Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Category:

понятие раскола в старостильном экуменизме!

напишу, "по просьбам трудящихся", краткий, но жутко богословский текст. комменты отрубаю, т.к. не люблю богословских дискуссий у себя на личном пространстве.


1. понятие раскола в церковном праве опряделяется либо более, либо менее четко, хотя и всегда отчасти размыто. более четкие определения -- в ВасВел 1. там вводятся три категории не принадлежащих к церкви сообществ: ересь, раскол, парасинагога (в синодальном переводе Книги правил -- "самочинное сборище"). но чаще практически использовалось деление только на ересь и раскол, когда парасинагоги подводились под понятие раскола.

2. раскол отличается от ереси, как правило, тем, что не имеет в себе догматических причин, но, мб. (по ВасВел 1) иметь и догматические, но тогда в не очень центральных вопросах догматики.

примеры наших расколов с догматическим флёром -- киприаниты и "раскол пяти" у матфеевцев (где из-за своего частного понимания иконопочитания анафематствовали остальных).

если догматического компонента нет, то м.б. вопрос какого-то обряда или обычая.

тут можно сфантазировать пример какого-нибудь осколка РПЦЗ, который примет постановление о недопустимости старых обрядов. если же ничего не фантазировать, то можно взять пример тех РосПЦ, которые отделились от своих на почве разных политических мнений.

3. если разделение происходит только из-за конфликтов с (между) епископами, то такой раскол (в широком смысле этого слова) является (в точном смысле слова) не расколом, а парасинагогой -- что, разумеется, ничуть не лучше.

парасинагога возниает при неподчинении канонически обязательной административной власти.

например, митрополит Сергий Страгородский должен был подчиняться собору епископов еще не разделившейся к 1927 году Российской церкви. он не только этого не сделал, но еще и стал своими указами отлучать тех, кто его -- узурпатора -- не послушался. через это он создал парасинагогу, которая стала Московской патриархией (а потом еще впала в ересь).

4. то, что невозможно для ИПЦ, -- это, собственно говоря, не раскол (раскол возможен), а парасинагога: если нет общеобязательной церковной администрации, то не может быть канонического преступления в том, чтобы от нее отделяться.

это не означает, что не может быть в этом вообще никакого греха (преступления).

пример: в 1993-5 годах происходил разрыв между частью российских приходов и епископов и остальной РПЦЗ. при этом российские верующие РПЦЗ заняли разные позиции -- кто-то более, кто-то менее правильную (для моего примера неважно, кто именно был более прав). каждый получил себе на голову последствия своего выбора.

но: там не было стороны, которая бы принимала формально (канонически) недопустимое решение. это важно потому, что, следовательно, ни с одной из сторон не могла возникнуть парасинагога -- т.е. такое сообщество, которое уже все целиком и заведомо отлучено от церкви.

просто и внутри церкви, без отделения от нее, у руководителей церковных организаций (епископов и прочих лидеров) бывает много грехов (а то иногда об этом забывают).

5. в какой-то степени вывод в п.4 является контр-интуитивным: ведь очевидно, что многие разделения с церковной властью продиктованы только греховными причинами. как же может при этом не возникать парасинагоги? а вот так:

причины поступков людей касаются их самих и суда Божия, а всех прочих христиан касаются только сами поступки и их последствия. если человек руководствовался чем-то хорошим субъективно, но создал раскол, то это ему не поможет, а если отделился от ереси, руководствуясь чем-то нехорошим, -- то тоже не поможет ему лично; зато может помочь другим.

напр., в РПЦЗ никогда не решались вслух осудить будущего митрополита Валентина за то, что в 1989 он перешел из МП в РПЦЗ. хотя, наверное, мотивы этого поступка многим были ясны (привожу этот пример просто потому, что он особенно удобен, с одной стороны, своей особенной значимостью для истории РПЦЗ в России, а, с другой стороны, своей стерильностью от каких бы то ни было богословских мотиваций). поступок этот хорош в любом случае, даже если он так и не принесет никакой пользы душевной самому поступившему (но это и не наше дело).

поэтому когда нам при разборе канонической ситуации (а не в церковном суде над конкретными людьми) ссылаются на чьи-то намерения, чистые или грязные, мы должны понимать, что перед нами либо человек с (еще пока?) канонической кашей в голове, либо жулик.
------------

РЕЗЮМИРУЮ

в ИПЦ (временных церковных организациях) невозможен только один конкретный тип раскола, получивший название парасинагоги. остальное -- увы, возможно.

греховные ссоры с (между) епископами, имеющие дурные последствия, тоже возможны, но они не приводят к автоматическому (т.е. помимо дальнейшей эволюции) отпадению одной из сторон от церкви.
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author