Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Category:

продолжаем

на св. Серафима Саровского, в ней же и о том, что хорошо бы всех детей постричь в монахи (если нельзя всех, то хотя бы тех, кого можно):


Слово в день памяти преподобного Серафима Саровского
19.07/1.08.2002
Св. Серафим — один из русских святых последних двух веков, который ясно говорил о цели христианской жизни — стяжании Духа Святого. Он стал одним из отцов возобновителей русского монашества, основав Дивеевскую женскую обитель. Для монашеского жития не обязательны ни официальный монастырь, ни постриг. Почему хорошо принимать монашество в молодые годы. Мнение, что в миру нельзя жить по-монашески, — душевредное и богохульное заблуждение.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.
Сегодня мы совершаем память иже во святых отца нашего преподобного Серафима Саровского. Почему этот святой особенно почитаем? Чем в особенности он важен для своего и еще больше для нашего времени?
Может быть, в России за последние два века было только двое таких святых — Серафим Саровский и Иоанн Кронштадтский, — которые явили народу, всем, имеющим очи видеть, что такое цель христианской жизни. Цель христианской жизни — это никакое не «религиозно-нравственное совершенство» или «совершенствование», как писали в учебниках XIX века разные священники и профессора, сами не умея толком объяснить, что это значит, и какие святые отцы об этом говорили (понятно, что никакие святые отцы об этом никогда не говорили, а все это было списано с разных западных еретиков), а эта цель — стяжание Святого Духа, как говорил святой Серафим, или, как говорили греческие святые отцы, обожение, т.е. чтобы человек стал Богом. «Бог стал человеком, чтобы человек стал Богом». Именно это в ответ на вопрос о цели христианской жизни явил святой Серафим Мотовилову, своему близкому ученику, когда св. Серафим просиял тем же самым светом, которым Господь просиял на Фаворе пред своими учениками. И подобно тому, как Господь сделал на Фаворе так, что и ученики просияли этим светом (потому что иначе они не могли бы и увидеть этот свет), так и святой Серафим, помолившись, сделал, чтобы и Мотовилов просиял этим светом, потому что иначе Мотовилов не смог бы увидеть этот свет. И вот, в годы всеобщей тьмы, которая называла себя православием, а на самом деле была лютым злославием, просиял такой светоч, как святой Серафим, и очень многие о нем узнали еще при его жизни, а еще больше после его смерти, хотя не без труда почитание его памяти прокладывало себе дорогу; мы знаем, что канонизировать, прославить во святых открыто его удалось лишь в 1903 году, когда и были обретены его мощи, — и как раз память этого дня мы и совершаем сегодня. В январе мы празднуем память св. Серафима в день его кончины, а сегодня — в день его прославления, бывшего в 1903 году, когда Государь император Николай с семейством прибыл в Саров, и были торжественно открыты мощи преподобного Серафима. Вот это самое главное, что о св. Серафиме надо знать, и то, что о нем больше всего известно.
Но почти столь же важно и нужно знать, что он был одним из отцов-возобновителей русского монашества, но не мужского, а женского. Потому что на жизнь мужского монастыря, весьма благоустроенного и хорошего, одного из лучших в России, — Саровского, где подвизался св. Серафим, он особо не повлиял, разве что тогда, когда там обрели его мощи, и это место стало местом особого почитания святого. А при жизни, да и после смерти, в ближайшие даже не годы, а десятилетия, он не повлиял на жизнь этого монастыря. Но зато он создал Дивеевскую обитель, на основе уже имевшейся женской обители, основанной святой матерью Александрой Мельгуновой, и постепенно эта обитель разрослась. Мы обычно считаем, что чтобы создать монастырь, надо получить какие-то бумаги от церковного начальства и дальше официально кого-то постригать в монашество, и тогда вот будет монастырь. Ничего подобного. Дивеевская обитель получила официальный статус монастыря через 70 лет после своего основания; т.е. уже сколько к тому времени поколений сменилось! И нельзя сказать, что это был худший монастырь; пожалуй, он был получше вообще всех женских монастырей, которые были в России. Но изначально монахинь там было считанное количество, а среди девиц, которых собирал св. Серафим, монахинь не было вообще ни одной, потому что некому было их постригать, и все они назывались по имени-отчеству: там, девица такая-то — по имени-отчеству. И только через 70 лет после создания первой из этих двух общин и через 30 лет после смерти св. Серафима Дивеевская обитель получила статус монастыря, и тоже после очень больших искушений. И это доказывает, что по-монашески можно жить не только без официально созданного монастыря, но даже и без монашеского пострига. Потому что ни одна из девиц, собранных в обитель св. Серафимом, по крайней мере, до 1860-х годов, т.е. и при его жизни, и в течение 30 лет после его смерти, монашеского пострига не имела. И сказать, что они были от этого худшими монахинями никто, наверное, не осмелится. Напротив, именно собор этих святых Дивеевских подвижниц, наша Церковь прославила не так давно, и память их совершается в июне.
Кроме того, Дивеевская обитель отличалась еще и тем, что в нее св. Серафим собрал одних девиц, которых он собирал, как и все вообще в этой обители делал, по особому откровению Божией Матери; телом он в Дивееве никогда не бывал, но все знал, где и что там находится, и по его указаниям, полученным им от Божией Матери, там все создавалось и устраивалось. Многие думают, что в монашество можно принимать людей только уже в зрелом возрасте. Конечно, это не основано ни на каких канонах и ни на каких святых отцах, но это заблуждение очень широко распространено среди православных христиан, среди духовенства, особенно белого, а также отчасти и черного. Но на самом деле, конечно, это не так. Потому что часто бывает, что уже в юности, лет с 15–16-ти, у человека определяется желание всецело посвятить себя «единому на потребу», и этому желанию ни в коем случае нельзя противоречить и подвергать его лишним искушениям. Наоборот, лучше поместить такого человека как бы в теплицу, уберечь его от некоторых искушений, пока он подрастет и окрепнет, а потом уже выпустить наружу. Вот, это выражение, что монах — это такой красивый цветок, который может вырасти только в теплице, — оно принадлежит другому святому XIX века, святителю Игнатию Брянчанинову. Во всяком случае, ясно, что если есть возможность создать какие-то условия для монашеской жизни людям и в таком весьма юном возрасте, надо стараться это делать, надо помогать людям уже в таком возрасте (конечно, не только женского пола, но и мужского) избирать монашескую стезю. И не надо бояться, что разум у многих в этом возрасте еще очень подвижен, и потом они могут сойти с выбранного пути. Во-первых, не у всех разум такой уж подвижный, потому что все равно в монашество идут такие единицы, которые вообще — люди особенные; у них и разум, может быть, какой-то особенный. А у которых разум все-таки подвижный, у тех можно его как-то зафиксировать при правильном руководстве; а если в юные годы человек, так сказать, никуда не залетит, то потом он уже обретет и прочность ума, если не сразу, то через несколько лет. Ну, а какой-то элемент риска, конечно, необходим, и такие дела, как мы хорошо знаем, никогда не делались так, чтобы все и всегда спасались. И среди девиц, собранных святым Серафимом, тоже, как мы знаем, некоторые не спаслись, как это было видно из одного откровения, данного одной из дивеевских подвижниц, Елене Мантуровой.
И об этом надо помнить и сегодня. У нас сегодня, может быть, и мало возможностей для того, чтобы создавать вот такие официальные монастыри, но вообще, не стоит об этом думать. Потому что, если есть воля Божия, то совершенно неважно, какая там у нас есть, так сказать, под нее «официальность». Также совершенно не надо смущаться тем, кто в миру живет по-монашески. Потому что только белое духовенство и вслед за ним некоторые миряне распространяют суеверие, будто в миру по-монашески жить нельзя, а надо либо постригаться и идти куда-то под начало, в официальный монастырь, либо жениться или выходить замуж. Об этом никакие святые отцы не писали. Это заблуждение, причем заблуждение крайне душевредное, крайне грубое и богохульное. И наконец, не надо бояться привлекать самых молодых к тому, чтобы жить по-монашески. Ведь именно в раннем возрасте люди бываю наиболее восприимчивы к идеалу; и мы знаем, что одна из лучших монахинь в обители, созданной св. Серафимом, схимонахиня Марфа (которую он сам тайно постриг незадолго до ее кончины, как он о том открыл дивеевским сестрам), начала свою подвижническую жизнь в 13 лет, а уже в 19 лет преставилась к Богу. Но это, конечно, был рекордно молодой возраст даже для дивеевских девиц, потому что они все изначально были немножко постарше.
И поэтому пример святого Серафима должен нас вдохновлять и сегодня, а самое главное, к св. Серафиму мы должны сейчас обращаться с молитвами, прежде всего, конечно, чтобы достигнуть цели христианской жизни, а также чтобы было у нас истинное монашество, чтобы Господь его даровал всем желающим, призвал на этот путь и укрепил их на этом пути, а наипаче тех, кто уже думает об этом в весьма юном возрасте. Аминь.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments