Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Categories:

церковное

Иван Давыдов написал очень доходчивую статью о том, что такое чиновник, -- "В защиту чиновника".
все, что там сказано на светском материале, еще более относится к бюрократически управляемым церковным организациям -- скажем, РПЦ МП или (в еще более концентрированной форме) дораскольной РПЦЗ.

поэтому я предложу конспект статьи, а потом свое добавление.

сначала две расхожие, но неправильные теории (путающие акциденции с природными идиомами):

Многие считают, что основным свойством русского чиновника является подверженность коррупции. Это неправда. Дело не в том, что русский чиновник не берет взяток, – берет! Но сущность его в ином. (...)

Есть также мнение, будто характерной чертой русского чиновника является некомпетентность. Русский чиновник, утверждается при этом, по определению не разбирается и не должен разбираться в том, чем, собственно, занимается. И в соответствии с этим признаком работает тайным образом загадочный механизм естественного отбора наоборот, обеспечивающий чиновничью карьеру.

Увы, считающие так просто не понимают, в чем дао русского чиновника. Чем он занят на самом деле. Легкомысленно полагают, что если на двери кабинета написано «Ответственный за распределение мест в муниципальных детских садах», допустим, значит, укрытый дверью человек занимается распределением мест.

разумеется, все это можно отнесит и к тем чиновникам, которые занимаются "пастырскими обязанностями", "душепопечением", "развитием приходской жизни", "повышением духовности". а вот что на самом деле:

На самом деле основной движущей силой, определяющей действия русского чиновника, является страх (в конце концов он ведь, чиновник, человек, а бояться вообще людям свойственно). Чиновник боится вызвать начальственный гнев. Стремление избежать начальственного гнева – вот главная цель чиновника, а в умении гнева избегать – его искусство и мудрость. И естественный отбор работает как раз так, как ему положено, без отклонений: чем глубже чиновник овладевает искусством, тем выше продвигается по служебной лестнице.

И в деле своем, таким образом, он компетентен как никто. Надо просто правильно понимать, в чем его дело состоит, и не ждать невозможного.


в обучении этому художеству художеств велика роль ученичества, преемства духовной школы:

Набор этих знаний, очевидно, важнее, чем представления о предмете, упомянутом на привинченной к дверям кабинета табличке. Табличка – она сегодня одна, завтра другая, а люди – люди всегда одинаковы.

Это высокое, изощренное искусство, в котором трудно переоценить роль личности, и не надо думать, что чиновник – какой-то там серый винтик; искусство, которое передается только от учителя к ученику, как древние знания восточных мастеров. Никакого иного «управления», кроме ручного, тут просто быть не может.

реакция чиновника на разного рода "отечество в опасности" -- духовные и церковные кризисы и тп. -- всегда предсказуема:

(...) понятно, что в критических ситуациях чиновничий страх обостряется. (...) задумываться о том, является ли ситуация «на самом деле» критической, просто некогда. На каком-таком «самом деле»? Критическая ситуация – это когда Иван Иваныч сердится, а про другие кризисы – только в газетах врут.

часто православные относятся к своим чиновникам в рясах, как звери. и на это у нашего автора готов правильный ответ. увещевание, я бы даже сказал:

И наталкиваясь на проблемы вполне реальные, связанные с функционированием этой системы, осознавая, как мало таблички на дверях соответствуют знаниям людей, которые от вас за дверями прячутся,(...)

-- ну, двери -- это он, видимо, про епархиальные управления и выше хватил; а на более низком уровне, приходском, надо было упомянуть -- не "двери", а прямо "врата", причем, "царские", ---

не спешите чертыхаться. Не бормочите под нос себе: «Страх божий забыли». Помните, что для людей, которых вы так легко порочите, страх – постоянный компонент бытия. И не абстрактный там какой-то, а предельно конкретный, сконцентрированный в каждой морщинке Иван Иваныча, сидящего в кабинете побольше.

Имейте, в общем, сострадание.

вопщем, правильно говорит раб Божий автор статьи.

тут, однако, предвижу вопрос: а как же быть такими иногда непонятными чиновниками, которые, вроде, и чиновники по всем определениям выходят, но ведь искренне хотят быть "лицом к прихожанам", увлекаются богословием, роком, байком, фейком, шейком, швейком, шпиком, смыком... ну, вобщем, нормальными человеческими чувствами?

мое поколение может вспомнить профессиональных комсомольцев из райкомов, а нынешнее поколение -- скажем, православных комсомольцев, тоже профессиональных, которые тоже всем этим увлекались, причем, искренно. но как-то по-своему.

вот на этом и совершается отбор -- кто чиновник, а кого не берут в космонавты.




отбор чиновника -- это последовательность усложняющихся ситуаций, в которых чиновник должен уметь угодить начальству. чем вариативнее ситуации, чем сильнее они располагают чиновника к неугождению начальству, тем дороже стоит угождение, тем больше каждая такая инициация ускоряет карьерный лифт.

поэтому, в принципе, чиновнику "даже хорошо" иметь много публичных увлечений -- если только это вообще лицо публичное. но при демонстративной -- в глазах начальства -- готовности пожертвовать любым из оных увлечений. (включая, кстати, догматику, хотя ей редко кто увлекается из нынешних образованных попов).

ну и бонус: как манипулировать чиновником, если ты ему не начальство. а то автор статьи про чиновников нам рассказал, а как их готовить, не рассказал.

тут есть общее правило -- создавать информационные шумы в его каналах коммуникации с начальством. и не только шумы. можно ничего не делать в реальности, а просто создавать у чиновника страх, будто начальство о нем плохо подумает (при этом даже не обязательно, чтобы само начальство об этом знало и думало; хотя это и может быть желательно). так чиновника можно "вырубать", вгоняя в панику, депрессию или просто направляя куда-то в далекую от подлинной начальственной воли сторону.

в этом смысле я просто любуюсь на деятельность дорогого мне (хотя и больного на всю голову) Кирилла Фролова -- который на 100% человек искренний (просто параноидный, поэтому путает свои страхи с реальностью; но, категорически утверждаю, -- не клеветник) -- и нисколько не чиновник.

Фролов -- это лакмусовая бумажка на обнаружение церковного чиновника. только не такая, которая краснеет (он всегда красный), а такая, что подносишь его к чиновнику -- и, если это чиновник, то краснеет он.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments