Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Categories:

о настоящей еврейской поэзии

в годы нашей юности Олег Юрьев сказал, что, "конечно, каждый русский поэт -- еврей, но не каждый русский еврей -- поэт". это говорилось как предостережение, и в обстановке ЛИТО было весьма актуально. но еще может быть такое понятие, как еврейский поэт. это не Мандельштам, не, к примеру, Кафка (он тоже был, практически, поэт) и даже не какой-нибудь Шолом-Алейхем, автор второсортной общеевропейской литературы, но только на идише.

о том, что бывают настоящие еврейские поэты, я впервые узнал, столкнувшись с текстом Хаима Бялика на иврите (его переводили наши поэты серебряного века, но переводы, хотя и по-своему интересные, не цепляют). у меня это вызвало культурный шок: ощущалась совершенная непрерывность с литературной традицией Библии. русские переводы Бялика "не цепляют", по-моему, только потому, что они русские. надо было -- чтобы адекватно ввести их в русскую культуру -- переводить на церковнославянский (или приближенный к оному язык). по крайней мере, в русской традиции надо было ориентироваться на Державина.

неформальный гимн Израиля, знаменитая песня "Золотой Иерусалим" (но, опять же, только в оригинале на иврите) меня поразила тем же самым, что Бялик, но уже помноженным на генетическую (ведь вряд ли осознанную) верность ветхозаветной апокалиптике. "Золотой Иерусалим" в этой песне -- это тот самый сияющий, состоящий из света Иерусалим, который изображен в конце Апокалипсиса Иоанна:

Yerushalayim shel zahav (Иерусалим из злата)
Veshel nechoshet veshel or (и из меди [т.е. бронзы] и из света)
Halo lechol shirayich ani kinor. (аз же всим песнем твоим есмь гусли).


кстати, в литературе об этом произведении, насколько мне удалось узнать, осталась неопознанной ключевая библейская цитата, из пророка Исаии (16, 11): чрево мое аки гусли [тот самый кинор] возгласит и внутренняя моя аки стену обновил еси. то есть весь этот гимн Новому Иерусалиму -- как бы от лица пророка Исаии.

вот, кстати, хороший клип на эту песню, где хорошие и исполнение и видеоряд (но дисклеймер: песня была написана до Шестидневной войны 1967 г. и впервые исполнена за пару недель до ее начала (на фестивале попсы, тк. автор думала, что написала попсу); но она автоматически превратилась в матрицу для всех последующих разъяснений смысла Шестидневной войны).

http://ru.youtube.com/watch?v=HoRR-MYp8Io

но сегодня я получил еще один культурны шок -- вот отсюда. стихотворение некоего Л. Ваксмана, о котором я тут и узнал впервые; вроде бы, судя по биографии, должен быть, как все "барды", т.е. человеком вполне некультурным. более того: вроде бы, пишет "под Заболоцкого" -- отличный был поэт, да, но ведь ни разу не еврейский. и вот такой текст (любители еврейской апокалиптики, внимание!):

Кукурузник

Ты летишь во тьме кромешной
Лишь привычная тоска
Освещает путь твой грешный
Да приборная доска.
По заоблачной брусчатке
Ты печатаешь шаги,
Уперев свои перчатки
В чумовые рычаги -
То ли ангел, то ли птица,
То ли, черт тебя дери,
Золотая колесница
С теплым светом изнутри.
Я, застыв в нелепой стойке,
В небо голову задрав,
Оболванен высотою
Как жираф. *

И когда я от удушья
Поминаю твою мать**,
Напускного равнодушья
Впрямь тебе не занимать.
Все, что в детстве недодали,
Ты привносишь в сей заплыв,
Нажимая на педали
И поводья отпустив.
Ты глядишь в свои приборы
Как на новенький забор.
Осциллограф отражает
Твой прилизанный пробор.
К этой нежности пастельной,
Так присущей небесам,
Ты прилип как клоп постельный
К телесам***.

До второго на недельку
Чтобы справиться с тоской,
Ты летаешь трезвый в стельку
И как стеклышко бухой
В концентрическом пареньи
Опереньем шевеля,
Распыляя удобренья
На притихшие поля.
Но размазанной соплёю
Вырываясь из сопла,
Между небом и землею
Распадается хула****.
В небе тает кукурузник
Многоточьем за строкой.
Я меняю свой подгузник
На сухой.

* Ср. видение Иезекиилю небесной колесницы -- престола Божия (меркаба), несомой ангелами (и тут тоже в тексте помянуты ангелы)
** Ср. Дух Божий как мать (это не у сирийских отцов началось, а где-то в арамейском бэкграунде, в целом же восходит к началу книги Бытия.).
***Ср. сексуальную символику у Исаии ("и приступих к пророчице..." -- Ис. 8, 3; впрочем, у Иезекииля тоже хватает, и тоже не так прямо, как у Исаии, а сопоставимо с данным текстом) 
****Ср. видения шехины ("славы Божией") в виде облака, особенно в виде облачного столпа при Исходе.

вопрос "что (уважаемый автор) сказать-то хотел " -- не ставлю. лично мне кажется, что сюжет этого стихотворения -- ужас от встречи с Богом, причем, неудачной, т.к. автор уверовать отказался.

но вот вопрос, знал ли автор, что он пишет в литературной традиции Иезекииля?

УПД придумал, как резюмировать стихотворение Ваксмана:

человеку является Меркава, он обалдевает, раскрываются материнские объятия Духа ("Дух" -- женского рода, в данном случае), он их отталкивает из-за своей обиды на "Мать" (т.е. на Бога) и, что то же самое, Премудрость-жену (героиню Песни Песней, т.к. Соломон, как известно, взял в жены Премудрость) и ударяется в нарциссизм (причем, собственный нарциссизм атрибутируется Богу -- мол, это Он смотрится в свой осциллограф, т.е. в очистилище над Ковчегом Завета-Меркавой). Поэтому шехина (распыляемые удобрения) проносится мимо человека, т.е. не нисходит на него, а он еще постарался ее обругать: удобрения человек не приемлет, оставаясь во зле, а благодать Божию (кабод, шехина) называя соплею и хулою. и тут он замечает, что остался один, в подобающем его положению виде.

Еще раз подчеркну: как круто -- тут и меркава, которая есть и престол Божий, и доска над престолом Божиим (очистилище, каппорет), и слава, осеняющая Ковчег (кабод = шехина)..


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 39 comments