Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Categories:

еще про дружбу с иезуитами

стихотворение karaulov, взятое отсюда, напомнило:

http://www.art-lito.spb.ru/2001/poetry/kФлоренция

Как привычно Флоренцию нам матюгать,
Нарочитою желчью за Данта рыгать,
А и нынче пожить в ней попробуй
Без монет и с пустою утробой.

Под ногой – тротуара зыбучий канат,
А на стреме – албанец, и курд, и хорват.
Только голуби брезгуют биться
За кусок недоделанной пиццы.

Меж Уффици и Питти – позорный поток,
Точно кляузы, гонит и шлет на восток
(Вру: на запад) холерные воды.

Не гунди, проповедник, доматывай срок.
Завтра в пламени будет последний глоток
Униженья, и первый – свободы.

вовсе даже не комментарий

я тоже гулял по Флоренции с проповедником -- христианства (католического, само собой) в Индии. это был Reverend Père Irénée-Henry Hambye, s.j. очень подвижный, но уже смертельно больной (сердце) старичок под 80. в Индии он провел почти всю свою жизнь среди сирийских христиан "Церкви Востока" (мы называем их несторианами, но отец Амби не переносил такого их наименования). мы с ним подружились, и чрезвычайно крепко. дело было в апреле 1990 г. Отец Амби -- это тот самый иезуит, духовный сын о. Фомы Шпидлика и ученик о. Ива Конгара, с которым мы как-то пришли к выводу, что понятие "Церкви" в католичестве и православии настолько разное, что нельзя говорить, с т.зр. православия, что у католиков есть Церковь -- даже при условии, что собственное католическое учение о Церкви было бы верным. Отец Амби веровал по-католическому, но знал православное учение получше, чем большинство наших преподавателей из духовных академий. аскетика тоже была "восточная" -- такая восточная редакция иезуитской spiritualité, когда на "духовные упражнения" Игнатия Лойолы накладывается практика Иисусовой молитвы. (не надо торопиться говорить, что это "гремучая смесь"; это было бы так, если бы ее применяли православные, а вне истинной Церкви это всё несколько иначе).

неизвестно зачем в 89 г. мне пришло из Германии приглашение в Италию на конференцию в честь юбилея Флорентийского собора 1439 г. с устроителями конференции я знаком не был и "грешил" на о. Мейендорфа, что это он дал мой адрес. оказалось -- нет: иезуитские происки, пэр-Мишель (см. вчерашний постинг о нем). это я узнал, только приехав в Италию. если даже в Итальянском консульстве возникли проблемы с визой (почему приглашают из Германии?), то можно себе представить, что было в советских "органах". приглашение было на конференцию, а нужно было, чтобы оно было частным. мои попытки объяснить немцам, что значит "частное", привели лишь к тому, что я получил, вдобавок, еще и приглашение, подписанное лично мэром Аугсбурга. после этого я потерял всякую надежду поехать. но тут мне подсказали: пусть меня командирует мой институт бумажной промышленности. так и вышло. дирекция была прямо горда от мысли, что их сотрудник участвует в Италии в богословском симпозиуме; обязательную тогда для выезжающих в капстраны характеристику из партбюро мне вручал лично парторг института, рассыпаясь в наилучших пожеланиях и пожимая руку. институт мне платил даже небольшие суточные, хотя дорогу оплачивали немцы. (таковы были последствия политической активности вокруг "Англетера" в 1987 г.: крайнее уважение старших товарищей по работе).

конференция была кочующей: начиналась в Венеции (куда я не поехал, чтобы не портить себе Пасху), потом Феррара (где я и нашел всю эту команду -- после ряда приключений) и потом Флоренция, где мы и прожили бОльшую часть времени в помещении бывш. доминиканского монастыря. сама Флоренция, как и вообще какое бы то ни было место на земном шаре, меня тогда уже не интересовала абсолютно.

по Флоренции мы гуляли с о.Амби, который хорошо ее знал. поэтому мы сразу отбились от "наших". его тоже, впрочем, Флоренция не интересовала. мы с дикой скоростью, возможной только по-французски, говорили об Исааке Сирине. иногда заходили в старые церкви, в одной из которых (от увлечения тем же разговором об Исааке Сирине) отец Амби забыл свой берет. потом мы искали берет. потом мы поняли, что с "нашими" мы уже не встретимся, и вообще перестали торопиться. потом мы пришли в церковь, где похоронен К.польский патриарх Иосиф, умерший во время Флорентийского собора, но еще не подписав унии. почитали его эпитафию на обоих языках -- греческом и латыни. помолились на его могиле о упокоении его души (но каждый по-своему -- никакого экуменизма :-). (могила патр. Иосифа, в отличие от Флоренции, интересовала нас обоих).

осенью того же 90 года пэр Амби умер в своем родном городе где-то в Бельгии прямо на ступеньках лестницы, которая вела к зданию библиотеки. его всегда предупреждали, что он может умереть в любой момент. на одно из моих писем к нему в его Папский Восточный Институт в Риме (где он жил на старости лет) пришел ответ с некрологом, любезно посланный мне отцом Арранцем...

еще во Флоренции, как уверяли меня мои иезуиты, я мог исполнить свою мечту тех лет -- купить словарь сирийского языка. так и вышло. был я за границей впервые и счета иностранным деньгам не знал. считал, что за них надо покупать только то, чего в СССР нет вообще -- т.е. книги. иностранных денег мне дали немцы, которые приглашали. по отношению продавцов в магазине, которое как-то резко сменилось с приветливого на уважительное, я понял, что в этой покупке мне предстоит оправдываться. (купил-то я Comprehensive Dictionary Пейн-Смита-дочки, самый удобный сирийский словарь для домашнего употребления, за 200 долларов).

вскоре начались голодные гайдаровские годы, когда мне стало неудобно признаваться в происхождении моего сирийского словаря. но эти годы не успели закончиться, как словарь окупился. зимой 93-го я заболел, серьезно работать не мог и решил малость повалять дурака в научном жанре, близком к кроссворду. меня давно интриговали слова из "Солунской легенды" -- апокрифического Жития св. Кирилла, апостола славян, -- которые не могли быть прочитаны ни из греческого, ни из славянских языков. у меня были соображения, которые побуждали прочитать эти слова либо на коптском, либо на сирийском. коптский отпал сразу же, но сирийский... эти слова оказались именно на сирийском, а Солунская Легенда --- прямым переводом с сирийского на славянский. теперь этот мой вывод, первоначально поддержанный Себастьяном Броком (самым большим знатоком сирийских текстов из всех, ныне здравствующих), принят славистами, которые, правда, не хотят принимать моей исторической интерпретации появления такого текста (тут они упираются, мне кажется, как Эйнштейн перед Копенгагенской интерпретацией квантовой теории). для такой работы -- восстановления сирийского оригинала из искаженной славянской транслитерации -- нужно было иметь словарь у себя дома. но не просто словарь. славянский переводчик не справился с текстом из-за его трудности: там специальная терминология, на которой основана красивая игра слов. мой словарь немедленно выдал экзотическое значение одного из ключевых слов, даже именно самого главного слова. каково же было мое удивление, когда этого значения не оказалось в огромнейшем Thesaurus Syriacus с Supplementum ! вышло, что я купил тогда во Флоренции тот единственный в мире словарь, который сообщал нужное мне значение слова.

прошу не считать последний абзац доказательством бытия Божиего :-) Богу нашему слава. Аминь.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments