середины ХХ века, с одной стороны, Отто Ранк, и, с другой стороны, Виктор Франкл: а именно, принять стремление к «смыслу», или «креативность», в качестве столь же фундаментального стремления, что и либидо и агрессия (как они понимаются у Мелании Кляйн и ее наследников).
7. Именно уравнивание в правах понятия «креативности» с «либидо» и «агрессией» позволяют вернуться от психоаналитической концепции личности к античной и, в особенности, к святоотеческой у Максима: последняя имеет свой вполне точный аналог психоаналитическому понятию «влечения» (Trieb, drive) — ὄρεξις, ἔφεσις, но всегда и последовательно различает три типа влечений, соответственно еще античной концепции трехчастности души («раздражительное (θυμικόν), «вожделевательное» (ἐπιθυμικόν), «словесное» (λογικόν)). Здесь очевидны параллели с «агрессией» и «либидо» у Мелании Кляйн и «креативностью» Отто Ранка (или «смыслом» Франкла).
8. Святоотеческие «поправки» к современным психоаналитическим теориям актуальны и для интерпретации клинического опыта, который, как отмечают психоаналитики еще со времен Анны Фрейд, не укладывается ни в одну из теорий психоанализа. Так, они позволяют понять, почему в ряде случаев не наступают такие сокрушительные последствия для психического здоровья пациентов, которые следовало бы ожидать «по теории». Это, в свою очередь, становится теоретической базой для выработки некоторых рекомендаций в области терапии.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments