Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Categories:

психиатрия-4

относительная алетическая модальность (ее утрата) как предпосылка психоза.

найдя правдоподобное решение для психиатрической проблемы, было нужно посмотреть, как оно вписывается во все наши штуки с модальными логиками. это привело -- естественно, к новым проблемам. возможно, в моей неизданной книге "про агиографию" есть серьезная теоретическая ошибка. а если не ошибка, то недоработка. а, скорее всего, то и другое. но будем решать проблемы последовательно.

итак (резюме предыдущей серии), предпосылкой психоза является синдром диффузной идентичности, т.е. расщепление субъект-объектных репрезентаций. именно расщепление (а не сам психоз!) вызывается бейтсонианским double bind.

логически это описывается, как написал веселый, но весьма акривистичный Вадик Руднев, как разрешение парадокса Рассела параноиком Витгенштейном: отрицается расселовское понятие логических уровней. тогда, напр., расселовский "парадокс лжеца" превращается в double bind: лжец говорит, что он не говорит правду = некто говорит правду + тот же самый некто говорит неправду.

интерпретируем это (переход "от Рассела к Витгенштейну") в терминах модальных логик.

логика Витгенштейна -- черно-белая (правда, в "ЛФТ" подпущена мистика ссылкой на то, что есть еще нечто, о чем говорить нельзя, и поэтому мы не будем об этом говорить, но в пределах ЛФТ всё очень черно-бело). такая черно-белость вполне соответствует обычной, т.е. абсолютной, алетической логике (первой из модальных логик, разработанной еще Аристотелем): она работает с операторами "возможно", "необходимо", "невозможно". конечно, это все равно модальная логика, где, напр., не действует принцип исключенного третьего, но она бинарна в том смысле, что ее "возможно" означает только либо "возможно А", либо "возможно не-А".

Рассел вводит "логические уровни" (в иной терминологии их можно назвать "контекстами"). тогда, скажем, пропозиции первого уровня "А (или возможно, или необходимо, или невозможно)" может соответствовать пропозиция второго уровня, в которой эти слова вкладываются в уста лжецу (или, наоборот, очень правдивому человеку). тогда, во-первых, все "необходимо" или "невозможно" первого уровня станут для нас вариантами "возможно", и, во-вторых, учет второго уровня приведет к категориям "более возможно (вероятно)" и "менее возможно (вероятно)". это уже не логические операторы, а несводимые к ним бинарные отношения. т.е. мы перешли от абсолютной модальной логики (алетической) к относительной модальной логике (тоже алетической).

невозможность расселовской логики при синдроме диффузной идентичности подтверждает наш общий тезис об исчезновении способности мыслить в категориях относительных модальных логик при пограничных расстройствах. клинически это давно замечено теми, кто обозвал мир пограничного расстройства "черно-белым".

но теперь еще несколько интересных следствий:

1. для психологии младенческого возраста и для детского языка этого периода (до 5 лет, если по Кернбергу; кляйнианцы давали только 1 год, но были неправы; речь идет о периоде формирования интегрированной структуры Self, т.е. преодоления той первоначальной расщепленности, которая присуща младенцу изначально): они в целом аналогичны особенностям архаичного мышления и языков соотв. народов, так что см. п. 2.

2. для психологии и лингвистики всяких примитивных племен: психотическая симптоматика среди этих племен ровно настолько же распространена, насколько и для всех прочих народов (1% от популяции), но в архаичном обществе она не считается болезнью: статус галлюцинации (например) одинаковый со статусом любого другого наблюдения, и поэтому бред и галлюцинация не могут выделить их носителя в качестве "больного" (он будет просто особенным человеком, шаманом, м.б.). т.е. мы имеем дело с таким обществом, где социально-обусловленное пониятие психиатрической нормы включает даже психозы. об этом (чуть другими словами) писали и раньше меня. а вот о чем не писали: нормальное для этого общества мышление не только допускает психотическую симптоматику, но и исключает относительные модальные логики. это видно из так наз. "первобытных классификаций", впервые интерпретированных Кассирером: теоретически, для такого мышления всё изморофно всему. иерархии и классификации в нем существуют, но не на "теоретическом" основании, а на практическом. это выражается и в структуре языка. подробности см. в Лакофф, Женщины, огонь и опасные вещи. в терминах Рассела можно было бы сказать, что все классификации тут как бы горизонтальные, а не вертикальные, принадлежат одному (первому) логическому уровню: определенная порода зеленых попугаев попадает в один класс с определенным племенем южноамериканских индейцев, т.к. эти индейцы считают себя этими попугаями, а внешние отличия от попугаев для них "нефонологичны" ("акцидентальны") -- ведь главное -- это что в душе...

3. еще разные выводы для психологии групп (масс) и так наз. "простых людей" (но не "примитивных" в антропологич. смысле слова): напр., привычка не интересоваться и поэтому не запоминать источник сведений (фамилию автора) вытекает из привычки доверять всем пропозициям одинаково, не учитывая "второго логического уровня". это привычка глубоко инфантильная, то есть соответствующая возрасту до 5 лет (для нормального ребенка).

но какие выводы всё это дает для макро- и микроструктур возможных миров здорового и больного человека? об этом в следующей серии.
верен ли мой вывод (в "агиографии") о том, что относительная алетическая модальность не может участвовать в сюжетообразовании нарратива? (вот этого я сейчас и не могу понять; так что придется писать в ЖЖ и пытаться понять самого себя :-)
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments