Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Categories:

Richard Sorabji

скачал на Гигапедии Metaphysics, Soul, and Ethics in Ancient Thought. Themes from the work of Richard Sorabji. Edited by RICARDO SALLES (2005).
Самое (для меня) потрясающая там чтение -- научная автобиография юбиляра.
для меня это "тот самый" человек, который в 1980-е переоткрыл Иоанна Филопона в качестве ключевой фигуры истории философии. начиная с 1991 и до самого выхода моей ИВФ (2006), я постепенно переставал сопротивляться реальности, пока не признал полностью, что и в той философии, которая служила богословию, роль Филопона точно такая же (по молодости лет я никак не мог с этим согласиться из-за вопиющего неправославия Филопона, даже в антихалкидонитских рамках; так что это один из наиболее резких в моей практике случаев расхождения результата исследования с рабочей гипотезой; в рабочей гипотезе у меня, помнится, -- но я об этом нигде не писал, -- в качестве ключевого богослова стоял Юстиниан; это было предметом наших последних бесед с Мейендорфом, который считал, несправедливо, что Юстиниан под старость лет впал в маразм, -- но именно Мейендорф по моей просьбе сделал для меня ксероксы с текстами Филопона и около Филопона, после которых мне уже было не остановиться...).

в автобиографии Сорабджи меня поразили такие принципы в отношении к истории философии, которых я не встречал ни у кого, кроме самого себя :-)
получается, что занимаясь историей разных областей философии, мы подходили к предмету одинаково, и поэтому одинаково вырулили к Филопону.

автобиография очень интересная (там и изучение русского языка у свежих эмигрантов второй волны, и конспиративные занятия античной философией в коммунистической Праге, и Оксфорд 1950-х годов и далее -- очень интересно и прям родное для всех друзей Бычебродска, -- и американский адмирал в отставке, в прошлом военнопленный во Вьетнаме, который применял к себе в плену и под пытками у вьетнамцев прочитанное у Эпиктета и прочих стоиков, а Сорабджи пригласил его в научное сообщество как эксперта-практика стоицизма...). вопщем, кому надо, тому надо читать. а я тут сформулирую только научные принципы изучения истории философии:

1. Первое и главное -- дословно:

I had come to favour studying the story as a continuing history, rather than skipping from one famous name to the
next. (...) The alternative method, on which we had all been brought up, was to skip from Aristotle over 1,500 years to Thomas Aquinas, or nearly 2,000 years to Descartes. But it is hard, if one skips, to understand the later people. (p. 15).

когда я приступил к сознательным занятием патрологией в 1983, мне, конечно, была заметна фрагментарность той картины Священного Предания, которая вырисовывалась из трудов патрологов. Но тогда я думал так: есть еще великие или, по крайней мере, очень важные богословы, о которых наука не знает (или почти не знает). Надо их выявлять.

Хорошо помню, что в 1987 г. я для себя сформулировал, почему такое представление о задачах патрологии совершенно неверно:

Да, нынешние наши знания организованы вокруг отдельно стоящих великих фигур, между которыми мы как бы прыгаем с кочки на кочку, -- что заведомо не отражает реальности, т.к. Предание на то и предание, что не может прерываться. Поэтому надо стараться начать выстраивать континуум. Как раз в те годы это становилось возможно благодаря тому, что мне открылось через М. ван Эсбрука: восточные версии (но прошло еще 2 года, прежде чем я решился туда нырнуть) и косвенные методы -- критическая агиография (известная мне уже тогда от МвЭ, но для практического употребления именно мною остававшаяся слишком сложной: это прекрасный метод, но он не начнет работать у тебя в голове, пока количество начитанного материала не достигнет какой-то критической массы: поэтому он категорически не для употребления молодыми учеными) и сравнительно-историческая литургика (это более доступно для молодого ученого, т.к. фактуры надо знать меньше).

после этого все мои занятия патрологией состояли исключительно в желании обрести континуум Предания, существование которого в природе было очевидно даже без всякой религии.

жаль, что я тогда не знал Сорабджи. а стандартная история философии, само собой, тоже скакала с кочки на кочку, так что там учиться методам не приходилось.

2. сопряженность истории философии и истории естествознания, так что нельзя изучать одно без другого. (Сорабджи этому научился в период работы рядом с цветущим центром истории науки в Лондоне).

в патрологии это пригождается многократно, и не только в темах вроде "Об устроении человека" Григория Нисского, которые посылают чиста канкретна читать Галена, т.е. куда подальше.

прежде всего, это помогает в методологии. как раз в истории естествознания появлялись всякие наработки по поводу того, как искать искомый континуум. тут, слава Богу, мне очень помог ИИЕТ, куда я чуть не поступил аспирантом в 1985, и особенно книжка П.П. Гайденко "Эволюция понятия науки" (1980), открывшая далее Куна и Лакатоса.

так что я быстро понял, что искомый континуум похож на канат, в котором переплетаются несколько "научных программ".

но потом еще был очень важен урок химической кинетики: многие химические реакции идут благодаря тому, что между началом и концом реакции возникает промежуточное содинение, которое крайне нестабильно, живет очень недолго, "ловится" приборами и расчетами с большим трудом, но без которого невозможно перейти от начальных веществ к стабильным продуктам реакции.

в патрологии, по-моему, никто не обращал внимание на такие процессы, а они крайне важны. бывают, отметят какое-то экзотическое учение и с удовлетворением скажут, что, раз оно такое экзотическое, то и прожило оно недолго. а ведь это совсем не означает, что оно не послужило какой-нибудь арбузной коркой, на которой поскользнулась какая-нибудь значительная традиция. (непонимание подобных вещей -- одно из главных препятствий к изучению 6 века; но, разумеется, не только его).

3. сопряженность истории философии и аналитической философии (Сорабджи научился этому в 1960-е в США, в обществе учеников Витгенштейна...).

нельзя изучать историю философии, не имея собственной философии в голове (т.к. какая-то философия у тебя будет все равно, но не отрефлексированная и крайне помоечного свойства), но нельзя также и пытаться воображать, будто у меня в голове может быть философия Аристотеля или Фомы Аквинского или Максима Исповедника (иначе будет та же самая помойка, с отличием только в названии самообмана). в голове должна быть такая философия, которая связана некиим "принципом соответствия" (употребляю это выражение так, как в квантовой физике) с "обычными" философиями именно моей эпохи. разумеется, все нормальные философы во все века делали именно так, и святые в том числе, и это один из главных механизмов трансляции Предания.

от собственной эпохи невозможно уйти, просто накрывшись с головой одеялом, т.е., например, сказав, что "моя философия -- святые отцы". если на такой позиции простоять достаточно долго, то наживешь вовсе не φρόνημα τῶν πατέρων, а психическое расстройство (скорее всего, сопряженное с падением работоспособности и нарушениями в аффективной сфере, а в особо тяжелых случаях -- с параноидной регрессией).

поэтому для изучения истории философии обязательно нужен современный философский аппарат (разумеется, индивидуальный -- нужно самому над ним потрудиться, -- но основанный на или хотя бы отталкивающийся от современных философских идей).

в современной философии можно найти несколько более-менее удачных областей, где можно смастерить себе такой аппарат. все решения будут иметь право на существование и иметь свои достоинства и недостатки. но вот Сорабджи, как и я, выбрал аналитическую философию.

4. сопряженность истории философии и психологии-психиатрии-психотерапии. (Сорабджи вырулил к этому естественным путем через стоиков, но вот его последняя монография, 2000, уже напрямую посвящена стоикам и их методам психотерапии; приятно видеть, что при этом в современной психотерапии он облюбовал не попсовейшую экзистенциальную терапию, а когнитивную).

это не буду комментировать ))
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 32 comments