Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Categories:

о внутреннем одиночестве

проповедь в прошедшее воскресенье

О внутреннем одиночестве.
Слово в Неделю 7-ю по Пятидесятнице
29.07/11.08.2002
История исцеления слепых и немого и ее смысл «телесный» и «духовный». Важнее всего ее «душевный» смысл: мы часто думаем о христианской жизни по-мирски, и поэтому слепы и немы — не видим пути спасения и не можем о нем рассказать ни себе, ни другим. Надо не смотреть на окружающих людей, даже и христиан, как они живут и учат, а смотреть только на заповеди Божии и жить так, как Господь велит и как учат святые отцы. Не надо бояться одиночества среди людей, а надо бояться оказаться без Бога, во грехе. Если мы будем иметь всегда память Божию, то мы никогда не будем одиноки.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.
Сегодня мы слышали в Евангелии рассказ о том, как Господь исцелил сначала двух слепцов, а потом одного немого, и условием этих исцелений была их вера, потому что слепцов Он даже прямо спросил: «Веруете ли, что Я могу вам это сделать?» И когда они сказали: «Веруем», — Он ответил: «Будь вам по вашей вере». А дальнейшие события показали, что им было по их вере: они исцелились. А не было бы у них веры — они бы и не исцелились. И конечно, как всякая евангельская история, как в данном случае, или притча, эта история достаточно важна уже по своему буквальному смыслу. Буквальный смысл святые отцы называют также еще телесным смыслом Священного Писания. Здесь речь идет о том, что мы должны обращаться к Богу с молитвою, веруя, что Он может исполнить все — разумеется, все, что ведет к пользе нашей души. А в чем состоит польза нашей души, окончательно никто не знает, кроме Него Самого. И уже об этом нам важно думать, и это все понимают, читая это место Евангелия.
Но мы также должны знать, что в Евангелии всегда более важен, чем смысл телесный, буквальный, смысл иносказательный: либо духовный — когда речь идет о каких-то догматах, относящихся к нашему спасению; либо душевный, говорящий о каких-то вещах, которые вообще всегда и всем нужны для спасения своей собственной души. И вот, в духовном смысле эта история говорит о призвании к Истине неверующих и незнающих Бога людей, когда у них открываются очи, чтобы видеть Бога, и открываются уста для проповеди, — что и произошло после распятия Христова и Пятидесятницы.
Но самым главным для нас сейчас, наверное, является душевный смысл этой истории. Потому что не все из нас слепы или немы телесно, чтобы просить исцеления от этих недугов; более того, не все мы даже сознаем (по крайней мере, не в каждый момент жизни мы сознаем), что есть какая-то конкретная проблема в нашей жизни, в связи с которой надо просить Бога, чтобы Он дал нам возможность ее преодолеть. Но существуют другого рода проблемы, которые есть у всех и всегда, и которые гораздо хуже, чем телесная слепота или немота. Это наше полное невидение нашей духовной жизни. Потому что христианская жизнь настолько не имеет ничего общего с миром, т.е. с тем, о чем привыкли рассуждать в миру, в том числе и те люди, которые именуют себя христианами, что если мы тоже думаем о христианстве по-мирски, то мы просто не можем видеть тот путь, на котором единственно мы и можем получить спасение. И мы не можем ничего сказать не то что другим (это само собой), а прежде всего даже самим себе о том, что нам нужно делать. Мы подобны даже не немым людям, а еще хуже — бессловесной скотине. Потому что немые люди не могут сказать, но могут подумать, а мы не можем сказать и внутренне, поэтому мы действительно оказываемся еще более тяжело больными, чем немые.
Нам надо смотреть только на то, что открывает Господь. Но многие люди поступают совершенно противоположным образом, и к сожалению, не то, что многие, а просто большинство — в том числе и те, которые называют себя православными христианами. Потому что, не видя истинного и спасительного пути, который вопреки миру открывает Господь, люди начинают смотреть друг на друга: «А вот, этот живет так-то и так-то, и я тоже буду жить так-то и так-то», — или читать какие-то книжки, которые написали какие-то люди, может быть, более или менее уважаемые, а то и вообще какие-нибудь неизвестные священники или просто какие-то духовные писатели; и в любом случае, эти книжки написаны не святыми отцами и поэтому никак не могут служить настоящим путеводителем в Царство Небесное. Это просто чьи-то «путевые заметки», и еще неизвестно, на каком пути они написаны — на спасительном или нет. А нам нужно для поучения в христианской жизни читать только то, что пишут святые отцы. И именно поэтому христиане и не ведут себя по заповедям, которые написаны в Евангелии, и даже, как ни странно, забывают, что они там написаны.
