Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Categories:

критическая агиография

2.7.2. Идеи универсальной грамматики применительно к лингвистике текста

 

Дорога, по которой мы шли вслед за философами языка, оборвалась сразу после теоремы Патнема.
В

Впрочем, даже эта теорема все еще не очень задействована в формальной семантике[1]. После этого мы вступили на зыбкую почву нечеткой логики и пошли по бездорожью.

Сформулированная в нечеткой логике трактовка пропозиций позволила Лотфи Заде внести существенные коррективы к тому подходу, который был принят в интенсиональной семантике Монтегю. Однако Заде трактовал эти уточнения лишь как поправки к принципу композициональности, и, кроме того, он также не учитывал теорему Патнема.

Таким образом, философско-логическое осмысление наших действий должно начинаться с теоремы Патнема.

Эта теорема доказывает, что предметом интенсиональной семантики Монтегю является нечто иное, нежели семантика в естественном смысле этого слова, то есть не содержание (интенсиональное или экстенсиональное) как таковое, а лишь некоторые закономерности квазиматематического характера.

Патнем, насколько мне известно, не эксплицировал такой вывод применительно к лингвистической семантике. Но этот вывод вплотную подходит к утверждению, которое еще задолго до Патнема был сделано Хомским (впервые обнародовано в диссертации 1955 года) и было положен в основу его научной программы генеративной грамматики.

Друзья и одновременно антагонисты Патнем и Хомский в своих публикациях отзываются друг о друге, чаще всего, полемически[2], и это отчасти мешает увидеть важную составляющую их воззрений, одинаково актуальную для обоих. Впрочем, по крайней мере, Патнем считает Хомского своим союзником в полемике с Куайном, причем, именно в вопросе о независимости языка от «референции»[3].

Действительно, фундаментальное положение Хомского о том, что язык является неким «комплексом правил», определяемых «универсальной грамматикой», и что поэтому именно синтаксис (в таком обобщенном смысле) является подлинной семантикой естественного языка[4], — вполне близок Патнему. Непримиримый антагонизм между обоими вызывает «экстернализм» Патнема[5], с одной стороны, и «интернализм» Хомского, с другой.

Для Патнема неприемлем тезис Хомского о врожденной способности к языку и, соответственно, врожденности «универсальной грамматики». Для Хомского не менее неприемлем тезис Патнема о полностью «объективном» и лишенном всякого психологизма характере правил функционирования естественного языка. Но в этом вопросе необходимость выбора между Хомским и Патнемом ниоткуда не следует, и я бы предпочел согласиться с Барбарой Парти, которая предложила помирить оба подхода на основе математики: ведь и психологические закономерности вполне могут иметь математический характер[6]. Сегодня, спустя почти 30 лет, это предложение звучит еще более убедительно: разработанные в последние годы такие области математики, как фракталы и теория хаоса, показывают, что математически сходными могут оказываться процессы в предельно удаленных друг от друга областях, в том числе, связанных с психологией.

Поэтому не будем смущаться тем, что, основываясь на подходе Патнема, мы подошли к тем выводам, которые сформулировал Хомский. Хомский исходил из «лингвистики предложений», а не из «лингвистики текста», из которой исходили мы, но результаты тут сходятся.

Хомский отрицает приложимость понятий «денотация», «значение истинности» и т. п. к естественному языку, считая, что они приложимы лишь к искусственным «символическим системам», — которые могут быть близки к идеалу Фреге, но это их нисколько не приблизит к естественному языку[7]. Это весьма близко к описанной нами фрактальной модели, в которой мы не нашли ни денотатов, ни коннотатов (то есть ни экстенсионального, ни интенсионального содержания), а смысл понятия значения истинности «размазался» в нечеткой логике (и нам еще предстоит интерпретировать этот факт).

Хомский предполагает, что в естественном языке вообще нет «семантики» в общепринятом смысле слова, а есть только синтаксис и прагматика. «Согласно такой точке зрения, естественный язык состоит из интерналистских исчислений (internalist computations) и систем реализации, которые имеют к ним доступ, равно как и ко множеству другой информации и убеждений, исполняя их инструкции таким образом, чтобы сообщить нам, помимо прочего, способность разговаривать и общаться». Поэтому не может быть речи о том, что некоторые философы, как, например, Скотт Соамес, называют «центральным семантическим фактом относительно языка — … что он используется для отображения (репрезентации) мира». «Что язык, в указанном смысле, предназначен для отображения (репрезентации) мира — этого вообще не предполагается»[8].

Упомянутые в этой цитате «интерналистские исчисления» — это как раз и есть предмет спора между Хомским и Патнемом: последний считает их «экстерналистскими», а мы, вслед за Барбарой Парти, будем считать их «интерналистскими» и «экстерналистскими» одновременно.

Повторим, что Хомский пришел к своему предположению на основании «лингвистики предложения», но оно весьма соответствует тому, что мы наблюдаем в «лингвистике текста».

Действительно, было бы странно, если бы «семантика» наличествовала на уровне текста, но куда-то исчезала бы на уровне предложений, равно как и обратное — если бы она отсутствовала на уровне текста, но внезапно возникала на уровне предложений. Поэтому можно сказать, что наша фрактальная структура иерархии пропозиций в нарративе (дискурсе) «стыкуется» только с той «лингвистикой предложений», которая соответствует гипотезе Хомского.

Интуитивно это понимал Т. ван Дейк в самом начале своей работы, еще в самом начале 1970-х. По его собственным словам, он предпринял свои исследования в надежде создать на уровне текста некий аналог генеративной грамматики Хомского[9]. Но, в отличие от Хомского, который всегда был и остается не только лингвистом, но и выдающимся философом языка, ван Дейк не стал погружаться в философско-логическую проблематику, а это не позволило ему развить свои интуиции в сторону реализации научной программы Хомского на уровне лингвистики текста.


[1] Характерно, что она совершенно игнорируется в наиболее популярных современных учебниках, таких как: I. Heim, A. Kratzer, Semantics in Generative Grammar (Oxford, 1998) [несмотря на наличие здесь главы 12 «First steps towards intensional semantics », p. 299–312], — и его пока не дописанное продолжение: K. von Fintel, I. Heim, Intensional Semantics. Lecture Notes. MIT Spring 2005 edition (доступно только в сетевой версии: http://ocw.mit.edu/NR/rdonlyres/Linguistics-and-Philosophy/24-973Spring-2005/19058019-AB15-4760-868A-52AEC2CAFA3C/0/intensnlsemantic.pdf ). Игнорирование проблематики Патнема при обсуждении интенсиональности означает заведомый отказ от обсуждения реальных философских и логических проблем в пользу чисто технических вопросов.

[2] Классический образец их полемики — в сб.: Language and Learning: The Debate Between Jean Piaget and Noam Chomsky / Ed. M. Piattelli-Palmarini (London, 1980); см. также очень подробно, хотя и только со стороны Хомского, в: N. Chomsky, New Horizons in the Study of Language and Mind (Cambridge, 2000) passim.

[3] H. Putnam, Model Theory and the “Factuality” of Semantics [1989] // Idem, Words and Life / Ed. By J. Conant (Cambridge, Mass.—London, 1994) 351–375.

[4] “…a language is a complex of rules of the permitted format, interconnected in a way permitted by universal grammar” (N. Chomsky, Language and Problems of Knowledge // The Philosophy of Language / Ed. A. P. Martinich (N. Y.—Oxford, 20014) 581–599, особ. 591 [1986; впервые опубл. в 1990 во 2-м изд. этой антологии].

[5] О нем см. выше, гл. I, разд. 1.7 и прим. 72.

[6] Barbara H. Partee, Semantics — Mathematics or Psychology? // Semantics from Different Points of View / R. Bauerle, U. Egli, and A. von Stechow, eds. (Berlin, 1979) 1–14.

[7] Chomsky, New Horizons in the Study of Language and Mind: «...it is not at all clear that the theory of natural language and its use involves relations of "denotation," "true of," etc. in anything like the sense of the technical theory of meaning» (p. 130; cp. ibid., p. 132).

[8] Более точная цитата: «It is possible that the natural language has only syntax and pragmatics; it has a "semantics" only in the sense of "the study of how this instrument, whose formal structure and potentialities of expression are the subject of syntactic investigation, is actually put to use in a speech community"... [автоцитата из диссертации 1955 года]... In this view, natural language consists of internalist computations and performance systems that access them along with much other information and belief, carrying their instructions in particular ways to enable us to talk and communicate, among other things. There will be no provision for what Scott Soames calls "the central semantic fact about language, ... that it is used to represent the world," because it is not assumed that language is used to represent the world, in the intended sense» (Chomsky, New Horizons in the Study of Language and Mind, 132).

[9] См. особо его научную автобиографию: T. A. van Dijk, From Text Grammar to Critical Discourse Analysis.

и
Subscribe

  • решение задачи из Ионеско

    Ионеско, La leçon ("Урок") : LE PROFESSEUR Il y a des nombres plus petits et d'autres plus grands. Dans les nombres plus…

  • как бывает

    нашел в одном новом сб. статей на английском статью точно по страшно интересной для меня теме. оказалось, автор - наш, с Масквы. статья 2006 года.…

  • параконсистентность в быту

    отсюда Валерий Близнюк added 15 new photos to the album БЛИЗНЕЦЫ — with Andrey Bliznyuk . 2 t S o 5 l p o h S F e…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments