Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Categories:

Брестская уния и РПЦЗ: исторические параллели

сейчас редактирую свою небольшую книжку об истории русской христианской традиции, которая, иншаАлла, выйдет когда-нибудь (это на основе главы Russian Christianity, но с большими отличиями от англ. текста). сегодня дошел до раздела о заключении Брестской унии. (текст был написан в 2003 г., когда тема еще не была так разительно актуальна).

К 1595 году все семь епископов Юго-Западной Руси были готовы к тому, чтобы принять унию с Римско-католической церковью — церковью большей части польско-литовской аристократии и короля. Единственное, что требовало обсуждения, — точные условия объединения. Что касалось догматических расхождений, то в проуниатской партии им не придавали большого значения. Что касалось обрядовых различий, то они допускались постановлением Флорентийского собора (1439).
Однако после Тридентского собора (1545—1563) Римско-католическая церковь не была заинтересована в том, чтобы предоставлять кому бы то ни было право административной автономии. Поэтому можно назвать дипломатической победой православных сторонников унии то, что им удалось убедить Римскую курию в необходимости установления в Речи Посполитой параллельной католической иерархии греческого обряда, которая была бы независимой от местных латинских епископов. В 1595 году дипломатические усилия епископов были направлены на то, чтобы, с одной стороны, обеспечить будущей униатской организации как можно более высокую степень автономии, и, с другой стороны, убедить православную аристократию принять унию. Среди знати главным противником унии был князь Константин Острожский.
К лету 1595 года между епископами и мирянами разгорается такой острый конфликт, что Константинопольский патриарх Иеремия Транос обращается напрямую к мирянам, минуя епископов. Патриарх посылает в Яссы (Румыния) своего экзарха Никифора, который созывает собор из шести епископов, в том числе митрополитов Молдовлахийского (Румыния) и Угровлахийского (Венгрия). Этот собор 17 августа 1595 года издает грамоту, в которой обращается к «знатным и простым людям», находящимся «под властью польского короля», с указанием не подчиняться их местным епископам. Последним же предписывается немедленно представить патриарху покаянные акты — в противном же случае они будут извергнуты из сана, а миряне получат право выдвинуть своих кандидатов на освободившиеся епископские кафедры (WELYKYJ 1970, 120–121, документ № 69). Епископы оказались не только на грани потери сана, но и под угрозой отлучения от Церкви. Само собой разумеется, что как частные лица они бы уже не смогли повлиять на решение вопроса об унии с Римом.
Издание этого акта было невозможно скрыть от Римской курии, и поэтому епископы оказались в ситуации, когда их положение на переговорах с Римом сильно пошатнулось. Нужно было действовать без промедления и соглашаться теперь уже на едва ли не любые условия. Поэтому двое из западнорусских епископов отправляются в Рим как полномочные представители всего епископата Киевской митрополии. Итогом их пребывания в Риме с ноября 1595 года по март 1596 года становится принятие условий будущей унии без каких-либо гарантий равенства между католическими церквами разных обрядов — латинского и греческого. Уния устанавливается волей Римского папы, а вовсе не как результат переговоров двух сторон. Русские епископы даже не воспринимаются как «сторона». Будущая униатская церковь должна признать не только постановления Флорентийского, но также и Тридентского соборов. Кроме того, она должна быть готова к любым изменениям, в том числе к изменениям в обрядах, которые задумает внести папа. Единственное право, которое удалось отстоять епископам, — право избрания Киевского митрополита поместным собором, однако с последующим его утверждением Римским папой.
Князь Острожский, в свою очередь, активно противодействует унии. Значительная часть православной знати принимает его сторону. Князю Острожскому и его сторонникам удается внести раскол в проуниатскую партию: двое епископов отделяются от остальных, отказываясь поддержать унию. Их отказ от прежней позиции объясняется тем, что они находились в гораздо большей зависимости от местных магнатов, чем от короля. Примечательно, что Гедеон Балабан, епископ Львовский, который первым начал готовить свою епархию к унии, был одним из этих двух епископов. Князь Острожский приглашает в Речь Посполитую экзарха Никифора.
В октябре 1595 года в Бресте одновременно открываются два собора. Один из них проходит при участии пяти епископов и провозглашает унию с Римом. На другом председательствует экзарх Никифор. Этот собор отлучает униатов от Церкви, что становится началом православного сопротивления унии.
Вскоре Никифора обвиняют в шпионаже в пользу Турции и заключают под стражу. Он умирает в заключении в 1598 или 1599 году. Роль духовного лидера православного сопротивления переходит к Ивану Вишенскому.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment