Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Category:

а вот, собственно

лучше поздно, чем никогда: Слово на Пятидесятницу.


Слово на Пятидесятницу
10/23.06.2002

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.
Сегодня мы празднуем день, когда Дух Святой сошел на апостолов в виде огненных языков, как об этом рассказано в начале книги Деяний Апостольских. И это событие тесно связано с предыдущим нашим праздников — Вознесением Господним. И недаром в древней Церкви оба эти праздника совершались в один день, потому что раньше, до IV века, Вознесение Господне праздновалось прямо в день Пятидесятницы. Потому что «Господь взыде на небеса, да послет Утешителя миру», как говорится в богослужении праздника Вознесения. И в сегодняшнем богослужении о Вознесении тоже говорилось.
И что это означает, что Господь дает нам Духа Святаго, и чем сегодняшний день так отличается от всех прочих? Ведь и раньше, как мы вчера читали за праздничной утреней в Евангелии от Иоанна, Господь приходил к ученикам и говорил им: «ПриимИте Дух Свят. Имже отпуститЕ грехи, отпустятся им, имже держитЕ, держАтся». Это было раньше Пятидесятницы, и они приняли Духа Святаго, потому что не могли быть эти слова ложными; но тем не менее, Утешитель, Дух Святой, еще не пришел, и надо было им ждать Пятидесятницы. Чем же Пятидесятница отличается от того дарования Духа, которое было совсем незадолго до того, когда Господь явился ученикам, и чем оно отличается, самое главное, от многочисленных дарований Духа, которые были еще в Ветхом Завете? Потому что, как мы исповедуем в Символе Веры, именно Святым Духом говорили и пророчествовали пророки. И таким образом, и до Пятидесятницы люди имели Святого Духа, только Святым Духом было откровение Завета и вообще откровение воли Божией всем пророкам и Иоанну Предтече; и апостолы до Пятидесятницы тоже имели Святого Духа, как вот совсем незадолго до того Господь подал им Святым Духом благодать разрешать и оставлять грехи.
Но в Пятидесятницу Святой Дух пришел в другом смысле и исключительно. Раньше Святой Дух приходил в том смысле, что подавались отдельные нетварные дары Святого Духа. Конечно, дар Святого Духа, любой частный дар Святого Духа — это все равно Бог, это Бог дарует нам Себя; но в Пятидесятницу пришла сама Ипостась Святого Духа. Что это означает? Это означает, что, как мы поем в стихире сегодняшнего праздника, «Дух СвятЫй, от Отца исходЯй и в Сыне почивАяй» предвечно в Святой Троице — Он начинает почивать теперь и в нас. Потому что если мы сами находимся в Сыне, то Святой Дух, почивающий в Сыне прежде всех век, и никогда это не могло измениться, — Он теперь почивает и в нас, после того, как мы вошли в Ипостась Сына. Т.е. Святой Дух исходит от Отца к Сыну, а если Он исходит к Сыну, то значит, Он исходит к нам. И значит, окончательное наше усыновление происходит тогда, когда мы телом соединяемся через Евхаристию со Христом, с Телом Христовым, и получаем Святого Духа, Который пребывает во Христе. И во время евангельских событий это было обозначено Тайной Вечерей и Пятидесятницей — вот две таких главные вехи (но Тайной Вечери, конечно, не было бы без смерти и воскресения Христова); а когда каждый из нас начинает свою христианскую жизнь, то это обозначается двумя Таинствами — Миропомазанием, которое как раз дарует нам то, что получили апостолы в Пятидесятницу, и Евхаристией. Но вход в эти Таинства, конечно, открывается через нашу смерть со Христом, которую и обозначает Таинство Крещения.
И мы говорили, что когда Господь вознесся, то Он вознес вместе с собой и нас, чтобы наша жизнь была «сокрыта со Христом в Боге», как Он Сам сейчас сокрыт от мира. Что значит «в Боге»? «В Боге» — это и означает «во Святом Духе», т.е. Дух сыноположения, Который нас делает сынами, наконец нам даровался. Что значит «сыноположение»? Сыноположение — это значит что-то, что делает нас сынами. Мы не были сынами Божиими по своему рождению, мы были сынами и дочерьми своих родителей. А сынами Божиими мы делаемся по положению, т.е. потому, что Господь нас такими делает. Как Он нас такими делает? — Даруя нам Святого Духа. И вот, тогда и обретает полноту наша христианская жизнь. И поэтому апостолы и не могли проповедовать до Пятидесятницы, потому что они не имели в себе полноты христианской жизни, а Господь им только велел, чтобы они ждали, пока ее получат, и не отлучались из Иерусалима. Но как только они ее получили, они сразу же стали проповедовать, и проповедь апостола Петра в день Пятидесятницы, сразу же после этого события, обратила много сотен человек. И вот, так же и мы. Если в нас есть эта жизнь, то она становится видимой и для других, тогда мы просто уже, по крайней мере, своей жизнью (если мы специально не посылаемся на апостольство) так или иначе проповедуем христианство, и вокруг нас люди склоняются к христианству, некоторые из них обращаются. Если же этого нет, если мы сами отпадаем от Святого Духа, то тогда, конечно, и люди на нас будут реагировать соответствующе.
А что значит в нашей повседневной жизни иметь эту сокровенную жизнь со Христом в Боге и иметь сокровенное от мира пребывание в себе Святого Духа? Это означает — иметь в себе некоторую такую жизнь, которая не боится никаких таких нападений извне. А какие у нас бывают нападения извне? Первое и самое главное — это искушения бесовские, т. е. чисто внутренние искушения, которые, может быть, внешне вообще никак не проявляются. И через это именно мы уклоняемся своими интересами куда-то, можно сказать, налево и отпадаем от молитвы, — может быть, занимаемся какими-то не прямо греховными делами, но непосредственно сейчас нам не нужными, а через это они оказываются и греховными, а потом мы дальше начинаем заниматься и чем-то уже прямо греховным. Если мы начали с того греха, что перестали делать полезное, то продолжаем это тем грехом, что начинаем делать вредное. Но конечно, перестать делать полезное — это уже и есть делать вредное, только еще в более мягкой форме, когда еще легче нам покаяться и перестать. Но если мы этого не делаем, то мы приходим в худшее состояние, и так далее.
И с одной стороны, бывают такие искушения, а с другой стороны, бывают искушения из внешнего и вполне видимого мира. Бывают всякие угрозы. Вот, сейчас, например, вся наша Церковь находится под угрозой, потому что, как все знают, в Суздале продолжаются гонения на нашего Митрополита, и как раз на следующей неделе назначено продолжение судебных заседаний, где, как сейчас уже заранее известно, как минимум два человека собираются лжесвидетельствовать против него. Они лжесвидетельствовали на следствии, но вместе с другими лжесвидетелями на суде, на тех заседаниях, которые были, отказались от своих показаний; но вот, теперь некоторые из них, как минимум, два человека, видимо, будут опять лжесвидетельствовать, и это, конечно, будет использовано для того, чтобы всячески давить на нашу Церковь и особенно на нашего Митрополита, у которого, ко всему прочему, просто очень плохое здоровье. Если бы здоровье у него было бы покрепче, то все было бы гораздо легче. И вот, это тоже искушение, оно начинается извне и продолжается внутри — и для самого Митрополита, и для нас всех. Потому что, конечно, для Церкви в целом ничего хорошего ожидать нельзя, если какой-то успех будут иметь эти гонения. Но и здесь надо противостоять этому, прежде всего, духовно, потому что «аще не Господь созиждет дом, всуе трудишася зиждущии», как говорит Псалмопевец, — т.е. если Господь не построит дома, то те, кто его строит, трудились зря, потому что они, может и построят, а ничего хорошего не будет: все равно потом рухнет, или не для себя они построят, потому что потом отнимут. Вот так вот и в жизни нашей. Мы должны, конечно, делать те дела, которые делать мы обязаны; мы не должны быть небрежными, не должны думать, что «я ничего делать не буду, а там все как-нибудь Господь устроит», — нет, мы должны смотреть, что можно сделать, и все это делать тщательно, но при этом понимать, что главное, что мы можем сделать, — это молиться и иметь память Божию во всех наших делах, и тогда вот Господь и поможет нам внешне, через каких-то, может быть, людей или без всяких людей, может быть, и чудо какое-то совершит, что бывает не так уж редко; и главное, тогда все это будет нам на пользу. Если же это будет иначе, то либо все дело развалится, либо оно осуществится, но мы сами будем не рады тому, что наши желания исполнились (наверное, каждый может припомнить что-нибудь такое из своей жизни).
Ну, и когда не такие глобальные потрясения могут нас ожидать, а просто какие-то неприятности в личной жизни, то тоже не надо никогда ничего бояться. Потому что бояться надо только греха, т.е. только того, чтобы отпасть от Бога, потому что вот это фатально, если мы, конечно, не покаемся. А если у нас просто что-то отнимут, чего-то мы не получим, мы окажемся в каких-то более неудобных условиях, — то если мы это воспримем со смирением, если это по воле Божией произошло, то тогда от этого нам может быть только польза. И не надо смущаться, что сейчас мы не видим, какая это может быть польза. Мы вообще мало что видим, особенно что касается нашей пользы. В основном мы хотим какого-нибудь вреда для себя, и вот это мы хорошо видим; а вот на пользу у нас зрение плохое. Поэтому надо просто доверять Богу и не стараться все увидеть и понять, а стараться просто правильно жить, и тогда, конечно, мы не останемся без благодати Святого Духа, которую Господь даровал нам всем в Таинстве Миропомазания, и от которой мы не отпадаем, если мы продолжаем иметь общение с Церковью, причащаемся и каемся, исповедуемся, и если мы стараемся внутренне не отпадать от памяти Божией и все время молиться. И тогда, конечно, если мы призываем Святого Духа, то Он обязательно и приидет к нам. Аминь.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment