Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Categories:

почему надо быть оптимистом даже в церковных делах

несмотря на то, что у нас "отступающая", а не какая-либо другая армия.

один из наших наиболее достойных оппонентов в экуменическом стане, Олег Трофименко ortolog написал по поводу признания экуменических церквей "мирового православия" в традиционной РПЦЗ:

То, что это понимание вдруг стало претыкаться об искусственные идеологические выкладки "матфеевцев" в среде неофитов постсоветского времени и в частности через через г.Мосса и г.Лурье в 90-е годы и за десять лет это новоявленное понятие вдруг стало чуть ли не общим исповеданием всех так наз.ИПЦ, является совершенным новшеством и никогда не являлось это исповеданием РПЦЗ. Никогда.

про исповедание РПЦЗ -- совершенно верно. (называть г.Мосса "неофитом постсоветского времени" неверно, т.к. он уже в 1970-е годы был в РПЦЗ; меня можно и называть: в советское время я был только в МП).

а вот почему повод для оптимизма: действительно, всего 10 лет -- а дискурс изменился радикально. нужна была идеология и средства ее доставки, главным из которых стал Вертоградъ Александра Солдатова.

конечно, на самом-то деле идеология начиналась с Александра Каломироса в 1963 году, а затем продолжалась в Бостоне и в Париже -- в рамках РПЦЗ, но внутри автономных анклавов в виде Бостонского Преображенского монастыря и Французской миссии о.Амвросия Фонтрие. мы с Владимиром Моссом ничего особенного относительно экуменизма не придумывали, а, в основном, пользовались готовым. но для членов РПЦЗ это готовое было чем-то малодоступным из-за абсолютно чуждого дискурса: на страницах The Orthodox Witness и Lumière de Thabor не бывало развесистой клюквы про "Святую Русь" и "Православную Грусть", и вообще эти издания задавали другой темп мышления, т.к. их страницы не слипались от засахарившегося на них православного варенья. а для кого-то более информированного в РПЦЗ всякий "Бостон" был "большой херем", сиречь нечто абсолютно и заведомо некошерное.

Бостонский и французский анклавы были в состоянии нестабильного равновесия с окружавшей их в РПЦЗ средой и, в конце концов, когда они лишились покровительства м.Филарета (вследствие его кончины), были немедленно выпихнуты из РПЦЗ (соответственно, в 1986 и 1987). РПЦЗ сохраняла монолитность "церкви русского народа", которой совершенно наплевать на догматику -- кроме тех случаев, когда догматика позволяет еще каким-нибудь особенным способом обругать "красную церковь" в СССР.

но экспансия РПЦЗ в Россию в 1990 году эту (и вообще всякую) монолитность в ней нарушила. начальство РПЦЗ решением об открытии российских приходов поддалось на -- как я думаю, сознательную -- провокацию со стороны вл. Граббе: он сыграл на их бесконечных амбициях (амбициях старой эмиграции по отношению к "советским", помноженным на амбиции специфически церковные: там была совершенно гремучая смесь, т.е. нечто близкое к коллективному маникалу, который увлек в том числе и либеральное крыло Антония Женевского и Ко.), чтобы они ввязались в российские дела, завязли в них, а через это постепенно были бы отстранены от управления и заменены реальным центром в России. лично для себя я уверен, что Граббе уже в 1990 году рассчитывал именно на это. собор РПЦЗ 1990 года был прекрасно разыгранной манипуляцией -- в лучшем церковно-политическом смысле слова.

после вторжения в Россию и быстрого (и абсолютно неизбежного) провала блицкрига против МП РПЦЗ оказалась, наконец, открыта к внешним воздействиям и к инкорпорации в чужие церковно-политические проекты.

первым делом, конечно, ее использовали для закрепления церковной недвижимости за не-МП в России: так появился "Суздаль". и правильно. тут нельзя было терять времени.

но затем, по следам "крепких хозяйственников", пришло время идеологов (без которых, между прочим, и "хозяйство" не устоит).

наши действительные успехи за 10 лет объясняются только одним: эта идеология была востребованной. мы формулировали именно то, что очень многие чувствовали, но не умели выразить или даже самим себе признаться в таких чувствах. это впервые нам показали экспериментальные (в этом смысле) публикации Вертограда 1998 года о вл. Аверкии (одна публикация писем к нему м.Филарета по поводу допущенного им служения монофизитов в Джорданвиле разрушила в глазах многих не только его личный церковный авторетет, но, главное, саму эту его идеологию национально-патриотического консерватизма, подменяющего каноны и догматику) и о сослужениях с сербами (тут мы сознательно дали первый и безобидный, но уже вполне канонический критерий, позволивший заинтересованным читателям сравнивать фактическое поведение их архиереев с их антиэкуменическими декларациями, которые тогда еще продолжались).

почему это внушает мне оптимизм: когда мы находимся в гуще событий и видим крупно каждую мелкую деталь, то нам кажется, что все плохо. что нет на свете православных христиан, а есть только ко всему (догматическому и каноническому) равнодушное стадо. мы знаем по догматике, что это на самом деле не так, но трудно себя в этом убедить.

но вот прием, который немножко помогает себя в этом убедить: смотреть, какие перемены удаются за относительно короткое время. какой тупой и беспросветной (в догматико-каноническом смысле) выглядела РПЦЗ в 1997 году -- и как теперь уже даже Володя Капустин vvkap уверенно рассуждает в дискурсе ИПЦ ! )))

все-таки православие кому-то нужно, и даже не только шизофреникам. вот это и есть, может быть, единственное чудо веры, которое совсем уже непостижное уму.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 65 comments