Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Category:

зачем (и когда) отделяться от еретических сообществ

выношу свой ответ из личной переписки, т.к. подобные вопросы мне задают разные люди.

комменты отключаю, т.к. дискутировать об этом в жж мне неинтересно. интересные богословские дискуссии, на мой взгляд, бывают только в комьюнити ру-антирелижн, а православные, как правило, просто приходят потрындеть.



сейчас многие боятся правил потому, что, по правилам, было слишком много поводов разрывать с Российской церковью еще до 1917 и даже до 1913 (имяборчество синода) годов.

из этого принято делать вывод о несерьезности соответствующих правил. вывод неправильный.

если наступают такие условия, когда грубо нарушаются каноны, то те, кто отделяются от большинства, возможно,поступают и не очень правильно с аскетической и т.п. т.зр., но, во всяком случае, они не совершают канонического преступления. с канонич. т.зр., более сложным является положение тех, кто не отделялся.

в Российской церкви эпохи, когда от ее центра следовало отделяться, бывали неоднократно, даже если не считать 1247 г., Климента Смолятича (тогда и внутри иерархии было разделение). но это Лионская уния 1274--1283, принятая на Руси без малейшего писка, Флорентийская уния (1439--1454 -- русские епископы все без исключения официально считали себя в общении с К.польским патриархом, и т.о. оставались униатами до тех пор, пока сам патриарх в К.поле не стал православным), московский раскол 1467--1560 (закончился тогда, когда м.Макарий получил от патриарха грамоту, признающую его статус патриаршего экзарха; это был формальный отказ от попытки автокефалии), наконец, лжесоборы 1655, 1666 и 1667 годов, а потом еще синодальный строй (1721--1917).

также можно добавить, что грубые прегрешения в области экуменизма совершали многие наши святые, особенно в 20 веке, включая не только патриарха Тихона, но даже м. Филарета (моления с инославными). для периода до 1965 года все это было характерно, т.к. опасности экуменизма никто (почти никто) не понимал. конечно, непонимание -- не оправдание, и можно было уже тогда требовать от всех этих иерархов покаяния, а, в случае отсутствия такового, прерывать с ними общение. но некому было требовать. это то же самое, что в 4 веке требовать разрыва общения с Диодором Тарсийским и Феодором Мопсуетским от их ученика Иоанна Златоуста. поэтому основания для принятия риска не-разрывания общения с ними было оправданным. уже в конце 1960-х, после деяний Афинагора и общения со старостильниками, м. Филарет стал другим -- тем самым, которого мы знаем и именно за это (в частности) любим.

но именно по неприменимости к жизни теории выключателя в подобных случаях существует теоретическая возможность маневра. она более даже практическая, чем теоретическая. всегда решения принимаются на свой страх и риск, и никогда в Церкви не могло быть жестких правил, устанавливающих границы допустимого здесь риска теоретически, т.е. в отрыве от конкретных условий.

реально церковное богословие не отвечает на вопросы, исключающие наблюдателя ("а как там на самом деле?"), даже если формулируется в таком виде. в действительности, в контексте предания, все ответы -- с учетом наблюдателя. потому реально дается ответ только на вопрос "куда нам идти?" (и идти ли куда-либо).

поэтому для спасения души при решении таких вопросов важно лишь правильно выбрать наблюдателя -- постараться найти святых отцов, чтобы пойти за ними.

возвращаясь к нынешней ситуации в "мировом православии", нужно сделать очень большое усилие над собой, чтобы подумать, что все эти Афинагоры и Никодимы вкупе с их ныне здравствующими поклонниками могли бы иметь хоть какое-то отношение к Церкви наших святых. поэтому, честно говоря, для незамыленного взгляда сама постановка вопроса о возможности пребывания в одной церкви с подобными людьми совершенно феерична.

другое дело, что у человека, долго прокисавшего в мировом православии, не может быть незамыленного взгляда, и я это знаю по себе тоже. когда такой человек начинает замечать, что "что-то не так", он инстинктивно воспринимает это как начало не собственных своих прозрений, а какого-то существующего во внешнем мире "нового" отступления иерархии.

поэтому нужно просто прочухаться и разобраться с границами собственной личности -- чтобы отличить то, что "новое" лично для тебя, коль скоро ты это недавно лишь осознал, от того, что ново во внешнем мире.
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author