Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Category:

на Ильин день

почему хорошо бы всех истребить, но почему этого не происходит

Слово в день памяти св. пророка Божия Илии
20.07/2.08.2002
Пророк Илия в ветхозаветное время явил новозаветный образ жизни — девство и непрестанную внутреннюю молитву, — плодом чего стало видение Бога. Святые Тайны Христовы надо принимать не только телом, но и умом, а иначе они не послужат нам во спасение. Святые для окружающих грешников бывают испытанием и смиряют их. Народ в целом может смириться только через великие бедствия. Если мы не знаем никого из окружающих, кто стоял бы в истинной вере, это еще не значит, что никого нет. Господь умеряет ревность Илии и забирает его на небо, а Сам сходит на землю и воплощается, чтобы помиловать и спасти грешников.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.
Сегодня мы совершаем память пророка Божия Илии. Этот пророк недаром почитается в Христианской Церкви, может быть, больше многих других пророков. Потому что пророк Илия относится к числу тех ветхозаветных праведников, которые еще в ветхозаветное время особенно предпоказали и явили в себе новозаветный образ жизни. И самое главное, что явил пророк Илия и в отношении чего он остается образцом и в новозаветное время, и для христиан — это жизнь девственная, жизнь монашеская и внутренняя молитва. И плодами этого, естественно, стало видение Бога, которого Господь его сподобил в момент преставления заживо из мира сего, когда Господь его забрал на огненной колеснице, потому что огонь этой огненной колесницы — это не какой-то вещественный огонь, а не что иное, как тот самый нетварный свет, который Господь явил на Фаворе. И недаром, когда на Фаворе Господь явился во свете, из двух ветхозаветных праведников, которые предстали Ему, один был Моисей, а другой был Илия.
Илия с самого начала жил в подвиге девства, т.е. жил по-монашески, в то время, когда не был еще узаконен такой образ жизни, хотя, конечно, он никогда не был запрещен. И в молитве пророка Илии самым главным было не то, что он приходил в храм и выполнял какие-то священнодействия, хотя и это, конечно он делал, будучи сам родом из колена Левия, которое все было предназначено к священнослужению, а прежде всего он был священником внутри собственной души. И когда он молился о том, чтобы пролился дождь, которого по молитвам Илии не было три с половиной года, то он это делал, как в Библии рассказывается, согнувшись и уткнув лицо в колени, — это именно такая поза, которая способствует внутреннему сосредоточению. И молясь внутри своей души Богу, он умолил Его о том, чего хотел, — о прекращении бездождия. Это всегда в Церкви рассматривается, как указание для нас на то, что и мы должны иметь внутреннюю молитву.
И мы знаем, что даже если мы будем ходить в христианскую Церковь и будем причащаться в Истинной Церкви истинных Христовых Таин, но при этом никакого внутреннего делания иметь не будем, то мы не только не спасемся, а наоборот, это даже еще послужит нам к осуждению. Потому что чтобы без осуждения принимать Святые Христовы Тайны, надо принимать их не только телом, но и умом. А умом, т.е. духом принимать их мы будем только тогда, когда у нас есть внутренняя молитва — не только когда мы читаем какие-то правила, не только когда мы участвуем в церковной службе и молимся, но и тогда, когда мы уже занимаемся своими повседневными делами; и вообще в течение всего времени нашей жизни мы должны умом своим соединяться с Богом, стараться молиться, а если уж у нас не получается так прямо молиться, то по крайней мере, иметь память Божию и ощущение постоянного Божия присутствия. Потому что без этого получится так, что мы причастились — и пошли дальше в какое-то грязное место, туда, куда пошли наши мысли, и только осквернили сами себя и святыню. Но Бог поругаем не бывает, и поэтому поругаемы окажемся мы сами. И вот, образцом того, как надо непрестанно иметь молитву и память Божию, является для нас пророк Божий Илия.
Но он не только является образцом того, как нам надо жить, а еще и показывает, что бывает с окружающими, когда кто-то среди них живет праведно. Как говорится в книге Премудрости Соломоновы, для неправедных людей праведник является обличением, и им на него просто тяжело смотреть. Что касается пророка Илии, то не него не просто было тяжело смотреть царю Ахааву и тем, кто последовал ему в его нечестии и идолопоклонстве, но многим из них пророк Илия просто принес физическую смерть — и не только лживым пророкам Иезавели и жрецам Ваала, которые не смогли свести огонь с неба и потом, с согласия всего народа, были просто как скотина зарезаны пророком Илией, чтобы искоренилось нечестие, но и всем своим соплеменникам, которые три с половиной года страдали от засухи и голода, так что многие из них умерли. И недаром пророку Илии даже пришлось скрываться от их гнева, потому что его бы, конечно, убили, если бы нашли.
Но действительно, так бывает. Потому что святые, которые живут среди нас, как говорит св. Максим Исповедник, — это не просто обычные люди, а те, через кого Бог становится узнаваемым для всех остальных людей. Т.е. во святых среди нас живет Сам Бог. И поэтому если мы свою жизнь сами устраиваем против Божиих заповедей, против Бога, т.е. становимся врагами Божиими, то соприкосновение в нашей жизни со святыми оказывается для нас тем, чем оно всегда бывает для враждующих против Бога: Господь через них нас смиряет. И нам, конечно, во многих случаях от этого приходится тяжело. А если речь идет о целых народах, а не просто о людях, как вот это было с народом Израильским, то как можно смирить народ? Народ обычно смиряется только через народные бедствия. А общенародные бедствия — это обычно такие события, во время которых значительная часть народа умирает, а все остальные понимают, что любой из них может стать следующим. Это, действительно, заставляет задуматься о вере, а все остальное не заставляет задумываться о вере в общенародном масштабе. Мы это хорошо помним из самой недавней нашей истории. Перед Второй мировой войной, в 30-е годы, у нас в стране все стали безбожниками, хотя почти все эти люди в детстве были верующими и что-то о вере помнили. А когда началась война, все эти безбожники вспомнили свое детство и стали верующими; многие из них серьезно обратились. И вот, к сожалению, не можем мы, народы — те, которые были на земле во время пророка Илии, те, которые сейчас, те, которые будут потом, — не можем без того, чтобы не нуждаться в таких вот тяжелых вразумлениях.
Но однако, пророка Илию Господь умерил в этом его рвении по обращению собственного народа. Как рассказывается в Библии, еще кроме него в Израиле есть 7000 человек, которые не преклонили колени пред Ваалом, т.е. которые остались истинно верующими. Пророк Илия ни одного из них не знал, потому что хотя и не очень велика была численность народа в то время, но все равно эти 7000 человек в ней рассеивались, и обнаружить их было трудно; они были такими тайными служителями Божиими. И потом, из христианских времен, а также и из советского времени мы знаем, что очень многие праведники оказывались в совершенной изоляции: они не отступали от веры, но среди своих знакомых, оставшихся в живых, не имели ни одного человека, с которым они могли бы разделить общую веру. В таком же положении был и пророк Илия. Но Господь вот ему и указал, что если он и никого не знает из истинных верующих, то это не значит, что никого нет. А в Боге все оказываются едины. А единство истинно верующих должно быть не на земле — потому что то, что на земле, все вторично и второстепенно, — а именно в Боге. А во вчерашнем богослужении, в каноне, об этом сказано еще поэтичнее. Господь как бы говорит Илии: раз ты хочешь, чтобы с твоими соплеменниками было по справедливости (а по справедливости — это означало, что их вообще надо было истребить почти всех, а не только некоторых, потому что, по Ветхому Завету, отпадение в идолопоклонство карается смертью, и вообще тогда народа не должно было бы остаться), раз ты такой человек жестокий, то тогда ты иди на небо, лучше уж Я тебя заберу на небо, — но зато Сам Я сойду на землю и, так сказать, наведу порядок. Т.е. Господь говорит, что Он Сам делает противоположное тому, что Он сделал с Илией: т.е. если Он Илию забирает на небо, то Сам Он сходит с небес, воплощается, именно для того, чтобы спасти народ.
И действительно, такое вот милосердие принадлежит только тому, кому принадлежит суд. Потому что кто судит, тот и имеет право миловать. Мы не имеем права никого судить, но мы также не имеем права, в окончательном смысле, никого миловать. А Господь — Он может помиловать и на самом деле милует во Христе согрешающих и дает им возможность покаяться, всем тем, кто хоть как-то способен к восприятию и не совсем ожесточился.
Молитвами пророка Божия Илии да подаст нам Господь, прежде всего, утверждения в православной вере, истинной, чтобы не преклонять колени перед современными Ваалами — ересью экуменизма и просто всякими поветриями века сего, а также да подаст нам стояние во внутренней молитве. И если это будет, то тогда Бог подаст нам те плоды, которые Он подал пророку Илии — чтобы нам увидеть Его лицом к лицу, по крайней мере, в Царствии Небесном. Аминь.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment