Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Categories:

Теория нарратива

завершаем 3 главу

3.7. Взаимосвязь FK-миров: функция доступа

 

В предыдущем разделе мы говорили о «нашем мире». Но что это за мир, если не мир каких-то нарративов? Ведь всякая форма нашего познания мира облекается в нарратив — исторический, художественный, естественноисторический… Поэтому мы не можем говорить об «онтологии вообще» или о «мире как таковом»: если мы это все-таки делаем, то ценой явных либо неявных допущений. На практике мы всегда говорим о возможных мирах каких-либо нарративов. Когда, например, Долежел противопоставляет свои миры художественных нарративов «актуальному» физическому миру, он имеет в виду всего лишь возможный мир позитивистской традиции в естествознании XIXXX веков. Это мир, обладающий предельной онтологической плоскостностью, мир логики Бертрана Рассела.

.

Тот физический мир, о котором говорим мы, — это мир Нильса Бора, рассказ о котором строится в соответствии с принципами логики Куайна. Он такой же онтологически разноплановый, как и мир художественного нарратива по Долежелу.

Долежел отмечает (р. 152)[1] онтологическую разноплановость художественного нарратива, где у разных героев могут быть разные частные возможные миры — взаимно несовместимые, но придающие всему нарративу онтологическую глубину и эстетическую привлекательность. Но эта разноплановость не является специфичной для именно художественного нарратива.

Возвращаясь к примеру Сервантеса, вспомним, что мы говорили об авторе как всего лишь носителе одного из мнений, пусть даже и весьма авторитетного, относительно сравнительной реальности мельниц и великанов. Все эти возможные миры — Сервантеса, Санчо Пансы, Дон Кихота — взаимодействуют с возможными мирами читателей, причем, не только таких читателей, которых мог предвидеть и к которым обращался Сервантес, но и каких бы то ни было возможных читателей. Тем самым нарратив художественного произведения оказывается частью более сложных нарративных структур, существующих для каждого читателя.

Конечно, для многих из читателей существует одна и та же нарративная структура, описывающая действительный мир. Сама возможность создания романа Сервантеса следовала из наличия такой структуры: Сервантес обращался к читательской аудитории, для которой, как и для него самого, великаны и даже странствующие рыцари не обладали статусом реальных объектов. Однако во времена Сервантеса факт наличия подобной аудитории был еще достаточно нов, чтобы считаться нетривиальным (и, следовательно, дающим повод для создания художественного произведения): прежняя аудитория традиционных рыцарских романов всё еще продолжала существовать, и поэтому самоидентификация новой аудитории через противопоставление старой была актуальна.

Итак, возможный мир нарратива, будучи, сам по себе, сложной системой из нескольких (как минимум) FK-миров, воспринимается читателями (как, впрочем, и автором) внутри их собственных FK-миров.

Это восприятие осуществляется таким образом, что к каждому отдельному FK-миру системы возможных миров нарратива устанавливается специфический «уровень доступа» от возможного мира читателя.

Само выражение «доступ» (accessibility «доступность») применительно к возможным мирам принадлежит Райан, которая тут переосмыслила идею Крипке[2]. У Крипке Райан взяла истолкование вероятности как отношения доступности из актуального мира какого-либо логического объекта из возможного мира, а у Дэвида Льюиса она почерпнула идею о возможности  «децентрализации» — возможной у Льюиса вследствие принципиального равноправия всех возможных миров, когда ни один из них не может претендовать на статус центрального для всей системы. Не принимая концепции Льюиса в целом, Райан сочла ее продуктивной для нарратологии, в которой не всегда целесообразно вести отсчет от «актуального мира» читателя. Поэтому Райан определила доступность данного возможного мира как доступность его из такого мира, который находится в центре данной системы миров, имея в виду, что центр можно выбирать по-разному. Если же учесть (чего не учитывает Райан), что «актуального мира» как чего-то единственного быть не может, то вне концепции децентрализации вообще бессмысленно говорить о доступности возможных миров.

В предложенной Сузуки логике fK уровень доступа соответствует парциальной функции r, эквивалентной, в свою очередь, функции принадлежности в нечеткой логике.

Возможный мир Сервантеса совпадает с возможным миром той аудитории, на которую он рассчитывал, и прямым продолжением этого мира является возможный мир Санчо Пансы. Тут уровень доступа максимален, то есть значение парциальной функции r близко к 1. А вот по отношению к возможному миру Дон Кихота воздвигнут серьезный барьер: этот возможный мир объявлен результатом психического заболевания. Однако, и этот барьер не абсолютен: функция r все-таки больше нуля.

Важнейший эффект всего романа Сервантеса основан как раз на преодолении барьера между столь разными возможными мирами: на том, что именно в возможном мире Дон Кихота, который на самом деле является результатом болезненного изменения сознания, оказываются виднее гораздо более важные для нашей реальности вещи, нежели умение правильно различить между мельницами и великанами. Так роман эксплуатирует одну из традиционных для мировой литературы тем — темы видимого безумия, прикрывающего глубинную мудрость. В этом отношении лишний раз вспоминается тот факт, что «этимологически» роман «Дон Кихот», через посредство рыцарских романов, произошел именно от агиографии.

Из рассмотренных примеров видно, что возможный мир каждого нарратива может быть охарактеризован как целое через характеристику связей (уровней доступа) между его частными FK-мирами и FK-мирами автора и его аудитории, как запланированной, так и незапланированной.

  Эта общая характеристика нарративного возможного мира описана Долежелом как особая «интенсиональная функция» — «аутентикация» (authentication); он посвящает ей целую главу своей монографии (p. 145–168). Пример диалога Дон Кихота с Санчо Пансой, процитированный в разделе 3.4, взят именно из этой самой главы.

На протяжении всех последних разделов мы подробно объяснили, чем наше понимание диалога Дон Кихота и Санчо Пансы о мельницах отличается от его понимания у Долежела. Из этого должно стать видно и то, почему мы не готовы принять название «аутентикация»: в действительности, эта функция как таковая задает вовсе не меру реальности или фиктивности данного частного FK-мира, а лишь степень его доступности из FK-мира автора, к которому автор хочет приобщить свою аудиторию.

После Куайна с его «мифами» как о гомеровских богах, так и о физических объектах вопрос о возможности задания в нарративе каких-либо абсолютных утверждений о реальности или фиктивности каких бы то ни было объектов должен быть и вовсе снят.

Нарратив сообщает нам лишь о совместимости тех или иных объектов с «тканью» нашего знания как целого, или, говоря еще точнее, не столько «нашего» знания, сколько знания автора, которое он стремится сделать нашим.

Последнее утверждение имеет совершенно очевидные приложения к проблеме интерпретации исторических и агиографических источников. Мы остановимся на этом подробнее ниже (раздел ….).

А пока нам важно дать более адекватное — с нашей точки зрения — название этой функции, соответствующей «парциальной функции» Сузуки. Мы предлагаем для нее название «функция доступа (accessibility)» — то есть функции, устанавливающей уровень доступа из одних FK-миров к другим.

Такой теоретической характеристикой функции доступа мы можем, наконец, завершить наше введение в онтологию нарратива. Далее мы перейдем к описанию динамики отношений между экстенсиональным и интенсиональным содержанием.


[1] Вслед за монографией M.-L. Ryan, Possible Worlds, Artificial Intelligence, and Narrative Theory (Bloomington, IN, 1991), написанной, в свою очередь, под влиянием Долежела.

[2] См. особенно: Ryan, Possible Worlds… 32–33, и M.-L. Ryan, Possible worlds and accessibility relations: a semantic typology of fiction, Poetics Today 12 (1991) 553–576, — которая тут переосмыслила идею Крипке; см.: Kripke, Semantical considerations of modal logic (см. выше, прим. 59).

и



Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments