Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Categories:

монашеская параллель мирскому рассказу

давно собирался рассказать очередную историю Анастасии Георгиевны Шатиловой -- на сей раз, про митрополита Антония Храповицкого (+ 1936), первого Первоиерарха РПЦЗ. окончательно меня на это подвигла olgita со своим рассказом о Пастернаке (был такой поэт -- "сам себя сравнивший с конским глазом", хотя было бы вернее какое-нибудь более развернутое сравнение с жеребцом), который возлег на вечное упокоение меж двух своих жен. аналогичная история была и с митрополитом Антонием, который, вообще-то, страсть как не любил женщин.

в Сербии, в эмиграции, княжна Святополк-Мирская пострила на свои деньги часовню Иверскй иконы Божией Матери (я так и не мог добиться от А.Г., кем эта княжна приходилась князю-коммунисту Святополк-Мирскому -- литературному критику, вернувшемуся в 1926 г. в СССР и получившему по заслугам). и вот, когда часовня была построена, приходит эта самая княжна к м.А. и спрашивает у него разрешения быть похороненной в этой часовне. а этим вопросом она повергла м.А. в немалое смущение: оказывается, он сам уже облюбовал эту часовню для собственного погребения. поэтому митрополит сказал, что подумает, и попросил княжну зайти завтра.

назавтра она приходит и тут же получает разрешение. -- с таким комментарием митрополита, выдержанным в характерной для его приватных бесед стилистике: Знаете, я подумал, что после смерти монаху не стыдно и с бабой лечь.

возращаемся к Пастернаку, а точнее (ведь что интересного может быть в отдельно взятом Пастернаке?..) к проблеме людей, которые живут "яко кони женонеистовии".

если читать стихи Пастернака, даже поздние 1950-х гг., то можно подумать, что всё очень романтично. если читать то же, но при взгляде со стороны (особенно, скажем, на взгляд Ахматовой -- это описано у о. Михаила Ардова в "Легендарной Ордынке"), -- то получится, как говаривала Ахматова именно по этому поводу, -- "все-таки умеют великие русские поэты выбирать себе подруг жизни"... а если читать это в еще более широком контексте? куда войдут и всякие виляния разными частями тела перед товарищем Сталиным, и отказ от Нобелевской премии (хотя ее принятие абсолютно ничем не угрожало, -- да и что может угрожать нормальному человеку, когда ему за 60, и основная часть жизни все равно позади?) и еще многое тому подобное?

можем ли мы представить в роли Пастернака -- т.е. мужа "Зины", советского поэта, певца лейтенанта Шмидта, отказника от Нобелевской премии и страдальца по поводу травли в советских газетах -- хотя бы Николая Степановича Гумилева? да никогда! а в чем же разница, если Н.С. был, как известно, еще хуже, чем Пастернак по этой самой "женонеистовой" части?

а разница в том, что у Н.С. это была слабость, которую он не умел блокировать на фоне своих не очень удачных поисков чего-то высшего (он сам об этом очень точно написал в одной из своих "Канцон"), а у П. -- "это" и было высшим. про обоих, Н.С. и П., говорили, что у них лошадиное лицо, и это было правдой, но только у одного из них было лошадиным еще и "лицо души".

вот почему не вызывает у меня сочувствия Юрий Живаго: никакая у него не "судьба" -- а один только животный детерминизм, которому бывают подчинены все эти "кони женонеистовии" с человеческим лицом.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 69 comments