Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Category:

еще некоторые русские отрывки

3.3. Родословие московских царей от кесаря Августа

Следующим шагом в развитии идеи Третьего Рима стало принятие Иваном IV титула "царя всея Руси" в 1547 году (его отец, Василий III, был еще только великим князем, но не царем, хотя и его, и даже его отца Ивана III именовали царем в некоторых полуофициальных документах их времени). Иван IV короновался в соответствии с обрядом коронации Византийских императоров.
Во вступительную статью чина венчания на царство Ивана IV было включено упоминание о родословии русских князей от кесаря Августа (точнее, от брата Августа легендарного Пруса). Впоследствии Иван Грозный ссылается на эту свою генеалогию в переписке со своими политическими противниками (князем Курбским и князем Александром Полубенским) и в составленной при нем официальной версии всемирной истории - летописном Лицевом своде (после 1568).
Это был еще один важный элемент идеологии Москвы как Третьего Рима. Непосредственно в чин венчания на царство он проник из Сказания о князьях Владимирских - документа XVI века (современного старцу Филофею), но, возможно, имевшего основу, восходящую к XV веку (см. особо ДМИТРИЕВА 1955, а также ЖИЛИНА 2001). Источником самого Сказания о князьях Владимирских в части генеалогии русских князей было Послание о Мономаховом венце бывшего митрополита Киевского Спиридона-Саввы (возможно, имя Саввы он получил в схиме). Именно Спиридон-Савва впервые возвел генеалогию московских великих князей к кесарю Августу.

3.4. Спиридон-Савва
Об этой выдающейся личности нужно сказать несколько слов. Митрополит Спиридон был поставлен в Константинополе для Великого княжества Литовского в 1476 году, победив двух других претендентов в результате каких-то интриг, но уже в 1482 был там низложен и даже заточен в результате других интриг. После этого он бежал на Москву (около 1483 г.) в тщетной надежде получить помощь от Ивана III. В Москве не был признан его митрополичий сан, и самого его заточили в Ферапонтовом монастыре в Заволжье, формально отлучив даже и от церковного общения. Однако в московских церковных и светских кругах митрополит сумел сыскать себе уважение в качестве образованного церковного писателя и, похоже, выдающегося интригана: по крайней мере, за свою "резвость" (выражение летописи) он получил прозвание "Сатана".
Послание о Мономаховом венце было написано им в конце жизни. Точные обстоятельства его появления, не исключая датировки (до или после 1503 года), и, самое главное, соотношение этого текста со Сказанием о князьях Владимирских до сих пор остаются дискуссионными. По авторитетному (но не бесспорному) мнению Р. П. Дмитриевой, Послание Спиридона было написано в 1510-е годы по запросу, скорее всего, Вассиана Патрикеева. По крайней мере, из самого Послания видно, что оно писалось в ответ на запрос какого-то очень важного лица. Также можно считать бесспорным, что в Послании отразилась идеология Тверского княжества XIV-XV веков, князья которого и еще тогда называли себя царями. Возможно, генеалогия русских князей от кесаря Августа первоначально содержалась в каких-то документах, созданных в Тверском княжестве. Спиридон делает центральной роль именно этого княжества, а не Москвы, в собирании Руси после татарского ига. Это связывают еще и с тверским происхождением самого Спиридона.
Как бы то ни было, именно Спиридон впервые вводит мотив генеалогии московских князей от кесаря Августа, соединяя его с уже существовавшими к тому времени идеологическими символами преемства с Византией - шапкой Мономаха и титулом царя (а не князя).
Даже если не принимать гипотезу о связи идеологии Послания о Мономаховом венце с кругом нестяжателей и лично с Вассианом Патрикеевым, нет никаких оснований думать, будто Спиридон хотел усилить своим посланием идеологию автаркии Москвы и ее церковного сепаратизма. Напротив, все его послание как раз только через преемство с Византией обосновывает право на царство Московского государя. К тому же, даже и это преемство оказывается опосредованным через Тверь, что для московской идеологии XVI века было уж совсем неприемлемым. Наконец, Спиридон никогда не отказывался от своего митрополичьего сана и до конца жизни именовал себя митрополитом Киевским - что уже, само по себе, исключало всякие компромиссы с церковной идеологией Москвы. Москва не оставалась в долгу. Московский митрополит Симон (1495-1511) в утвержденном им тексте архиерейской присяги (см. о ней ниже, гл. II, раздел 4) упоминает Спиридона в числе лиц, находящихся вне общения церковного.
Итак, ко времени составления Сказания о князьях Владимирских, не говоря уж о правлении Ивана Грозного, смысл мифической генеалогии московских князей от кесаря Августа радикально изменился. Еще у Спиридона с ее помощью право московского князя именоваться царем обусловливалось исключительно его зависимостью и вторичностью от Византии. Но в более поздних московских памятниках та же самая генеалогия укрепляла мысль о равенстве "Третьего" и Нового Рима и, следовательно, о замене одного другим.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 46 comments