October 28th, 2006

grrr

психоаналитическое литературоведение

каждый, кто читал Фрейда в детстве на русском, я не мог не знать и не любить таинственного для меня проф. Ермакова, который самоотверженно издавал его в 20-е годы.
глава русской школы психоанализа, задушенной большевиками. в 90-е годы его переиздали, и на это переиздание, оказывается, где-то вышла рец. Кациса и Руднева (я нашел вот на этом прекрасном сайте -- http://ihtik.lib.ru/, по наводке chistyakoff). рецензия там больше -- на предисловие А. Эткинда, в защиту от него Ермакова (который, похоже, был действительно великим человеком).

Эткинд там, между прочим, приводит стандартный и чуть ли не единственный аргумент против психоаналитического литературоведения:
На этом фоне можно обратить внимание на претензии А. Эткинда к методическим основам психоанализа искусства:
(далее цитата из Эткинда)
Есть радикальная разница между ситуацией лечения и ситуацией чтения. Психоаналитик знает о своих пациентах совсем иное, чем знают о них их друзья и супруги, и так же иное, чем он сам знает о своих друзьях или супруге <...>. Между тем, о героях Достоевского Ермаков и даже сам Фрейд знает лишь то же самое, что знает о них любой читатель Достоевского: то и только то, что написано. <...> Аналитик, занявшийся анализом текста, вполне лишается главного своего инструмента, который Фрейд назвал трансфером: особенного отношения пациента к врачу, от которого зависит его, пациента, будущее и в котором сполна проявляется его, пациента, прошлое. Понятно, что ни Гоголь с Пушкиным ни Братья Карамазовы не испытывали трансферных (принято, впрочем, говорить, трансферентных. - Л. К., В. Р.) чувств ни к Ермакову, ни к Фрейду" (8-9).

авторы находят свои возражения на это -- из истории (примеров) и интуитивные. а у меня есть теоретическое: трансфер с литературными героями возможен, причем, в обе стороны, и он, пожалуй, является главным механизмом чтения (без него нам неинтересно).Collapse )