Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Category:

хождение по водам и Максим Исповедник

слово в воскр. 25 августа. о том, что нужно надеяться, что при нашей жизни ничего хорошего не случится.

Слово в неделю 9-ю по Пятидесятнице и на память перенесения мощей преподобного Максима Исповедника
12/25.08.2002
О трех смыслах каждого рассказа Св. Писания. В истории хождения апостола Петра по водам духовный смысл тот, что спасение для человека, как он есть, так же невозможно, как хождение по воде. Человек сам не может достичь обожения, и именно поэтому Бог Сам воплотился, чтобы человек мог стать Богом. Св. Максим Исповедник об обожении. Душевный смысл истории с апостолом Петром: не надо смущаться, что у нас нет сил для жизни по-христиански, а надо только смотреть, как поступать согласно с волей Божией, а Господь Сам подаст нам силы. То же и в общецерковной жизни: суд вынес обвинительный приговор против нашего Митрополита, гонения на нашу Церковь возрастают, но это только будет служить на пользу Истине. Главное, чтобы мы сами не отступали от Истины, а тогда Господь все устроит, как надо. Не надо надеяться на торжество истины на земле, при нашей жизни или после нее.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.
Сегодня мы слышали в Евангелии рассказ о том, как Господь ходил по водам и как, по просьбе апостола Петра, апостол тоже пошел по воде. Но в какой-то момент он вдруг начал тонуть и испугался. Но Господь его спас и одновременно объяснил, в чем причина того, что он начал тонуть, такими словами: «Маловере, почто усомнелся еси?» — т.е. именно за сомнение апостол и стал тонуть. И вот, это такая история, где особенно видно, что из духовного смысла Писания следует душевный. Я напоминаю, что все, что рассказывается в Писании, всегда имеет как минимум два, а чаще всего три смысла. Во-первых, это буквальный смысл, когда просто рассказывается какая-то история; и тот рассказ, который мы сегодня слышали, имеет буквальный смысл, и он понятен; этот смысл называется телесным; а есть места в Писании, которые не имеют телесного смысла. Другой смысл, более возвышенный — душевный, — раскрывает, что каждая история или притча говорит о том, как каждому из нас в деле спасения своей души должен употреблять тот или иной рассказ Писания. И третий, самый высокий смысл, догматический, называется духовным.
И как раз в данном случае хорошо видно (это не всегда так бывает очевидно), как из духовного смысла следует душевный смысл этой истории. Духовный смысл здесь тот, что спасение — то, ради чего пришел Господь, — это настолько же невозможное для человеческого естества дело, как и хождение по воде. Т.е. мы призваны к чему-то такому, что человеку, даже не в силу каких-то его грехов, а просто человеку как его Бог сотворил, т.е. и без всякого греха, совершенно невозможно. Но Господь говорит об этом, что «невозможное человеку возможно Богу»; и празднуемый сегодня святой Максим Исповедник, разъясняет это дополнительно (память св. Максима Исповедника завтра, но по церковному уставу, она переносится на сегодняшний день, в силу того, что завтра Отдание Преображения, которое не сочетается со службами святым). Св. Максим был совершенно необыкновенным Богословом в истории Церкви, потому что можно сказать, что вся церковная догматика выражена в его творениях. И хотя он не систематически их писал, т.е. от случая к случаю (такого свода, как, скажем, св. Иоанн Дамаскин, он не смог написать, а все писал в разных отрывках, письмах), и все это было разбросано, но ученики собирали, и вот, эти отрывки в сумме охватывают всю христианскую догматику. И самое главное и ясное, что он написал о цели христианской жизни, почему ее действительно можно сравнить с хождением по воде: «Бог стал человеком, чтобы человек стал Богом». Это, конечно, не он первый сказал, он только повторил учение других отцов; но он очень подробно объяснил, что это означает. Это означает, что насколько совершенно Бог стал во Христе человеком — а мы знаем, что человечество во Христе совершенно, т.е. совершенно стал Бог человеком, — именно настолько же человек, чтобы спастись, должен стать Богом, т.е. столь же совершенно. Но как при этом Христос оставался Богом, став человеком, так и мы, становясь Богом в спасении, останемся совершенными человеками, — и даже можно сказать, что мы тогда станем совершенными человеками, а не такими испорченными грехом, какими мы были раньше. И именно к этому, а не к какому-то там туманному «морально-нравственному совершенствованию», как любили выражаться в XIX веке люди, которые почти ничего и не знали о настоящей православной догматике, именно к этому мы призваны, именно к обожению. Но это абсолютно невозможно для человека. И именно для того, чтобы это стало возможно, Господь Сам воплотился, Сам стал человеком, оставаясь при этом Богом, потому что Богу возможно все. Поэтому воплощение Христово произошло бы в любом случае, как объясняет Максим Исповедник, независимо от того, согрешил бы Адам или нет, потому что и в том, и в другом случае человек имеет нужду в Боге, чтобы Бог сделал к нему этот шаг. И тогда уже свободной волей Адам, решивший избрать благо и отказаться от греха, который уже успел избрать раньше, может принять Бога и таким образом спастись. Вот на такую догматику прикровенно указывает сегодняшняя история с хождением по водам.
А какая же из нее следует аскетика, что для каждого из нас в нашей повседневной жизни отсюда следует? На что указывает, тоже прикровенно, сегодняшняя история? Она говорит о том, что все, ведущее к нашему спасению, а не просто к каким-то нашим житейским удобствам, что мы реально делаем, — это все что-то такое, что по жизни для нас невозможно. Мы не должны смущаться, что Господь требует от нас чего-то такого, для чего мы не имеем никаких сил, для чего у нас нет никаких условий, а мы только должны смотреть, действительно ли согласно с волей Божией такое наше поведение. И если мы видим, что да, для исполнения заповедей требуется именно это, то не надо ни о чем постороннем думать. Не надо думать о том, что у нас нет для этого достаточных сил, потому что здесь можно и не думать: и так ясно, что их нет; откуда им взяться? их не может быть. А надо только думать о том, что если это согласно с волей Божией, то Он подаст силы, а если не согласно, то не подаст; и поэтому нам важно именно только быть в согласии с волей Божией. Поэтому каждому из нас в нашей частной жизни, если эта жизнь христианская, никогда не надо смущаться при мысли о невозможности того, что нам предстоит, будь то — конечно, прежде всего — какие-то добродетели, которых мы не можем совершить, отстав от пороков, от которых мы никак не можем отстать; или будь то преодоление каких-то внешних обстоятельств, которые нам, может быть, очень мешают.
И вот, тот же самый душевный смысл мы можем видеть и в общецерковной жизни. Здесь мы особенно часто сталкиваемся с разными внешними обстоятельствами, которые нам мешают. Например, сейчас, как многие или почти все уже знают, на нашу Церковь усилились гонения, и не далее, как в пятницу, против нашего Митрополита, главы нашей Церкви, вынесен совершенно клеветнический и почти неприкрыто шитый белыми нитками обвинительный приговор (правда, суда только первой инстанции). Конечно, это еще не конец процесса, который может закончиться только в Верховном Суде; но это свидетельствует о том, как власти Владимирской области настроены против нашего Митрополита. Конечно, причина этого суда — не столько личность Митрополита, которая сама по себе мало кого интересует; в основном эти гонения происходят не по личной вражде к нему центральных и местных властей, а это именно вражда к нашей Церкви, стремление, чтобы у Московской патриархии не было никаких конкурентов, и чтобы «в едином государстве», как некоторые чиновники совершенно глупо представляют себе положение дел, «должна быть одна церковь». Но такие гонения никогда не служили тому, чтобы Истинная Церковь уничтожалась. Потому что мало того, что гонения на истину служат всегда только к усилению истины, но даже просто, рассуждая по-житейски, наша гонимая Церковь гораздо привлекательнее становится для тех людей, которые действительно ищут православия, а не того, чтобы быть, как все. Ведь сейчас огромное количество людей приходят в храмы просто потому, что многие вокруг ставят свечки, многие крестят детей, многие отпевают усопших, и многие заходят в храмы на всякий случай, «как бы чего не вышло». И просто как бы даже считается в некоторых кругах, что приличный человек должен как-то ходить в церковь, а иначе он является каким-то асоциальным элементом. Вот таких прихожан нам не надо. И мы не будем конкурировать с Московской патриархией за подобных прихожан, пусть она забирает их всех. А люди верующие, которые должны думать о том, куда они приходят, — а они неизбежно об этом думают, даже если они сначала приходят и в Московскую патриархию, — они не будут легко верить обвинениям против нас, тем более исходящим от таких заинтересованных сторон, как разные чиновники, слишком переплетенные в своих интересах с Московской патриархией (чтобы не сказать — коррумпированные), и сама эта патриархия. И поэтому то, что наша Церковь сейчас подвергается гонениям, это как раз в условиях нашего нынешнего государства — только лишний довод (хотя конечно, это не доказательство, а скорее косвенный довод, но тем не менее, верный), что наша Церковь стоит в Истине. А пока мы будем стоять в Истине, Господь нас не оставит, и все подаст, что нужно для спасения души каждого из прихожан нашей Церкви. А вот если мы будем как-то вилять и как-то уходить от Истины, то Господь, конечно, нашу Церковь не пощадит, и правильно сделает, потому что «аще соль обуяет», ее, как известно, выбрасывают на помойку. И судьба нашей Церкви зависит, конечно, не от каких-то государственных чиновников и тем более не от Московской патриархии, и вообще не от каких-либо внешних сил, а исключительно от Бога. Но Бог со Своей стороны все уже сделал и делает все нужное для нашего спасения; и если мы, прихожане, будем держаться Истины, по крайней мере, будем к ней стремиться и каяться в своих грехах, которые мы совершаем, отступая от этой Истины, то тогда это будет означать, что Церковь нам нужна, и тогда Господь от нас ее не отнимет. А если мы этого делать не будем, то тогда конечно, мы обязательно потерпим крах еще на земле, а потом еще худшее крушение в жизни будущего века.
И Господь да подаст нам подвизаться за православие вместе с такими святыми, как Максим Исповедник, который запечатлел свое истинной православное исповедание даже не тем, что он был в Церкви меньшинства (хотя он большую часть своей жизни при господстве еретиков был в Церкви меньшинства), а тем, что вообще в последние годы своей жизни остался один и не знал ни одного православного епископа; ему негде было причащаться лет двадцать, и в таком состоянии, отлученный от всех, в ссылке он умер в полном одиночестве, причем после того, как ему отсекли правую руку и вырезали язык. Но прошло всего лишь 20 лет после его смерти — и его прославили во святых на Вселенском Соборе. Вот, через такое короткое время (хотя он до него не дожил, а только с неба его увидел), уже истина восторжествовала. Но нам не надо надеяться, что истина восторжествует через 20 лет после нашей смерти, и даже что вообще в земной истории когда-нибудь она вот так восторжествует. Конечно, этого нельзя исключать, но мы не должны надеяться на это. Для нас должно быть важно только одно: что Истина приведет нас в торжествующую на небе Церковь — в Царствие Небесное. Аминь.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments