Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

продолжение вчерашнего (про христианство); лирическое отступление

я обещал описать алгоритм поведения православного христианина, не имеющего возможности присоединиться к православной общине. это требует описания разных вещей, которые, вообще говоря, нужны всем, но просто в данном случае их надобность очевиднее, и их отсутствие заметнее.

но обсуждение первой серии побудило сделать еще вот какое отступление. особенно важным (в догматическом смысле) мне показлось замечание досточтимого баптистского прихожанина Сергия, а в плане простого человеческого здравомыслия -- замечания Якова Георгиевича Тестельца. оба сводятся к тому, что "если вы такие православные, то почему вы такие уроды", причем, у моего коллеги-баптиста совершенно справедливо ставится догматический вопрос о том, как это соотносится с тем, что, как мы все соглашаемся, христиане образуют (в том или ином смысле, как бы ни понимать апостола Павла) Тело Христово.

с тем, что "мы такие уроды", спорить не приходится. но от этой констатации нельзя отмахиваться. нельзя отмахиваться даже (легко собираемыми) ссылками на разную дурь в баптисксих и вообще протестантских общинах (на них как раз лучше всего отработаны исследования по психопатологии религиозных групп, т.к. они в Америке под рукой). нужно разбираться.

--------
мы все согласны с тем, что "не здоровые нуждаются во враче, но больные", и эти самые больные -- как раз те, кто приходит в церковь земную. но есть еще одно обстоятельство. мне кажется, не все понимают (а протестанты -- на систематическом уровне не воплне понимают), что больные не просто больные, но заразные.

да, их нужно лечить в одной больнице и даже на одном отделении, но их положено содержать в отдельных боксах -- как на хорошем инфекционном отделении. (а Церковь -- это, по определению, лучшая из возможных инфекционных больниц, если там все по канонам, т.е. соответственно анатомии и физиологии Тела Христова).

если инфекционных больных собрать в кучу, то они друг друга перезаражают. это и происходит в виде различных деструктивных процессов в разных христианских общинах (безотносительно к их догматической истинности). мои инструкции из прошлого постинга -- на тему "как выжить в чумном бараке".

если протестантам требуется свидетельство от Писания именно о заразности наших болезней, то пожалуйста:
-- тлят обычаи благи беседы злы ("худые сообщества развращают добрые нравы") (1 Кор. 15, 13);
-- С преподобным преподобен будеши, и с мужем неповинным неповинен будеши, и со избранным избран будеши, и со строптивым развратишися (Пс. 17, 25-26) (чтобы не цитировать противный синодальный перевод, вот перевод с греч.: With the holy thou wilt be holy; and with the innocent man thou wilt be innocent. And with the excellent man thou wilt be excellent; and with the perverse thou wilt shew frowardness.)

чтобы избажать взаимного заражения больных, есть только одно средство -- держать их на дистанции друг от друга. но есть два подхода к осуществлению этого.

1. подход протестантов -- и он же, как ни парадоксально, подход нашего православного "народного благочестия" (при всем различии того, чем заполнено конкретное времяпровождение у тех и других): сделать общение таким, чтобы люди могли ограничиться лишь поверхностным вовлечением в него, т.е. лишь какой-то внешней активностью (разумеется, в том и другом случае эта активность очень заряжена эмоционально, но от этого она не перестает быть внешней). предельный случай такого подхода -- Свидетели Иеговы, у которых всё закрепляется спецобработкой по отключению в человеке всякой жизни, кроме внешней (в просторечии "зомбирование"). без "зомбирования" такие технологии позволяют создать хорошие клубы по интересам, где, впрочем, неизбежны бытовые ссоры, ревность и т.п., но вряд ли сформируется что-то откровенно маньячное.

2. подход православных, который строго аскетический, -- он заведомо опасней. из неправославных практик его можно сравнить с йогой, суфизмом и т.п. нехорошими вещами. разумеется, мы, православные, считаем, что, при всем внешнем сходстве, очень принципиально то, что содержание наших занятий другое, нежели у названных "коллег".

но технически все же много общего. выражаясь по-современному, православие использует психотропные средства, хотя и не химические. они реально меняют сознание, т.е. образ (тропос) души (психИ) (таковы наши посты, богослужения и др. обязательные атрибуты православной жизни, если приступать к ним всерьез и без здрового народного пофигизма).

тут человек сильно рискует повредиться -- как при сложной хирургической операции или как при автогонках на большой скорости. поэтому в православной аскетике столько правил техники безопасности, многие из которых кажутся на посторонний взгляд совершенно дикими.

а дело в том, что всякое бывает. вот, из святого отца начала 6 века, описание сцен его жизни в одном из лучших монастырей за всю историю Православия (правда, сделаем поправку на культуру палестинских поселян 6 века, откуда брались тамошние монахи; это сектор Газа; там до сих пор неспокойно):

"И другой [брат] также, по искушению ли, или от простоты, Бог знает почему, не малое время каждую ночь пускал свою воду над моею головою, так что и самая постель моя бывала смочена ею. Также и некоторые другие из братий приходили ежедневно и вытрясали свои постилки перед моей келлией, и я видел, что множество клопов набиралось в моей келлии, так что я не в силах был убивать их, ибо они были бесчисленны от жара. Потом же, когда я ложился спать, все они собирались на меня и я засыпал (только) от сильного утомления, когда же вставал от сна, находил, что все тело мое было изъедено".

в таких, примерно, условиях надо учиться христианским добродетелям, в том числе и любви к ближнему. начальный этап любви к ближнему -- не прибить его табуреткой по голове (это нам, мб., сейчас кажется, что нам и не хочется; и это заблуждение так думать -- ведь совершенно не факт, как мы себя поведем при каком-нибудь *особом* случае).

не надо думать, что с тех пор хоть что-нибудь изменилось.

православная аскетика работает над тем человеком, который в обычной жизни почти или совсем никак не проявляется. он довольно-таки страшен. и работать с ним страшно.

а "народное благочестие" работает просто с человеком, который старается держаться в рамках. и оно призвано ему в этом помогать.

почувствуйте разницу.

для бытовых целей вся эта православная аскетика -- ненужная роскошь, изыски и неоправданные риски. это правда.

для целей спасения души это как-то иначе.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 40 comments