Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Categories:

лытдыбр: из истории браков (и не только) в моем семействе

сегодня подробно пообщался с моим близким родственником, 1923 г. рождения, очень сильно повлиявшим на мое воспитание, с которым в последние годы вижусь редко, т.к. он был вынужден переехать в Прагу (ирония судьбы: войну он закончил тоже в Чехии). сейчас его -- в числе нескольких сотен ветеранов обороны и блокады Ленинграда, живущих в дальнем зарубежье -- пригласили на пятидневный праздник в Спб.; их поселили в лучших гостиницах, обслуживали наилучшим образом, была прекрасная программа и, главное, они получили возможность общения с себе подобными, без которой они очень сильно страдают (из Праги таких ветеранов, как мой двоюродный дедушка, смогло приехать всего двое; еще в 2005, когда в Праге с 9 мая их лично поздравлял Путин, было больше). это я, к слову, хочу заметить, что правительство Спб. подарило этим ветеранам очень ценный -- сразу во всех смыслах слова -- подарок.

это, кстати, тот самый мой родственник, в котором тоже, как во мне, проявился рецессивный для нашей семьи ген гипоманиакала: у него тоже никогда не бывает стаканов, наполовину пустых, а бывают только наполовину полные, и он всегда чем-то занят и интересуется всем (не "всем интересуется", а именно "интересуется всем" :-).

с его помощью уточнил разные семейные истории, от нихже ниже суть две.

1. как женились мои прабабушка и прадедушка (это все по материнской линии).

у прадедушки, Алексея Тимофеевича Андреева, 1881 г. р., был друг Федор Александрович Вяхирев, который женился на его родной сестре Клавдии. (вот, кстати или некстати, это тот самый друг, который был родственником генерала Брусилова, опозорившего род предательством). а у друга была сестра Мария, которую все воспринимали как маленькую девочку. потом мой прадедушка ушел воевать на японскую войну, а обратно возвращался с подарками для всей родни (похоже, это было даже не в 1905 году, а несколько позже -- демобилизация не была особенно быстрой). для девочки, сестры друга, он вез куклу. только вернувшись в Спб., мой прадедушка осознал, как неловко получилось: за время пути девочка успела существенно подрасти. куклу пришлось спрятать и срочно искать другой подарок. нашел шкатулку из цельного куска карельской березы -- которая, в результате, получила статус подарка невесте. (впрочем, девочка была 1891 г. рождения, т.е. мнение прадедушки о ее интересе к куклам могло быть преувеличенным даже и для 1904 года).

венчание состоялось в 1909 году в церкви "Кулич и Пасха". тогда она считалась почти загородной. сильно подозреваю, что выбор церкви был связан с тем, что все семейство жило неподалеку, где-то на Невской заставе, но семейное предание объясняет это по-другому. на брак пришлось испрашивать разрешения митрополита Санкт-Петербургского, т.к. родной брат невесты и родная сестра жены уже состояли в браке, а поэтому мои будущие прабабушка и прадедушка были в отношениях свойства, и, строго говоря, это лишало права на брак, по тогдашнему законодательству. но либеральный митрополит Антоний (Вадковский) разрешил. это факты. а дальше предание: якобы, условием разрешения было венчаться, по возможности, за городом.

шкатулка из карельской березы впоследствии перешла к моей бабушке и стоит у нас до сих пор. замок в ней сломан еще с 1930-х годов, когда прадедушка пытался запирать в ней от прабабушки семейные драгоценности, а она неумолимо относила их потихоньку в торгсин: стало голодно, а у прадедушки открылась язва желудка, и от того, что ели все остальные, у него бывали дикие приступы боли; прабабушка пыталась его кормить получше, а он пытался ей не позволить. в начале 30-х годов в Спб. не было, конечно, совсем уже настоящего голода, но жить стало реально тяжело.

в конце концов, он нашел способ сохранить остатки семейных драгоценностей в настенных часах, сделав там тайник; но прабабушка все равно находила способы. в частности, она периодически закладывала в ломбард кусочки массивной и длинной золотой цепи, принадлежавшей ближайшим друзьям семьи. сейчас как раз пора переходить к рассказу про них.

2. супруги Николай Андреевич и Евлампия Николаевна Платовы были ближайшими друзьями семьи моего прадедушки. Николай Андреевич был прямым потомком атамана Платова. по словам моего двоюродного дедушки (того, с которым я сегодня общался), на портрете атамана Платова в галерее 12-го года в Зимнем дворце -- вылитый его тесть Николай Андреевич. (это я забежал вперед: дочка Катя, родившаяся в этом семействе в 1925 году, стала единственной на всю жизнь супругой моего сегодняшнего собеседника; к сожалению, уже умерла -- в 2003 г. в Праге, где и похоронена на Ольшанском кладбище, неподалеку от братских могил расстрелянных власовцев).

золотая цепь была единственной серьезной драгоценностью в их семействе, сохранившейся с дореволюционных времен благодаря чрезвычайной находчивости Евлампии Николаевны, женщины приятной и неординарной во всех отношениях. когда в их квартиру в первые послереволюционные годы пришли с обыском, то эта цепь была единственным предметом, который имело смысл прятать. Евлампия Николаевна бросила взгляд на детскую лошадку, стоявшую посреди какой-то комнаты, и набросила цепь ей на шею. революционные солдаты (или, там, матросы) шарили по всей квартире, постоянно ходили мимо этой цепи, но так ничего и не нашли.

когда родилась Катя, ее отец хотел, чтобы крестным был мой прадедушка, но тот был где-то в отъезде и к крестинам не успел. когда они встретились, Н.А. сказал моему прадедушке, что, мол, и хорошо -- будет невеста для его сына, родившегося на 2 года раньше.

видно, что мамы обоих детей очень серьезно задумали их женить. в старших классах школы моя прабабушка подослала сына отнести в то семейство какие-то деньги, которые надо было передать, дав вместе с деньгами букет цветов: мол, деньги отдашь Евлампии Николаевне, а цветы Кате. тот, ничего не подозревая, так и сделал, а Катя, ничего не подозревая, обрадовалась. но потом Катин брат немедленно стал над ней смеяться, что это, мол, ей цветы как невесте -- и Катя немедленно выбросила букет в печку.

вопщем, где-то до самого конца войны дети и не помышляли о браке. и у моего двоюродного дедушки в первые послевоенные годы даже образовалось некое подобие невесты. но там как-то не заладилось, а мамы, тем временем, не дремали. хотя и никто точно не знает, о чем именно оне шушукались. как бы то ни было, но в конце 40-х дети посмотрели друг на друга иначе и в 1950-м поженились. -- и затем прожили в браке, получается, 53 года, примерно. в 60-е годы они переехали в Царское Село и стали заядлыми царскоселами (это особый тип человека; под их влиянием, я стал тоже таким, хотя никогда в Царском Селе не жил).

P.S. потомок атамана Платова умер в блокаду, в январе 1942, дней через десять после смерти, тоже в блокаду и тоже в январе 42, моего прадедушки. из родственников в квартире была только дочь, та самая Катя (ее будущий супруг был недалеко, на военном аэродроме в Левашово, но на фронте, и связи с ним не было). ей было 16 лет. сосед-НКВДшник был хорошим человеком (да, такие встречались; в блокадной истории моей родни таких даже двое -- это один из них), и смог доставить ей гроб, хотя в то время гробов уже, как правило, не было. в этом гробу она доволокла своего отца на Митрофаньевское кладбище (а вот газета, посвященная этому уничтоженному советской властью кладбищу; там, в частности, есть заметка "Блокадный погост").

на кладбище группа солдат с молодым офицером хоронила всех, кого привозили, в братских могилах. офицер сказал Кате: в гробах у нас хоронить нельзя, но мы бы похоронили Вашего отца без гроба, а у Вас хотели бы попросить гроб в подарок, чтобы немного погреться, -- а то солдаты, как видите, очень мерзнут. понятно, что Катя согласилась.

эти оставшиеся от блокады братские могилы были после войны сравнены с землей вместе со всем остальным кладбищем.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 39 comments