Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

психоцерковное

по разным поводом пришлось вспомнить несколько своих старых постингов.

про маникально-депрессивный психоз, про его околоцерковные аспекты, про то, как важно правильно принимать таблетки и прочее лечение.

самое важное в церковной жизни, конечно, последнее. сколько раз бывает, когда у человека выправится состояние, его выписывают из дурки, а на воле он перестает принимать таблетки: зачем, мол, их принимать, если и так состояние хорошее? -- это приводит к слетанию с катушек чрезе пару-тройку недель.

в церкви происходит всё аналогично. человек становится более-менее дисциплинированным прихожанином потому, что он больше не может жить так, как он жил раньше. это "не может", чаще всего, имеет далеко не религиозное содержание (сам человек может это понимать или не понимать в разной степени). пребывание в церкви воздействует на него терапевтично, и через полтора-два года он уже чувствует себя довольно хорошо. дальше возможны три ситуации.

1. решение конкретной психотерапевтической проблемы привело к, практически, полному восстановлению психического здоровья, а религиозного интереса так и не возникло. -- тогда такому прихожанину лучше всего покинуть приход и вообще оставить церковную жизнь, сохранив наилучшие воспоминания и оставляя дверь назад открытой.

2. то же самое, но, по мере возвращения здоровья, стала возникать и религиозная мотивация. -- это бывает редко, но всегда приводит к появлению очень серьезных прихожан.

3. конкретная психотерапевтическая проблема решилась, но осталось много других, не столь острых в момент прихода в церковь, но теперь постепенно выходящих на первый план. -- религиозной мотивации тут по-прежнему, скорее всего, не может возникнуть (теоретически -- может, а на практике -- почти никогда): когда человек в достаточной степени болен психически, то его можно сравнить с человеком, испытывающим острую физическую боль (вроде зубной) или постоянно падающим в обморок, -- ему в такой же степени не до мыслей о религии.

вот в 3-й ситуации бывает самое плачевное. хорошо, если больной сохраняет больше доверия к церковной жизни, чем к себе. тогда он останется в приходе (т.е. психотерапевтическая ситуация не разрушится), где он будет получать, самое меньшее, поддерживающую терапию, которая не даст ему уйти вразнос (а то еще, м.б., удастся и как-то дальше активно лечиться). но часто бывает, что весьма еще больной психически человек субъективно чувствует себя так, что потребности ходить в церковь у него больше нет, и именно этому своему чувству он и доверяет в наибольшей степени: ходить через силу он себя не заставляет, а поэтому и вовсе пропадает из виду. тогда прогноз очень неблагоприятный.

вот так и сейчас меня очень винит в своих очень больших несчастьях одна наша бывшая прихожанка. она походила к нам года полтора-два, причем, ей даже рекомендовали наш приход именно в психотерапевтических целях. ей стало хорошо, и она пропала из виду еще на полтора года. а потом пришла за помощью вновь, но в такой ситуации, где все было уже непоправимо запущено. я дал ей понять, что ничем помочь не могу. если бы она не исчезала на те полтора года, то до такой ситуации никогда бы не довели. но теперь в ее нынешнюю ситуацию я залезать категорически отказался.

все как в психотерапии: клиенты хотят не лечиться (т.е. активно менять себя), а приспособить терапевта к обслуживанию своих болезненных потребностей. с т.зр. выдаивания из них денег и т.п., т.е. "формирования клиентуры", нужно, конечно, этим желаниям потакать. а с т.зр. лечения -- нельзя никогда. если держаться последнего, то приходится четко представлять себе условия прекращения терапии.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 48 comments