Например, в Евангелии говорится о том, что христианин должен все время жить в одиночестве; Господь об этом говорит, например, так: «Кто не оставит (причем ясно, что имеется в виду — не в буквальном смысле, но в более глубоком, внутреннем) всех родственников (и они перечисляются: мать, отец, брат, жена, сын, дочь и т.д.), тот не может стать Моим учеником», т.е. не может войти в Царствие Небесное. Поскольку апостолы не все оставляли свои семьи (хотя иногда и оставляли), то ясно, что здесь имеется в виду не столько буквальный смысл, сколько другой. А другой смысл — что мы перед Богом должны действительно решиться на постоянное и настоящее одиночество. Это одиночество выражается в том, что мы не можем смотреть на каких-то окружающих нас людей, как они поступают и думать: «Дай-ка и я буду так делать», — а должны смотреть только на заповеди Божии: «Да, если заповедано делать так, и я так действительно и буду делать, как Господь велит». Тогда мы сможем прощать обиды, точнее, даже изначально не обижаться, когда кто-то хочет нас унизить; потому что человека, который сам себя, по заповеди, ставит или стремится ставить ниже всех, унизить нельзя. И если мы видим, что какая-то ситуация весьма обидна для нашего самолюбия, то мы должны понимать, что это Бог слышит наши молитвы, потому что мы каждый день молимся, чтобы Господь даровал нам смирение, и Господь нам иногда хотя бы дарует такие ситуации, которые могут нас привести к смирению, если мы смиренно будем их воспринимать. Тогда мы также будем не бояться одиночества, не смущаться, когда кто-то говорит, что в наше время по-христиански не прожить, что нам нужно прежде всего думать о том, чтобы у нас была какая-то семья, какая-то работа, чтобы кто-то за нами ухаживал. Мы можем посмотреть вокруг, даже на людей, которые живут для того, чтобы у них была семья и работа. Да, многие из них это получают. А потом что оказывается? Очень часто дети, которые у них вырастают, совершенно не хотят заботиться о родителях, и у них только конфликты возникают. Зато другие люди, которые всю жизнь прожили бездетными, как особенно многие святые это показывают, оказываются окружены чадами не по плоти, а по духу. А некоторые святые так и заканчивали свою жизнь в полном одиночестве, видя полный крах того дела, которым занимались; но это совсем не плохо, потому что для христианина одиночество среди людей — это не одиночество. Одиночество настоящее бывает только тогда, когда с нами нет Бога. Одиночество — только во грехе, потому что только во грехе с нами нет Бога.
А так мы должны думать исключительно о заповедях и больше ни о чем не беспокоиться. А самая главная заповедь — это возлюбить Бога. А что значит возлюбить Бога? Это значит — стараться своим умом все время к Нему прилепляться. Как вот если кто-то полюбит человека, то начинает все время о нем думать, и эта мысль даже вытесняет все прочие, так у христиан, если они верующие, должна быть все время мысль о Боге: либо она сама собой действует в нас, либо, по крайней мере, мы силой себя заставляем, чтобы потом она укоренилась в нас и пребывала сама собой. Но в любом случае мы должны стремиться к тому, чтобы память Божия от нас никогда не уходила. Потому что если память Божия нас оставляет, если мы перестаем молиться, вот тогда мы и оказываемся по-настоящему одинокими. Потому что мы тогда окажемся во грехе, а во грехе и бывает настоящее одиночество. Если же мы будем иметь память Божию, если мы будем стараться все время молиться и не забывать, что Бог все время с нами присутствует, и если мы будем причащаться в истинной Церкви истинных Христовых Таин, то тогда Господь и откроет наши очи, и даст нам речь для того, чтобы мы и сами себе могли объяснять, куда нам идти, и может быть, даже кому-то другому. Аминь.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments