Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Category:

детективная история

(интересно для тех, кто помнит такого р.Б. Сергия Перекрестова, или хотя бы интересуется первыми шагами РПЦЗ на Питерской земле). а также просто легкое чтение для детей.

уже пару месяцев собираюсь рассказать, да все некогда, даже кое-что уже подзабыл.

у меня есть хуже, чем родственница, -- крестница моя, которую я крестил в ее 7 лет, а было это 20 лет назад. она теперь одна из самых известных балерин в России и не только, которую абсолютно все знают, кто вообще знает эту публику или хотя бы просто читает то, что пишут на заборах в афишах. это при моем-то отвращении к балету, на котором я не был вообще ни разу в жизни! у нее нередко просят деньги разные проходимцы, а она, по доброте душевной, склонна им отстегивать, хотя она вовсе не так богата, как об этом пишут в газетах. (и еще дисклеймер: я у нее никогда не брал никаких денег, хотя мне бы для прихода она бы точно жертвовала; но я считаю балетные деньги грязными.) однажды она мне передала на экспертизу письмо с очередной просьбой денег, но советоваться со мной она стала по причине церковности просителя. просителем был МПшный (вроде как) приход, которому она, оказывается, не так давно подавала 300 долларов, а теперь они прислали письмо, что, мол, хочут еще. но письмо-то и было странным: просили на какой-то приют, детский, кажется, а в обоснование какая-то тетя рассказывала, как у их батюшки Сергия убили сына. и -- чем совсем тяжело подействовали на женское воображение балерины и ее мамы -- приложили фотографии этого пухлого 16-летнего отрока: в стихаре перед царскими вратами -- живого, а потом в гробу во время отпевания, с венчиком на лбу. текст письма выражал восторги "творчеством" балерины и "понимание", что ей приходится нелегко от гнетущих ее "темных сил" (прямо так, буквально; понятно, что вокруг нее всякие интриги, но все-таки не то, чтобы жидо-масонский заговор...). конечно, я немедленно сказал, что этих просителей нужно посылать, куда подальше, и обругал за то, что в прошлый раз им подали. "Но они же будут звонить?!.." ("однако, -- подумал я про себя, -- во нахалы!..") -- "Послать прямым текстом." на этом мы успокоились, а письмишко я у них забрал.

вот зачем. из него было видно, что имеется налицо мошенническая организация, работающая в области "церковного бизнеса", -- а я о ней не знаю. кто знает историю нашего прихода (кто не знает -- милости просим на http://st-elizabet.narod.ru), тот поймет, чтО тут меня обеспокоило. наша жизнь вообще в России, а в частности в Питере -- далеко не самая мирная. нельзя расслабляться. поэтому, в частности, после убийства о. Александра 14 сент. 1997 г. (нашего первого настоятеля, моего предшественника) мы стараемся вести постоянный мониторинг всего, что в окружающей нас епархии МП, скажем так, отличается сколько-нибудь нестандартным поведением. поэтому письмо я отдал в "разработку". вскоре я получил массу очень подробных данных, которые меня повергли в некоторое изумление.

"отец Сергий" оказался Сергием Перекрестовым -- извергнутым из сана в РПЦЗ за двоеженство после весьма формальной (это значит -- довольно качественной, доказательной) процедуры церковного суда. к моменту извержения он уже занимался каким-то бизнесом, и было ясно, что он не пропадет. было также известно, что он куда-то делся и где-то служит, поминая митр. Виталия, но с экранов радаров он, в общем, исчез. конечно, про "приют" они там все наврали. а живут они так.

в деревне С. Гатчинского района Ленобласти С.П. содержит весьма крепкое хозяйство. местные и администрация считают, что это приход Зарубежной церкви. (кажется, у них и официальная регистрация от РПЦЗ, но это я уже призабыл; впрочем, насколько помню представленные мне данные, дело обстояло именно так. я понимаю, что епископат РПЦЗ ничего об этом "своем" приходе не знает, но это уж вообще никого не волнует -- ни С.П., ни регистрирующие органы.) но "для внешних" они подают себя как приход МП, т.к. основные их контакты -- отнюдь не в деревне, где они живут, и вообще их деревенский адрес -- довольно конспиративный. в деревне, в деревенском доме у них церковь. жена С.П. (только не знаю, которая из) ходит в театральном русском платье. по двору шатаются человек 20 мужиков, которые ничем особо не заняты, но усиленно "охраняют". (нет, это не бандиты -- как со страху мерещилось некоторым людям, которые занимались в 95 г. совместным с С.П. книгоизданием, -- а просто его личная шпана, которую он содержит.) зарабатывают, в основном, какими-то мелкими гешефтами и попрошайскими аферами под церковную марку. больших тысяч долларов так не заработаешь, но сотни -- да, можно.

в религиозном отношении самое интересное стало происходить в 2002 г.: они формируют в своей среде и поселке культ "убиенного отрока Паши" (действительно, сына С.П.) -- что-то в стиле царевича Димитрия. на этом культе тоже пытаются делать деньги (что, впрочем, было видно из письма к балерине). реально этот Паша -- никакой не убиенный, но он умер на самом деле этой зимой от переохлаждения (согласно судмедэкспертизе); никакого криминала в его смерти не просматривается (если бы он просматривался, но милиция хотела бы скрыть, то, скорее всего, я бы все равно об этом узнал). замерз отрок насмерть -- уж не знаю, почему. но, видимо, смерть этого отрока (не единственного ребенка СП) стала новым этапом в развитии его деятельности (СП, а не отрока).

остальное будет интересно только как история в жанре антипатерика

таков, на сегодня, финал весьма непростой, а по-своему и типичной биографии, которую полезно учитывать всем, кто, по малолетству, думает о монашестве и о всяком прочем продвинутом православии. поэтому расскажу еще кой-чево.

в историю нашего городка Перекрестов вошел в начале 90-х (91-м, если не ошибаюсь), когда он, будучи диаконом МП, перешел в РПЦЗ, был рукоположен в Мюнхене вл. Марком Берлинским во пресвитера и возглавил знаменитый приход в крипте закрытого тогда храма Ново-Девичьего монастыря (есть такой и в Питере; там рядом самое модное во втор. пол. 19 в. кладбище, где похоронены Тютчевы и Некрасов). в 1994 г. этот приход, к тому времени уже очень многочисленный, был закрыт -- с ОМОНом, при самом грубом нарушении законов. последовала долгая судебная тяжба, которая имела (как утверждают люди опытные) все шансы быть выигранной в Верховном Суде, если бы настоятель не нанес "удар с тыла" своим вопиющим поведением (см. выше), лишив всякого вдохновения тех людей (особенно одного), которые вели дело в суде.

тогдашний СП отличался большой "ревностью" (церковный термин, означающий активиста), а также большим усердием ко всевозможной "русскости" в смысле жидоедства. таков и вообще был стиль российской "Зарубежки" начала 90-х, "первой волны". народ туда ломанулся, но не столько за православием, сколько за "бей жидов", в чем, собственно, и полагалось истинное православие -- в противоположность "советскому". (пусть на меня не обижаются те, кто впервые пришел тогда в РПЦЗ прямо с улицы; они пришли за другим, но теперь они сами могут видеть, у кого "в гостях" они оказались). разумеется, когда Патриархия нашлась объяснить, что тех же самых жидов можно с таким же успехом бить и в ограде "матери-церкви", "Зарубежка" тогдашнего призыва оказалась приговорена: лучшие силы ее покинули. (символическим актом тут был переход капеллана "Памяти" Олега Стеняева, перерукоположенного в МП, а также Марфо-Мариинской обители, где перед этим было представительство вл. Варнавы; самому владыке пришлось возвращаться в свои Канны, где, как известно, и нормальных жидов-то и то толком нет...).

переход в начале 90-х в РПЦЗ был закономерным путем ревнителей жидоедливого благочестия, которых к концу 80-х сформировался в Питере некоторый не очень толстый, но слой. разумеется, все друг друга знали -- те, кто в этот слой вошел, и кто не вошел. в числе вошедших были когда-то-очень-приличные-православные-мальчики -- как тот же СП. одной из заглавных фигур был мой первый отец духовный, а нынешний архимандрит РПЦЗ Алексий Макринов. были и еще разные лица, о которых в Питере помнят. (кстати, там же был и один молодой тогда бывш. семинарист, на дому у которого, в нарушение советских законов, мы крестили вышеупомянутую балерину -- только крестили мы ее в 1982, а я тут уже о конце 80-х; потом он жил в Джорданвилле, а теперь юродствует -- sic! -- где-то по Велицей Америце).

вот уже тогда, в конце 80-х, и именно на этом жидоедстве моего о. Алексия стало отчетливо "клинить". трудно сказать, что следствие, а что причина, но факт, что жидоедство имеет склонность за несколько лет переходить в формы бреда. иные вещи, которые мне тогда казались какими-то необычными, я теперь знаю, как назвать, -- после того, как мне читали лекции на смежные темы в психбольнице им. Скворцова-Степанова... про СП я не знаю, есть там что по части клиники или нет, т.к. никогда с ним не общался лично, -- но в бытовом смысле его эволюцию нормальной не назовешь...

но еще раньше, в начале 80-х, СП близко дружил кое-с кем из моих близких и тогда, и теперь друзей, так что всё было рядом. все мы тогда были, примерно, одинаковыми. СП и наши общие друзья были на неск. лет старше меня, но это и было единственным отличием. все старались ориентироваться на святых отцов, что, правда, у всех у нас совмещалось с самой искренней любовью к архиепископу Выборгскому Кириллу, тогдашнему (до 1983) ректору СПб. Семинарии и Академии, а ныне митр. Смоленскому и главе ОВЦС... т.е. у всех в голове стояла некоторая каша.

Сережа Перекрестов был известен в семинарии своей фанатической приверженностью к Игнатию Брянчанинову и стремлением к монашеству. дальше в тогдашних семинарских кругах рассказывали такую историю (разумеется, она сразу же приобрела легендарно-агиографические черты -- но ведь это закономерная трансформация таких сюжетов, когда спросить про "на самом деле" значило бы только придти и всё опошлить). на каких-то каникулах Сережа приехал в Псково-Печерский монастырь к великому старцу Иоанну Крестьянкину просить благословения на моашество. и в те же каникулы к тому же старцу и с тою же целию приехала ученица регентского класса Нина. старец же, по своейственной ему прозорливости, сказал им обоим: А давайте-ка я вас лучше обвенчаю. -- и повенчал, то ли сразу, то ли вскоре (во всяком случае, говорили, что они скрывали обручальные кольца, т.к. по семинарии они друг друга почти не знали, никогда не общались, и им было неудобно перед соучениками). можно себе представить, с каким умилением рассказывали эту историю девицы-регентки :-) (кто не знает: регентский класс -- это такой питомник для будущих матушек, обыкновенно устраиваемый при семинариях; учащихся в нем пытаются обучать "церковному" пению -- т.е. всей этой партесной итальянской дряни, которую поют в большинстве русских церквей). эта история обычно завершалась произносившейся с особенным торжеством фразой: "раньше Сережа говорил только об Игнатии Брянчанинове, а теперь только о Нине"...

кстати говоря, эксперименты "раскрученных" МПшных старцев по скрещиванию своих "чад" посредством таинства брака -- это сюжет для особого исследования. самый ударник по этой части -- некий Троице-Сергиевский старец, известный в известных кругах под ником Наум-Сенрикё.

какая в этой басне мораль
т.е. понято, что морали нет никакой -- тут не до морали, но смысл-то хоть какой?

два практических вывода, один из которых очевидный, а второй не очень.

1. нельзя полагать Православие в чем-либо земном, а не догматическом.

я тут не буду рассуждать, нужно на самом деле бить жидов или, может быть, даже и не нужно. предположим. for the sake of argument, нужно. ну и что? из этого всё равно не следует, что именно истинность Православия заключается в том, чтобы бить жидов. точно так же она не может заключаться ни в каком, например, "подвиге русскости" (это выражение изобрел -- вообще-то, очень мною уважаемый -- архимандрит Константин Зайцев; тут вот и подумаешь: чтобы так загнуть -- мало было самому быть "жидом", надо было быть обязательно сыном раввина и получить соответствующее воспитание! -- именно таков был бэкграунд этого главного идеолога "Православной Руси" и издателя одноименной газеты в 50-е гг.). Православие состоит только в догматах и канонах: шаг влево, шаг вправо -- стреляю. учение о том, как не делать этих неправильных шагов, называется аскетикой. всё. если что бы то ни было еще, пусть даже хорошее, начинать связывать в одно целое с догматами и канонами, то получится... как меня учили по химии: грязь -- это вещества, находящиеся не на своем месте.

2. нельзя верить никаким авторитетам, кроме святоотеческих.

т.е. не только Крестьянкиным, но и моему, например.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 51 comments