Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Category:

канонический статус м.Валентина

меня попросили дать справку.

к проблеме разрыва между РПЦЗ и м.Валентином (РПАЦ) в 1995 году определилось три подхода:

1. официальная позиция Синода РПЦЗ,
2. позиция вл. Григория Граббе, которая сразу же стала и официальной позицией Суздаля,
3. подход мой, который был изложен в декабре 2000 года в конфиденциальном письме на имя м.Валентина.

Официальная позиция Синода РПЦЗ известна. Если очень кратко, то она состоит в том, что любую церковную власть имеет право забрать обратно тот, кто ее дал (при этом считается, что это не Господь Бог, а какая-нибудь церковно-бюрократическая инстанция). хиротония епископа Валентина состоялась, согласно этой точке зрения, на основании постановления Синода РПЦЗ. следовательно, такого же постановления достаточно, чтобы запретить его в священнослужении или даже вовсе лишить сана (тем более -- с запасом -- достаточно для такой процедуры архиерейского собора РПЦЗ).

Вл. Григорий Граббе выставил не принципиальные возражения против такой позиции, а только технические: не отрицая в принципе возможность церковного суда над м.В. со стороны архиереев РПЦЗ, он только указал, что при этом должна соблюдаться определенная канонами судебная процедура. Поскольку такая процедура не соблюдалась, все решения архиереев РПЦЗ относительно м.В. нужно вменять яко не бывшие.

Если принимать исходные посылки, общие и для Синода РПЦЗ, и для вл. Григория Граббе, то, на мой взгляд, вл. Григорий рассуждал совершенно правильно. Однако, его рассуждения имеют два существенных дефекта:

1. они психологически неубедительны (разумеется, я имею в виду неубедительность только для тех, кто не был согласен с выводом вл. Григория заранее, то есть и без всяких рассуждений),

2. они основаны на неканоничном фундаменте.

Оба моих возражения вл.Григорию тесно связаны друг с другом и кратко изложены в том самом Приложении к конфиденциальному письму 2000 года. В связи с последними событиями в РПАЦ я счел за благо предать этот текст гласности, опубликовав его как Приложение к моему письму в Архиерейский Синод РПАЦ от 20 сентября 2005 года.

Суть сказанного там заключается в следующем:

Да, архиереи РПЦЗ грубо нарушили каноны. Но это не означает, что действия их являются шарлатанскими. Вместо канонов они руководствовались "обычным правом", которое РПЦЗ унаследовала от дореволюционной Российской церкви синодального периода. Там все вообще решения относительно клириков любого уровня принимались только на основании бюрократических процедур и при полном игнорировании канонов (надо сказать, что то же самое мы имеем и в РПЦ МП). Если бы вл. Григорий Граббе знал бы хоть один пример другого (а именно, канонического) способа решения дел в РПЦЗ или хотя бы до революции, то он бы, несомненно, его припомнил. Но мы вполне можем доверять его памяти и эрудиции: таких случаев не было. Поэтому доводы вл. Григория неубедительны психологически (он позиционирует как величайшее беззаконие нечто такое, с чем сам мирился всю жизнь, да в чем и спокойно участвовал при случае) и основаны на неканоничном фундаменте (т. к. не содержат никакой оценки "обычного права", но основании которого было принято оспариваемое вл. Григорием решение архиереев РПЦЗ).

Моя позиция, изложенная в том же письме, заключалась в том, что всякое "обычное право" вместо канонов -- это то же самое, что законы шариата вместо Конституции РФ в Чечне. Поэтому мы не должны оглядываться на обычаи РПЦЗ и дореволюционной Российской церкви, а решать лишь на основании догматов и канонов. В случае явных противоречий между "обычным правом" и канонами нужно всегда принимать сторону канонов.

Тогда возвращаемся к конфликту между епископом Валентином Суздальским и Синодом РПЦЗ в 1995 году.

Тут разговор о каноничности судебных процедур обрывается, не успев начаться. Ведь всякий такой разговор подразумевает, в первую очередь, выяснение правомочности данной судебной инстанции применительно к решению разбираемого вопроса. Но внутри РПЦЗ не было и быть не могло вообще никакой инстанции -- судебной или какой-то иной, -- которой м.В. был бы обязан подчиняться в обязательном порядке, а не по собственной воле.

Дело в том, что "шариатский" принцип распределения церковной власти "кто дал, тот и взял" должен уступить место каноническому. Тогда приходится вспомнить о тех канонах, которые устанавливают правила взаимной субординации между архиереями.

Все эти каноны о юрисдикции церковного суда разных инстанций (главный из них -- Втор. 6) безусловно настаивают на том, что архиерея могут судить только епископы его церковной области (в качестве суда первой инстанции), либо его поместной церкви (в качестве суда высшей инстанции); в частном случае, не оговоренном в канонах специально, но утвержденном в Церковном Предании авторитетными прецедентами, в качестве суда еще более высокой инстанции возможен суд Вселенского собора или эквивалентной заочной процедуры.

отсюда видно, что власть над архиереем могут иметь лишь такие епископы, которые удовлетворяют одновременно двум условиям:

1. они являются епископами одной и той же поместной церкви (для суда первой инстанции -- церковной области, т.е. митрополичьего округа более поздней византийской церковной организации),

2. и эта поместная церковь -- та же самая, к которой принадлежит тот архиерей, о котором мы говорим.

Что касается первого условия, то РПЦЗ вообще не является поместной церковью, так как она изначально была создана и всегда существовала как временная церковная организация (об этом недвусмысленно сказано и в Положении о РПЦЗ, где время ее существования ограничивается до падения безбожной власти в России). Если бы временные церковные организации могли иметь такие же права, как и постоянные (т.е. поместные), то они бы не были временными. Но это, разумеется, не так. Поэтому временные церковные организации могут создаваться только на добровольной основе (и по этой же причине знаменитый Указ № 362 не предусматривал никаких санкций архиереям за отказ устанавливать общение с другими архиереями в условиях разрушения епархиальной структуры поместной церкви). А поэтому и судебной власти -- в каноническом смысле этого слова -- они не могут иметь. Конечно, если вина архиерея очевидна (как, например, в случае женившегося архиепископа РПЦЗ Нафанаила), то ему приходится признать даже и антиканонично вынесенный, но справедливый по сути вердикт. Но если вина -- пусть даже совершенно реальная -- неочевидна, то архиерей может не подчиниться церковному суду своей временной церковной организации. Этим и плохи все вообще временные церковные организации: если их вовремя не закрыть, перейдя к организациям постоянным (поместным церквам), то они начинают плодить расколы и поощрять всякий церковный аферизм.

Впрочем, это общая проблема всех ИПЦ, и я не буду о ней говорить подробно, т.к. не она выходит на первый план в случае м.В.

В случае м.В. на первый план выходит п.2 моих возражений вл. Григорию Граббе. Этот пункт может быть рассмотрен даже и в том случае, если мы (условно) согласимся считать РПЦЗ вполне каноничной поместной церковью.

разбирая всякие спорные ситуации, суды должны исходить из законов, а не из того, что действующие лица этих ситуаций знали о законах. например, незнание закона не является смягчающим обстоятельством для тех, кто его нарушил, а также не является и отягчающим обстоятельством (например, если человек думал, что совершает что-то противозаконное, а оказалось, что он все же ничего из законов не нарушил).

поэтому, глядя на события 1990-95 гг. между РПЦЗ и российскими архиереями, нужно полностью абстрагироваться от того, кто и что именно тогда думал, говорил и писал. нет никакого канона, который бы обязывал нас придавать этому хоть какое-то значение. будем поэтому смотреть только на то, кто и что именно делал, и оценивать это в соответствии с канонами.

а было сделано вот что.

рукоположив епископа Суздальского, архиереи РПЦЗ рукоположили епископа заведомо за пределами своей церковной области, даже если бы таковая у них была (у них ее не было, но у них была область, определенная для их временной церковной организации, и эта область, как явствует из Положения об РПЦЗ и самого названия этой организации, ограничивалась зарубежьем).

канонами такой поступок не запрещается, но канонами не регламентируются последующие отношения между таким епископом и рукоположившими его архиереями. реально они будут зависеть от того, куда же именно был рукоположен такой епископ.

принципиально различаются два случая:

1. епископ рукополагается для другой церкви, где есть свой епископат,
2. епископ рукополагается для другой церкви, которая не имеет (лишилась) своего епископата.

в первом случае рукоположение канонично лишь с согласия (не обязательно участия, но хотя бы согласия) этого епископата. во втором случае достаточно согласия лишь той общины (или той группы общин), которая попросила о его рукоположении.

в России в 1991 г. не было своего епископата, хотя и был один епископ (еп. Лазарь), которого признавали некоторые из церковных общин. одни признавали, а другие -- не признавали, будучи, однако, вполне православными общинами, либо сохранявшими преемство с Катакомбной церковью, либо успевшие вступить в общение с РПЦЗ (как община самого будущего еп. Валентина).

в такой ситуации можно было рукополагать российского архиерея для тех общин, которые просили о таком рукоположении. эти же общины могли (по своему желанию) быть или не быть в общении с общинами еп. Лазаря и входить с еп. Лазарем в одну временную церковную организацию (как оно и было на самом деле: поэтому для хиротонии еп. Валентина было естественно получить и согласие еп. Лазаря).

таким образом, епископы Лазарь и Валентин составили епископат если и не поместной Российской церкви, то, по крайней мере, временной церковной организации. на том этапе (в 1991 г.) они предпочитали держаться одной временной церковной организации с РПЦЗ. это было их правом, но не было их обязанностью. их обязанностью было содействовать возрождению каноничной церковной организации Российской поместной церкви, а о судьбе зарубежья должны были думать не они.

позднее российские архиереи пересмотрели свое отношение к зарубежному Синоду. для оценки канонических последствий этого шага (точнее, целого ряда шагов, совершавшихся российскими архиереями против воли Синода РПЦЗ) совершенно не следует углубляться в вопрос о том, насколько российские архиереи были в этом правы. можно предположить (условно) даже и то, что они были всегда и во всем неправы. канонически это ничего не меняет.

канонически важно лишь то, что все их подчинение или просто согласование действий с Синодом РПЦЗ не имело обязательного (с канонической точки зрения) характера. поэтому, даже поступая неправильно с точки зрения практической церковной пользы, они бы не могли нарушить каноны, когда отказывались подчиняться Синоду РПЦЗ.

таким образом, на мой взгляд, ошибкой м.В. является его слабость и компромиссное поведение на Лесненском соборе 1994 года -- когда уже было понятно, что с Синодом РПЦЗ каши не сваришь. в идеале, м.В. следовало бы занять тогда по отношению к Синоду РПЦЗ активную обличительную позицию, на основе которой можно было бы вскоре еще и довольно резко вмешаться во внутренние дела РПЦЗ и предотвратить хотя бы частично нынешние униональные процессы. но к такому повороту дела был неготов не только сам м.В., но даже и вл. Григорий Граббе. поэтому такой сценарий не был обеспечен кадрами.

что касается моей оценки нынешнего положения м.В., то она состоит в следующем. с точки зрения "сакраментальной", не изменилось ничего: он остается Первоиерархом РПАЦ. те его публичные высказывания, в которых можно усмотреть признаки ереси, относятся к такой области, где пока что -- согласно признававшимися всеми в РПАЦ постановлениями ее Синода от 2001 года (и, что гораздо важнее, согласно духу соглашения между архимандритом Давидом и патриархом Тихоном в 1921 г.) -- мы отказываемся от окончательного суда над людьми и от взаимных обвинений. Если сам м.В. решил вдруг нарушить эти собственные постановления, то это его личный грех, но все же не основание для того, чтобы считать его еретиком.

однако, каноническое его положение таково, что его следовало бы предать церковному суду (основания для этого изложены мною в упомянутом выше письме от 20 сентября 2005 г.). поскольку и РПАЦ, как и РПЦЗ, не имеет статуса поместной церкви, то практически такая процедура малореальна. вместо этого остается другая процедура, которая в ИПЦ иногда становится успешным суррогатом церковного суда, и которая не нарушает канонов: добровольный уход на покой. эту процедуру, чтобы она не стала для РПАЦ катастрофической, не следует форсировать. пока что можно сказать, что м.В. постепенно "зреет", накапливая все больше оснований для такого решения. практически мы уже видим, что за прошедшие с начала сентября 2005 года семь месяцев м.В. едва лишь способен принимать участие в каких-то символических актах (главным образом, богослужениях), но как администратор он функционировать перестал. если от него и можно ожидать каких-то спорадических всплесков административной активности, то уже и сейчас ясно, что к систематической административной работе он более не вернется.

с канонической точки зрения, в положении м.В. изменилось очень многое: приняв неканоничные церковные решения, он не просто совершил какие-то бессмысленные и не имеющие административных последствий поступки, но и заблокировал свои нормальные каналы осуществления административных полномочий. сейчас еще не пришло время для публикации полного канонического анализа административной ситуации в РПАЦ, но достаточно пока что сказать, что м.В. своим пренебрежением к каноническим правилам церковного управления сам себя от церковного управления отстранил, так что для него лично остается только одно: признать этот факт de jure. но, повторим, время для этого еще не пришло.

итак, пока что м.В. -- de jure и сакраментально глава временной церковной организации, а de facto -- лишенный административных полномочий пенсионер.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 38 comments

Recent Posts from This Journal