Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Categories:

церковное

появился хороший постинг krylov-а, который очень хорошо классифицирует наши церковные группы. я даже не хочу комментировать на тему ху из ху.

О том, что представляет из себя та или иная организация и её члены, можно судить по тому, как оная организация относится к добровольцам и симпатизантам. То есть людям, которые хотели бы — сами — в неё вступить, или — опять же сами — помочь ей делом или словом.

Основные варианты тут такие.

1. ИДЕАЛИСТЫ. Люди, ощущающие себя хорошими, чистыми и честными, и в этом видящие залог успеха («с нами Бог — кто против нас?») Как правило, хотят изменить мир к лучшему, для чего и объединяются.

Принимают к себе только добровольцев, перед приёмом активно отговаривают, объясняют «все трудности», устраивают какие-нибудь экзамены и так далее. К принятым относятся с разумным доверием. К желающим помочь, опять же, относятся одобрительно, «деньги берут» и доброму слову тоже рады, но опять же подчёркивают, что «будем действовать так, как считаем нужным» вне зависимости от. Напрягаются и когнитивно диссонируют, когда их хвалят несимпатичные им люди… Берутся за дела сложные, иногда даже неосуществимые, но стремятся именно к осуществлению.

2. КОММЕРСАНТЫ. Люди, ощущающие себя успешными, и в этом видящие своё главное достоинство («всё, что ведёт нас к успеху, тем самым уже хорошо»). Как правило, хотят бабла или известности, для чего и объединяются.

Активно вербуют добровольцев, завлекая и рекламируя себя всячески. К принятым в ряды относятся вроде бы хорошо, но стараются не допускать до принятия решений, зато нагружают работёнкой и вообще всячески «выжимают». Привлекают любую помощь со стороны, радуются любому доброму слову, готовы пойти на изменение своей политики (а чаще — публичной риторики) в обмен на денежку или похвалу, особенно печатную или телевизионную. Кто именно им помогает — в общем пофиг, если это не подмочит репутацию на более глобальном уровне… Берутся только за реализуемые проекты, желательно – с гарантией. Риска не любят.

3. МЕРЗАВЦЫ. Люди, сами себя ощущающие плохими, и в этом видящие залог успеха («побеждает только зло, и чем оно гнуснее, тем оно победоноснее, ибо так устроен мир»). Как правило, хотят сидеть сверху, сладко жировать и всячески глумиться, для чего и объединяются.

Добровольцев в свои ряды не берут, а если берут — то очень неохотно и всячески третируют (ибо уверены, что добровольно служить им могут пойти только полные остолопы). Предпочитают пополнять ряды при помощи подкупа или шантажа. Новичков обязательно заставляют поесть говна. К добровольным симпатизантам относятся как к дуракам или шпионам, хотя используют. Помощь со стороны, равно как и одобрение, предпочитают покупать или выбивать — «так надёжнее»… Опять же, берутся за проекты принципиально реализуемые, хотя бывает что и рискованные. Обожают игры с колоссальным минусовым эффектом - "поджечь дом, чтобы зажарить свинью", "разрушить на миллион, чтобы украсть рубль". На этом обычно и выигрывают.

4. НЕУДАЧНИКИ. Люди, ощущающие себя неуспешными, но при том хорошими, и более того — в неуспешности и неудачливости видящие подтверждение своих высоких качеств («да, у нас ничего не получается, потому что мы духовны»). На словах хотят изменить мир к лучшему, а на самом деле — психологически компенсировать собственную неуспешность, для чего и объединяются.

Добровольцев привлекают, причём рады всем, но относятся к ним с демонстративным недоверием и постоянно в чём-нибудь подозревают, в особенности тех, у кого что-нибудь начинает получаться: «не, не наш он, слишком прыткий». Очень хотят получить помощь извне «словом и делом», но «по какой-то злой иронии судьбы» постоянно говорят и делают что-то такое, что отпугивает даже самых что ни на есть доброжелательных доброжелателей… И, конечно, берутся они только за принципиально неосуществимые дела.

Это в целом. Теперь — всякие наблюдения.

О сходствах. Очевидно, что вера мерзавцев и вера неудачников — это одна и та же вера. И те и другие считают, что «в нашем несовершенном мире» успешно только зло. Просто первые оправдывают этой верой своё злодейство, а вторые — свою неуспешность. Неудивительно, что мерзавцы обычно считают всех остальных неудачниками, а неудачники — мерзавцами.

Вера идеалистов и вера коммерсантов отличается несколько больше. Идеалист верит в то, что добро в конце концов победит, потому что «оно же объективно лучше». Коммерсант же считает, что то, что побеждает, и есть добро, и его надо принять, как бы оно не выглядело на первый взгляд, ибо «с рынком не спорят» и «успех — мерило всех ценностей». Интересно, что идеалисты, сталкиваясь с другими людьми, склонны объяснять их действия идеальными причинами, а коммерсанты в любых человеческих предприятиях видят коммерцию.

И о различиях. Нетрудно заметить, что «идеалисты — мерзавцы» и «коммерсанты — неудачники» составляют две пары противоположностей. То есть это люди, чувствующие, мыслящие и действующие прямо противоположным образом. При этом идеалисты видят в мерзавцах «плохих идеалистов» (этаких «служителей Зла»), а коммерсанты подозревают неудачников в «плохой коммерции» («ребята хотели срубить бабла, но не вышло»). На самом деле это ошибка: мерзавцы, как правило, являются «антиидеалистами», и к любому проявлению идеализма относятся злобно. В свою очередь, неудачники заинтересованы не в успехе своего дела, а в психологической компенсации его заведомой неуспешности.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments