Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Categories:

из рассказов В.А. Лившица

как М.И. Артамонов (археолог, который по хазарам и вообще человек был выдающийся) перестал быть директором Эрмитажа:

он по дружбе разрешил каким-то авангардистам провести выставку на своей площади. дело было уже при Романове (секретаре Обкома КПСС, но еще при Фурцевой -- министре культуры, в 1964). на него стукнули (и вообще сильно возмутились), Романов вызвал его на ковер, а тот сразу сам запросился в отставку: у меня заболевание позвоночника. Романов: какое? -- Артамонов: кланяться не могу.

тогда Фурцева уговорила на его место Б.Б. Пиотровского (отца нынешнего Пиотровского), который сильно не хотел, и даже была у него с Фурцевой малоприличная перепалка (даже затрудняюсь ее здесь воспроизвести: у них были вполне неформальные отношения, а люди были несколько брутальные), но она его все равно уломала.

и уже к этому времени относится эпизод: сотрудники Ин-та востоковедения (это рядом с Эрмитажем) ходили в "народную дружину" (была такая добровольно-принудительная общественная помощь милиции; посылали с работы за отгулы). дело было на ул. Миллионной ("Халтурина"), на которую выходит Эрмитаж обратной стороной. во время такого наряда они встретили человека на морозе, не очень трезвого и в одних носках. он объяснил, что его жена из дома выгнала. -- как так? -- а прихожу я домой, выпивши, и вижу зеркало, а там отражение, которое я принял за "ейного хахаля"; ну, я ему в морду, зеркало разбилось, и она меня выгнала. -- собственно, этот эпизод более поучительный и интересный, чем последующий.

а дальше им на улице попался Б.Б. Пиотровский, который, как востоковед востоковеду, предложил Лившицу сыграть в нарды (в комнате, где базировалась дружина). Лившиц тут же проиграл ему кефир, который купил домой. а тот хотел еще поиграть. у Лившица еще была куплена колбаса, но он дальше играть категорически отказался, чтобы не рисковать ужином.

------------------

это я сегодня посетил Лившица, который залег в академическую больницу неподалеку от нас. ничего особенного -- но перенапряжение последних месяцев плохо повлияло на сердце, так что ему рекомендовали туда залечь. там у него прекрасные условия, он работает. недавно закончил второе и очень сильно переработанное издание "Документов с горы Муг".

хвалил недавнюю Пашину работу (aashaap), хотя заметил в ней какие-то баги (термин, разумеется, не его :-). но скорбит, что Паша попал туда, отонюдуже несть возврата, -- т.е. что Паша не станет вождем и воином российской науки... (а я на это сказал, что при нынешней интернационализации научного труда -- это еще может по-всякому обернуться: национальные научные сообщества перестают быть реальными; что видно по Скриниуму...).

из монументальных трудов надеется еще завершить грамматику хорезмийского языка.

я все время ему указываю на пример Акакия Шанидзе, который работал и после 100-летнего юбилея, но В.А. сомневается на свой счет.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments