Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Categories:

что общего у Лакана с наукой

кто-то сразу скажет, что это эффективность лакановского психоанализа как психотерапии. но это не будет ответом. очень многие (если не большинство) эффективные методы психотерапии не имеют за собой никакой фундаментальной психологической теории или имеют только симуляцию такой теории (как, напр., экзистенциальная психотерапия). сам принцип "лечения разговором" и даже осознание главного принципа его эффективности (что в разговоре проявляет себя бессознательное, и можно воздействовать на бессознательное через разговор), -- это в традиции психоанализа еще Фрейд, а вообще это было еще у Жане и др.
поэтому надо все-таки обсуждать лакановскую теорию как таковую.

(сорри за некоторую эмоциональность изложения, но мне кажется опасным на данном этапе фильтровать поток сознания, а если так, то с амбивалентностью моего отношения к Лакану ничего не поделаешь).

перечисляю в порядке простоты наблюдения, что противоположно логическому порядку теории (как Лакановской, так и любой другой):

1. попытка теоретически осмыслить единство бессознательного и языка: знаменитый тезис Лакана, фактически, значил нечто более сильное, что в нем было эксплицитно: бессознательное не просто устроено "как" язык, а существует некая фундаментальная структура бессознательного, которая и является фундаментальной структурой языка.

знаний теоретической лингвистику Лакану как раз хватило, чтобы это сформулировать: он узнал Соссюра через Леви-Стросса и, вдохновляясь примером Леви-Стросса, бесстрашно перевернул схему Соссюра с ног на голову, поставив в ней Означающее над Означаемым.

шансов быть понятыми тогдашними (дело происходило в 50-х) лингвистами и философами языка у Лакана не было никаких, даже несмотря на благожелательное отношение Романа Якобсона. впоследствии (к началу 70-х) это стимулирует Лакана к отходу от "лингвистики" и к увлечению "топологией". надо помнить, что, стараниями тех же Якобсона и Пражского лингвистич. кружка, подход Соссюра ко всем вопросам отношения между языком и реальностью (реальностями) царил безраздельно. с другой стороны, со стороны логики языка, этот подход как раз тогда был состыкован с логикой Фреге -- стараниями Венского кружка, Карнапа и Ко., которые тогда безраздельно царили в этой области философии.

Лакана не поняли, а постепенно и настолько затюкали, что он сам потерял значительную долю интереса к своим собственным теориям о бессознательном и языке. Хомский его тоже не понял (ну, правда, Лакана и трудно было понять: приличные люди не понимали языка богемы, а богемные -- не понимали научного содержания).

у Лакана, видимо, успел проявиться интерес к Хомскому, но, похоже, недостаточно квалифицированный: первая публикация Хомского по "синтаксическим структурам" -- 1957, когда лингвистические воззрения Лакана уже как раз успели оформиться. да тогда и сам Хомский смотрелся бледно на фоне Якобсона (говорю исключительно с т.зр. пиара). личная встреча Х. и Л. была уже в 1975, т.е. слишком поздно.

-------
на этот пункт можно ответить так: да, у Лакана были очень важные интуиции в области оснований теоретической лингвистики, но он сам так и не смог придать им научную форму, и поэтому надо было ждать, пока Хомский переоткроет их независимо.

но на этот ответ можно ответить так: для Лакана в этих интуициях главными были все-таки не теоретико-лингвистические импликации, а их значение для понимания структуры бессознательного. устройство языка интересовало его исключительно в качестве двери в бессознательное.

поэтому переходим к п.2.

2. фундаментальная структура бессознательного: "дискурс Другого" (discours d"Autre). это, вроде как, центр всей системы Лакана: мол, бессознательное -- это подлинный субъект речи и мышления, который всегда "отсутствует" (отсутствует из поля сознания), т.к. он бессознательный. вот, кстати, хорошая вводная статья с гиперссылками.
но если не увлекаться парадоксами (мол, как это "отстутствует" и т.п.), хотя именно ими увлекал свою публику Лакан, то имеем в сухом остатке мы просто получаем, что все наши умственные процессы происходят в некоем диалоге, не только с внешними другими ("а", от autre с маленькой буквы, в "алгебре" Лакана), но и с Другим ("А") нашего бессознательного, и что именно это взаимодействие -- главное.

это и так сразу напоминает теории кляйнианского психоанализа, а узнав, что эти теории появились после усиленного чтения Лаканом Мелании Кляйн в конце 1940-х гг., в этом можно почти не сомневаться. а чтобы совсем не сомневаться, достаточно сказать, что для младенца Другим является мать. -- в общем, все эти теории про речь Другого -- изложенные грязным языком парижской богемы чистые и светлые идеи Мелании Кляйн (а еще лучше об этом, на мой взгляд, у Биона -- с которым Лакан был лично знаком, но, видимо, не удосужился изучать). см. у Мелании Кляйн и Биона о проективной идентификации в связи с контейнированием и сама схема контейнер-контейнируемое (в том числе о матери как первом контейнере).

тот самый случай, когда есть и новое, и интересное, но что интересно, то не ново, а что ново, то неинтересно.
но, на самом деле, все-таки интересно. об этом в след. пункте, а пока одно отступление:

в 2001 г. вышли материалы симпозиума The Klein-Lacan Dialogue между представителями обеих школ. вот тут в рецензии пишут, что никакого диалога не получилось, т.к. представитель каждой школы дудел строго в свою дуду (хотя, как видно из содержания, были заданы общие темы для обсуждения).

между тем, влияние Кляйн на Лакана -- по-моему, вполне достойная тема для какого-нибудь историка науки.
кстати, кляйнианцы были единственными из приличных людей, кто к Лакану отнесся терпимо и даже не без любопытства. первые переводы его трудов на английский изданы при их институте в Тавистоке.

3. лингвистические импликации "дискурса Другого" и т.п.: было нечто, чего не было у кляйнианцев, но было только у Лакана: внимание к психологическим основаниям языка. Лакан показал, что (человеческий естественный) язык возможен только в результате некоего внутреннего диалога.

к такому же выводу подошел и Хомский с соавторами, но лишь в самое недавнее время (с конца 90-х): его концепция рекурсии подразумевает, что для естественного языка нужна возможность embedding, включения одной мысли в другую (а это и есть диалог, чем он и отличается от всякого монолога). подробнее здесь и здесь, плюс бонус здесь.

4. учение о клинических структурах: оно кажется абсолютно специфичным для Лакана, т.е. кажется, что существует необходимость выбора между Лаканом и любыми другими психиатрическими теориями. думаю, что это не так, т.е. что соответствующие концепции Лакана вполне подлежат переводу с Лакановского языка на общечеловеческий, особенно кляйнианский (который, во-первых, вообще самый правильный, во-вторых, повлиял на самого Лакана). сама по себе идея, что болезни не сводятся к симптомам, а являются определенными конфигурациями психики, является общей для всей динамической психиатрии (но, разумеется, это противоречит подходу Крепелина и Ко., а также всем международным классификациям психических заболеваний, которые должны ориентироваться на клинику, а не на теории).

основная идея Лакана тут в том, что все определяется отношениями Я и Другого. отсюда и сильные, и слабые стороны его подхода.

коротко клинические системы по Лакану можно себе представить так:

1. невроз: отношения Я и Другого характеризуются какими-то дисбалансами. -- в этом смысле психически здоровых людей нет вообще, т.к. большинство населения являются невротиками (Фрейд считал, что невроз не имеет качественного отличия от нормы, а имеет только количественное, по степени выраженности симптомов; но здесь он имплицировал в психологической теории культурную конвенцию, а Лакан его поправил; впрочем, это и без Лакана было понятно, и в кляйнианском психоанализе это учитывалось).

основной механизм психической защиты при неврозе -- вытеснение (Verdrängung = déplacement = repression (in English tr.); это вполне по Фрейду).

ограничение теории Лакана: то, что в кляйнианском психоанализе будет пограничными расстройствами (синдром диффузной идентичности), у Лакана все равно окажется неврозами. насколько я знаю, никакого успешного опыта лечения пограничных пациентов (напр., с Borderline Personal Disorder) в лакановском психоанализе нет, хотя, думаю, сами лакановцы скажут обратное. но пока что я склонен думать, что их успехи тут, если есть, происходят стихийно: психотеравт может просто почувствовать по клиенту, что с ним надо идти путем или Transference-Focused Psychotherapy (TFP) Кернберга или когнитивно-поведенческой терапии (пока никакие другие методы не доказали своей эффективности в этом деле, а на эти оба метода психотерапевт может выскочить эмпирически, даже и не зная, что он "говорит прозой"). вообще говоря, листая современные статьи лакановских аналитиков, я вижу, что они работают эффективно только с уже весьма здоровыми людьми, т.е. только невротиками в смысле кляйнианцев.

2. психоз: вот здесь просто находка: Я и Другой совпадают. теряется возможность диалога. (а я добавлю: мышление и язык функционируют примерно так, как у первобытного человека).

вот хорошая авторская формулировка из семинара "Психозы" (цитирую по ресурсу, специально созданному для поиска авторских определений ключевых терминов; но для общего представления о предмете лучше начинать с англоязычной Лакановской Вики):
1955/56 - Les psychoses - 23 - Aristote faisait remarquer qu'il ne faut pas dire que l'homme pense, mais qu'il pense avec son âme. De même, je dis que le sujet se parle avec son moi. - [Le psychotique se trouve] complètement identifié avec son moi avec lequel il parle -

"Аристотель обращал внимание на то, что следует говорить не 'человек думает', а 'он думает со своей душой (или "посредством своей души")'. Точно так же и я говорю, что субъект разговаривает со своим Я. (Психотик оказывается) полностью отождествлен со своим Я, с которым он разговаривает".

(A propos: -- забавно, что Лакан тут, кажется, не понимает, что западноевропейское двойное значение предлога "с" -- "вместе с" и "посредством" -- совершенно чуждо греческому. У Аристотеля (О душе, 4): βέλτιον γὰρ ἴσως μὴ λέγειν τὴν ψυχὴν ἐλεεῖν ἢ μανθάνειν ἢ διανοεῖσθαι, ἀλλὰ τὸν ἄνθρωπον τῇ ψυχῇ).

по-моему, этот вывод очень актуален и помогает понять многое в тех теориях, которые сейчас стали обсуждаться в связи с проблемой происхождения языка. но и не только в них.

характерно, что Лакан не предложил никакого метода терапии для психотиков, хотя сам с ними как-то работал. его последователи тоже как-то работают. что-то мне подсказывает, что в их методах будет много от Лэйнга и Ко., т.е. антипсихиатрии. кажется, они и не ставят целью изменение психотической структуры, а лишь снятие острых состояний, что по методу Лэйнга бывает вполне возможным...

основной механизм психической защиты при психозе был (не с первой попытки) описан Лаканом на основе фрейдовского понятия "отвержения" (Verwerfung). у Фрейда этот термин никогда не был строго определен и легко путался с соседними ("отрицание", "вытеснение"), тем более, при переводах на франц. и англ., в т.ч. у Лакана. поэтому в семинарах "Психозы" Лакан ввел собственный термин, из фр. юридического языка: forclusion (юр. "насильственное исключение"), в англ. foreclosure.

не вдаваясь в подробности собственно лакановского психоанализа (который мне пока что кажется, именно в этих подробностях, связанных с трактовками Эдипова комплекса, каким-то особенно унылым и нетворческим фрейдизмом), можно сказать, что "форклюзия" отличается от вытеснения тем, что при вытеснении некое содержание уходит из сознания, но сохраняется в бессознательном, а при форклюзии оно отсутствует совсем (при психозе, по Лакану, такая судьба постигает Имя Отца, главное Означающее).

сразу замечу, что, конечно, не верю в значимость каких бы то ни было структур Эдипова комплекса для психозов и считаю, что тут вовсе не надо говорить об отце (пусть даже в самом символическом смысле), а только о доэдиповой матери. но это все далеко за пределами Лакана. в форклюзию я тоже не верю, т.е. считаю ее неудачной попыткой описать синдром диффузной идентичности и механизм расщепления (splitting) в кляйнианском смысле (условие sine qua non, хотя и не достаточное, для психоза).

3. перверсия: очень интересное определение, над которым надо будет еще весьма и весьма подумать: вместо диалога или отождествления Я и Другого происходит "инструментализация" Я, которое воспринимает себя как орудие Другого, которому и приписывает собственные желания.

главный механизм психической защиты -- отрицание (Verleugnung, dénégation; в англ. пер. стараются отойти от denegation и приходят к disavowal). это вполне термин Фрейда: отрицаемое (в данном случае -- свое собственное желание или желание внешнего объекта) не исчезает из поля сознания (как при вытеснении), но не принимается.

как перверсию Лакан определяет все то, что не вписывается в классический Эдипов комплекс (с этим и я бы согласился). но фактически его определение шире: первертное поведение возможно без первертной структуры, а первертная структура психики возможна без первертного поведения.

это наводит на мысли, что этот кусок теории Лакана может иметь смысл и вне контекста его гальванизированного фрейдизма (концепции juissance, о которой я тут даже и рассуждать не буду, т.к. даже на фоне Адлера, не говоря о Мелании Кляйн и Бионе, это примитив).

базовым определением первертной структуры оказывается подмена субъекта -- Я действует от имени Другого. не открывается ли здесь путь к психоанализу диссоциативных расстройств? это направление, совершенно выпавшее из внимания всех психоаналитиков, начиная с Фрейда, но еще столь важное у ближайшего предшественника Фрейда Пьера Жане.

к сож., насколько я знаю, в лакановской школе никакого особого интереса к диссоциативным расстройствам не проявляют и вообще держатся подальше от современных (и заметных во Франции) последователей Жане.

---------------------

кроме всего сказанного, представления Лакана о структурах психики оказываются очень важны еще для одной штуки, о которой в следюущий раз, -- о пространственности мышления.

UPDATE я тут не написал и пока не буду писать об отношении Лакана к теории объектных отношений как таковой (вот тут слегка упомянуто об их оппозиции: http://fr.wikipedia.org/wiki/Sch%C3%A9ma_L ). пока что мне кажется, что лакановские схемы на этот счет работают лишь у достаточно взрослых и достаточно здоровых людей, т.е. только там, где Эдипов комплекс определяет всю внутреннюю картину психики (Лакан, может, считал, что это и всегда так, но меня это не касается). по-моему, Лакан совершенно промазал мимо проблемы расщепления (splitting), оставшись тут при фрейдизме Фрейда и Анны Фрейд. тогда он не может объяснить и развитие психики. т.е. глубоко разбираться -- по-моему, имеет смысл лишь в перспективе лакановской терапии неврозов.
Tags: language, psy
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 63 comments