Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

психиатрия--5

сравнительная алетическая модальность и прочие модальные логики.

в этой серии -- про возможные миры психического расстройства и художественной литературы.


подумавши, я решил, что мой прежний вывод о невозможности для сравнительной алетической модальности (ниже будем ее обозначать Al-B) стать сюжетообразующей верен, но относительно самой этой модальности нужно важное уточнение. и -- самый главный из новых выводов: макроструктуру возможных миров нужно также описывать в терминах модальных логик!!! вот тут, кстати, заиграет и Al-B.

итак, цитата из "агиографии":

Сравнительная алетическая логика не принимает участия в сюжетообразовании по аналогичной причине: она также не допускается принципом периферийности.
Ее категории - "более вероятно", "менее вероятно", "одинаково вероятно" - доступны лишь в результате аналитических процедур и не могут быть представлены в развитии сюжета. Сюжет занимается только "процедурами измерения", а не оценкой сравнительной вероятности различных исходов измерений. Но результаты процедур измерения описываются эпистемической модальной логикой, причем, абсолютной, а не сравнительной. Сюжетообразующее значение имеют факты, но не такие сравнения разных прогнозов относительно серии альтернативных фактов, проверить которые так никогда не удастся. Если же сюжет устроен так, что прогноз в нем проходит проверку экспериментом, то результатом такой проверки становится приобретение нового знания, что и является сюжетным ходом EpA+.
(EpA -- абсолютная эпистемическая модальная логика).

упомянутое выше "важное уточнение" состоит в следующем: в общем случае нужно говорить не о "вероятности" (бинарных отношениях типа "более вероятно", "менее вероятно"), а о "неопределенности" или "нечеткости" (fuzziness). В "нечеткости" может быть собственно вероятностный компонент, связанный со статистической природой каких-то явлений, но может быть еще и онтологическая неопределенность вроде принципа Гейзенберга, по отношению к которой перевод на язык вероятностей будет всего лишь "вероятностной интерпретацией" процесса, не пимеющего стохастического характера. тогда сюжет -- это всегда процесс измерений, только "коллапс волновой функции", тогда как сама "волновая функция" -- это уже макрохарактеристика данного возможного мира.

в общем случае, возможный мир данного нарратива представляет собой не то, о чем написал в 1963 г. Крипке и затем взяли на вооружение все логики текста, начиная с Долежела, а нечто иное (о чем я написал в "агиографии"): у Крипке был один "наш", "реальный", "абсолютный" возможный мир, а все остальные были воображаемые. а у меня -- миры Fuzzy Kripke: нет ни одного мира, который мог бы быть полностью воображаемым, но также нет и ни одного мира, который мог бы быть полностью реальным; иными словами -- "зависимость мира от способа наблюдения" и прочий Копенгаген Нильса Бора.

это значит, что в ситуации не произведенного "измерения", наличие каких-то фактов определяется не только логикой Аl-A (необходимо--невозможно--возможно), но и логикой Al-B ("более возможно", "менее возможно", а точнее тут речь о нечеткости, что я более подробно описал в главе о FK-мирах).

теперь рассмотрим сначала, как это выглядит в художественной литературе, а потом, как это выглядит в психиатрии.

1. в художественной литературе

1. рассмотрим сюжет примитивного детектива. в онтологии там нет ничего fuzzy, а работает только одна эпистемическая модальность: что-то было неясно, были варианты, которые в итоге свелись к одному -- к тому, "как все было на самом деле". пока это не произошло, читателю предлагаются разные "версии" событий. эти следственные версии -- не являются сюжетом (микроструктурой возможного мира), но являются характеристикой его макроструктуры. они нужны для того, чтобы дать сюжету осуществиться, т.е. дать сработать эпистемической модальности.

2. рассмотрим сюжет "Бесов". он существует в двух разных вариантах, существенно отличающихся в образе главного героя -- Ставрогина: один -- без главы "У Тихона" (это, видимо, и окончательная авторская воля, но нас мнение автора не волнует), другой -- с главой "У Тихона". в макроструктуре возможного мира "Бесов" Al-B задействуется многократно, но не в области "выбора" между двумя "версиями" Ставрогина.

3. теперь прочитаем текст "Бесов" так, как его читают продвинутые поклонники Достоевского образца начала 20 в. и позднее: тут будет мир Fuzzy Kripke с обоими Ставрогиными сразу. и это хорошо.

4. теперь прочитаем, как это и сделали русские формалисты, все пять главных романов Достоевского как один гипертекст ("Житие великого грешника" -- как сам Д. назвал свой замысел в 1870 г.). это, заметим, корректно по отношению к авторскому замыслу, т.к., начиная с "Идиота", Достоевский писал не отдельные романы, а один и тот же роман про одно и то же, причем, этот роман он так и считал недописанным (он готовил продолжение БК). -- тут мы уже получим в лучшем виде возможный мир Fuzzy Kripke (где, вдобавок, герои имеют одновременно разные имена и разные биографии).

такие монументальные замыслы напоминают то, что я назвал "агиографической программой" (общая структура возможного мира, в которой реализовывались десятки взаимосвязанных агиографич. легенд в течение неск. столетий).

5. теперь рассмотрим пост-модернистский сюжет, который Руднев трактует как пример "шизофренического дискурса": какой-то (забыл, не читал и не собираюсь) рассказ Акутагавы, где три совершенно разных версии событий (сюжета) -- от имени самурая, его жены и разбойника. все одинаково реальны, хотя и несовместимы формально-логически.

даже и в этом случае Al-B не переходит в сюжет, а она лишь отвечает за возможность подобного "тройного" сюжета: вместо обычного для одного сюжета единичного "измерения" (коллапса волновой функции) -- тут их три. но каждый сюжет в отдельности -- вполне себе обычный.

2. в психиатрии

синдром диффузной идентичности отрубает восприятие всех относительных модальностей -- и Al-B в том числе. это влияет на макроструктуру возможного мира нашей психической реальности. (в случае детей и австралийских аборигенов мы должны, по-видимому, говорить о СДИ как о недоразвитости мышления по сравнению со взрослым человеком; впрочем, это отдельный и важный вопрос: является ли первобытное мышление мышлением расщепленного Я, которое так и не стало интегрироваться, т.к. в его социальной среде ему хорошо и так).

а именно, утрачивается способность оценивать вероятности "исхода измерений" (точнее, теряется ощущение и понимание fuziness нашего мира), что приводит к тому, что всё резко делится на "необходимое" и "невозможное".

последствия этого:

1. нарушение тестирования реальности в классической форме (бред, псевдогаллюцинации, галлюцинации): если в мире, в котором заведомо не может быть ничего абсолютно необходимого и абсолютно невозможного, появляется и то, и другое, то критерии могут быть только произвольными. следовательно, теряется возможность корректного различения между думаемым или воображаемым и воспринимаемым извне.

2. нарушение понимания причинности (тут надо будет отдельно додумать про ST-логики, которые и ведают этой причинностью): возникает одно из двух состояний (или чередование обоих): абсолютной детерминированности всех событий и абсолютной их бессвязности.

абсолютная детерминированность -- это паранойя. она же, по-моему, в первобытном мышлении, где всё отвечает за всё (это надо будет лучше обдумать и обчитать).

абсолютная недетерминированность -- это непонимание связи явлений даже тогда, когда она интеллектуально осознается. напр., пограничник или психотик легко может знать, что нарушение каких-то правил создаст ему непереносимые проблемы, но, тем не менее, он нарушит их почти или совсем без колебания -- т.к. это его знание о будущем отвлеченное, а знание "здесь и сейчас" -- реальное. кажется, это тоже наличествует у туземцев: их особая "беззаботность", "легкомыслие" и т.п., отмечавшиеся белыми.

при пограничном расстройстве сохраняется восприятие пространства и времени только как "здесь и сейчас", т.е. утрачивается восприятие сравнительных спатиотемпоральных модальностей (здесь--там--ни там ни здесь). остается восприятие абсолютных ST модальностей (всегда/везде--никогда/нигде--иногда/кое-где), которое приводит к восприятию "здесь и сейчас" не как одного из возможных (и отличающихся через сравнительные модальности) "иногда/кое-где", а либо как "всегда/везде", либо как "никогда/нигде". первое -- паранойя, второе -- исключение из всех причинно-следственных связей.

интересно, что расстройство, противоположное паранойе, в психиатрии не получило особого названия. оно получало разные названия ad hoc, напр., в экстремальной педагогике -- синдром полевого поведения (хотя термин "полевое поведение" был введен Куртом Левиным не для этого).

--------

о чем думать дальше:

1. первобытное мышление в связи с СДИ (точнее, с отсутствием процесса интегрирования Self; или прямо Ego?).

2. спатиотемпоральные логики: в первой из них, логике времени Прайора, был абсолютный детерминизм. потом стали разрабатывать разные логики, чтобы детерминизма избежать. за счет ли того, что, хотя бы неявно, вводились сравнительные модальности? тут бы хорошо, чтобы специалист глянул. современные статьи о логиках времени-пространства -- жуткие (одно достоинство, что в сети висят). библиографией могу снабдить.

вопрос к знающим:

есть ли литература по психоаналитич. изучению первобытных племен? (Маргарет Мид и Бейтсона не предлагать. это не то. лучше бы вообще что-то после 1950-х). пока что я знаю, что их изучали на предмет шизофрении, и нашли вполне обычными. но мне бы хотелось, чтобы на них посмотрели с кляйнианских или пост-кляйнианских позиций.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment