Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Categories:

Russian Christianity

1.2. Киевская митрополия между Фотием и Исидором
В Москве еще после кончины последнего греческого митрополита Фотия (1431) чаяли избрать в митрополиты своего кандидата - Рязанского епископа Иону. Однако для этого надо было направить его для назначения в Константинополь, и не просто направить, а показать, что за ним стоит твердая государственная власть, с которой византийский император и патриарх обязаны считаться. Но именно этого Московский великий князь Василий Васильевич (Василий II Темный, княжил с 1415 по 1462) тогда сделать не мог. Его власть не только не была твердой, а постоянно висела на волоске из-за междуусобных войн, начавшихся как раз в 1430 году между ним и сыном Дмитрия Донского князем Звенигородским и Галицким Юрием Дмитриевичем (1374-1434, великий князь Московский в 1433-1434, после победы над Василием Васильевичем), а затем его сыновьями Василием Косым (князь Звенигородский: 1421-1448, великий князь Московский: 1434, в течение нескольких месяцев после смерти отца) и Дмитрием Шемякой (ок. 1420 князь Галицкий, великий князь Московский в 1446, отравлен в Новгороде в 1453); Дмитрий Шемяка стал на долгие годы лидером оппозиции Василию Васильевичу. (Об этих войнах особо см.: ЗИМИН 1991).
В таких условиях московские власти предпочитали откладывать обращение в Константинополь, наименовав Иону "нареченным в святейшую митрополию Русскую" и сделав его фактическим администратором церкви если и не Западной, то хотя бы Восточной Руси. Дело о назначении нового митрополита затягивалось, и, в конце концов, этим воспользовались в Великом Княжестве Литовском, где политическая ситуация была также далеко не стабильной, но все же не было такого хаоса, как на Восточной Руси.
Великое Княжество Литовское было ареной борьбы между двумя великими князьями, Свидригайло (1355-1452, великий князь Литовский с 1430 по 1432 и с 1450 до смерти) и Сигизмундом (великий князь с 1432 до смерти в 1440). Оба были католиками (Свидригайло был сначала крещен в православие с именем Льва, но перешел в католичество в 1386 с именем Болеслава), но Свидригайло опирался в борьбе за великокняжеский престол на "русскую", то есть православную партию. К интересующему нас времени Свидригайло уже лишился великокняжеского престола (1432), но еще не потерпел сокрушительного поражения, которое надолго выведет его из большой политики (1435); пока что за ним оставались многие земли, среди которых было и Смоленское княжество. Тамошнего епископа Герасима Свидригайло и отправил в Константинополь искать посвящения в митрополиты Киевские и Всея Руси. В 1433 году посвящение состоялось. Едва ли митрополиту Герасиму подчинялись в Москве и в союзных ей княжествах, но в княжестве Новгородском его признавали точно, так как в 1434 году именно от него туда был рукоположен епископ Евфимий II (1434-1458).
Однако судьба митрополита Герасима обернулась необычно. Его покровитель Свидригайло обнаружил у него переписку со своим главным врагом Сигизмундом, после чего Герасим был сослан в Витебск и там сожжен (1435).
Именно после этих событий в Константинополе решили посвятить на Киевскую кафедру собственного кандидата. Но и в Москве решили, наконец, просить о поставлении собственного - все того же Рязанского епископа Ионы. По общему согласию восточно-русских князей и епископов и с согласия великого князя Литовского Сигизмунда, Иона был отправлен для поставления на митрополию в Константинополь. Сигизмунд тут был на стороне Москвы, так как православная партия в его собственном государстве была тесно связана с политической оппозицией, и поэтому Сигизмунду было выгодно поддержать тех православных, которые конкурировали с православными в Литве.
Но тут произошла неожиданность: прибыв на место, Иона обнаружил, что опоздал. Для Киевской митрополии уже был посвящен митрополит Исидор, а Ионе смогли лишь пообещать, что он будет следующим. Как русским епископам, так и великому князю Василию оставалось только смириться. В апреле 1437 года новый митрополит Исидор прибыл в Москву в сопровождении своего конкурента-неудачника Ионы.
Такова была предыстория вступления митрополита Исидора на Московскую ("Киевскую") кафедру. Изначально воспринимаясь на Восточной Руси едва ли не в качестве своеобразного символа уничижения русского церковного и национального суверенитета, ему предстояло вводить в Москве новую церковную политику. Трудности можно было предвидеть.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments