Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Russian Christianity

1.4. Киевская митрополия между Исидором и Ионой
Когда, после нескольких месяцев заключения, митрополит Исидор при невыясненных обстоятельствах бежал из Чудова монастыря, он направился в Тверь. Тверской князь Борис Александрович продержал его у себя более полугода, возможно даже (если верить более поздней новгородской летописи), под домашним арестом. Только в 1642 году Исидор сможет покинуть Восточную Русь и, не задерживаясь в Великом Княжестве Литовском, достигнуть Рима.
Великим князем Литовским был в это время Казимир Ягеллончик (1440-1492), впоследствии также и король Польши под именем Казимира IV (1447-1492). Казимир, хотя и был католиком, но, в отличие от митрополита Исидора, не поддерживал папу, так как был сторонником так называемого соборного движения в католичестве, которое ставило власть собора выше власти папы и поэтому не имело с Римом церковного общения. Во внутрикатолической политике Флорентийская уния как раз и была призвана укрепить папскую власть, в то время сильно колеблемую Базельским собором (его заседания продолжались с 1430 по 1449), на котором сплотились сторонники католической "соборности". Антипапские настроения Казимира делали его потенциальным противником насаждения унии в Литве, и эта его позиция изменится только к концу 1450-х годов, уже после радикального изменения всей геополитической ситуации вследствие падения Константинополя. Но в 1440-е годы Великое Княжество Литовское еще не могло рассматриваться как подходящий плацдарм для разворачивания Флорентийской унии.
Если Тверской князь Борис Александрович так долго удерживал у себя митрополита Исидора, то вполне очевидно, что он все еще допускал какой-то такой поворот событий, при котором Исидором еще можно было воспользоваться. А воспользоваться им было можно только одним способом - возвратив его на московский престол. Очевидно, Борис Александрович отпускает Исидора лишь тогда, когда окончательно делает ставку на русскую автокефалию. Как мы вскоре увидим, в его представлении эта автокефалия не только не противоречила Флорентийской унии, но даже, напротив, из нее следовала. Сейчас лишь заметим на будущее, что Флорентийская уния была в Твери не только признана, но и положена в основу новой государственной идеологии, которую мы и рассмотрим чуть ниже.
Вероятно, уже к весне 1442 года избрание Ионы митрополитом Киевским стало делом решенным, по крайней мере, решенным в Москве и Твери. В тот момент были хорошие шансы получить на это согласие и в Великом Княжестве Литовском, поскольку литовский великий князь Казимир в 1440-е годы не мог поддерживать Флорентийскую унию, но и тем более не имел никаких альтернативных церковно-политических программ. Так что Иона, будь он и на самом деле избран митрополитом в 1442 или 1443 году, должен был бы сохранить за собой управление всей Киевской митрополией. Напомним, что одним из условий этого было признание, хотя теперь только номинальное, духовного первенства Константинопольского патриарха: ценой отказа от административного подчинения Константинополю стало признание Флорентийской унии.
Однако вмешались политические обстоятельства, воспрепятствовавшие избранию нового митрополита. Началось со стихийных бедствий и слишком частых ордынских набегов в 1442-1443 годах, а продолжилось войной с татарами в 1444-1445 при начавшейся параллельно войне с Великим Княжеством Литовским. Затем был татарский плен Василия II и его замещение на московском престоле Дмитрием Шемякой (1445), возвращение Василия II в Москву с эскортом татар и, как естественная реакция на такое подчинение Василия II татарам (которое не могло не вызывать беспокойства даже в до тех пор союзной Москве Твери), резкое обострение межкняжеских междоусобиц. Василий II все-таки вернулся на московский престол, но лишь после заточения и ослепления Дмитрием Шемякой, из-за чего он и получил прозвание Темного (1646). Тверской князь Борис Александрович в 1646-1647 годы вернулся к политике поддержки Москвы, и это, по-видимому, было решающим фактором для закрепления Василия II на Московском престоле.
Поэтому только в 1448 году стало возможным осуществить планы шестилетней давности по избранию епископа Ионы митрополитом Киевским.
Во время всех этих войн Рязанский епископ Иона последовательно принимал сторону сильной власти: сначала Василия II, потом Дмитрия Шемяки, потом снова Василия II. Можно было бы удивляться, почему Василий II не захотел заменить кем-нибудь кандидата на митрополичий престол, замешанного во враждебных действиях против него, но тут, вероятно, следует вспомнить, что "колебался" Иона лишь относительно Василия Темного и Дмитрия Шемяки, а вот относительно Бориса Александровича Тверского - наиболее стабильного центра власти во всех тогдашних смутах - Иона был тверд и неподвижен: он всегда был с теми, с кем был князь Твери. Поэтому и в 1448 году ему не приходилось опасаться смещения в пользу другого кандидата Москвы.
Положение в Восточной Руси, как оно сложилось в 1447 году, обеспечивало единогласие восточнорусских епископов, собор которых и совершил 5 декабря 1448 года избрание Ионы митрополитом. Мнения патриарха Константинопольского не спрашивали, но и не заявляли об отказе признавать его старшинство. Хотя, по сути, речь шла об утверждении русской автокефалии, но официально все делали вид, продолжая политику 1441 года, будто меняется лишь административный порядок управления митрополией внутри Константинопольского патриархата.
Позиция епископов Киевской митрополии в Великом Княжестве Литовском была теперь неопределенной, и за их голоса еще следовало побороться. Тут в качестве дипломатического оружия впервые была применена критика Флорентийской унии: в послании к Киевскому князю Александру (Олелько) Владимировичу (князь с 1443; † 1454/1455) Иона, уже поставленный в Москве митрополитом Киевским, но еще не признанный в Великом Княжестве Литовском, оправдывает свое поставление без участия Константинополя именно тем, что там и царь, и патриарх "ино мудрствуют, сближаясь с латинянами".
Борьба за признание Ионы в Великом Княжестве Литовском заняла некоторое время, так как только 31 января 1451 года Литовская рада и великий князь Казимир признали Иону митрополитом. Казимир все еще поддерживал в своем государстве православную партию, так как все еще находился в оппозиции к папе, а, следовательно, ущемлявшиеся в настоящем случае интересы униатских патриархов Константинополя не были ему близки. Впрочем, критика Флорентийской унии по-прежнему не выходила за рамки кулуарной дипломатии. Никаких официальных заявлений о непризнании Флорентийской унии и, соответственно, о непризнании патрирахов-униатов так и не было сделано.
В июле 1451 года Василий II, уже опираясь на полное признание во всей Киевской митрополии, пишет о поставлении Ионы византийскому императору Константину X (1449-1453). В этом послании вопрос о Флорентийской унии по-прежнему дипломатично обходится. Князь Василий мог знать, что в это время Константинопольский патриарх-униат Григорий III Мамма (1443-1459) уже покинул Константинополь (1450) после того, как полностью потерял поддержку местного клира, но, в то же время, едва ли он мог не знать, что император не изменял своей приверженности унии (и действительно, уже в 1452 году в Константинополь вернется митрополит Исидор, который и возглавит там униатов). Василий по-прежнему ничего не говорит о принципиальном отказе признать патриарха-униата православным епископом.
Позднейшие историки будут писать, будто Константинополь вскоре признал автокефалию Московской церкви. Этот историографический миф стал довольно рано элементом официальной московской идеологии, так как уже в 1525 году за отказ поверить в легитимность московской автокефалии будет осужден Максим Грек. Но в действительности Константинополь смирится с самостоятельностью Московской церкви лишь в 1589 году, при установлении Московского патриаршества.
Обоснование московской автокефалии отказом от Флорентийской унии необходимо признать еще одним позднейшим историографическим мифом: курс Московского собора 1441 года на осуждение унии был почти сразу же пресечен. Осуждение Флорентийской унии станет для Москвы актуальным гораздо позднее, когда обострится ее соперничество с Новогрудком.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments