September 14th, 2010

grrr

in memoriam

году в 1988 мне нужно было кого-то подождать в приемной ректора Ленинградской духовной академии. это было тогда довольно большое помещение с большим столом. я сел читать книжку, которая у меня была с собой, -- большой том Григория Паламы в издании Христу. в комнате я был один. вдруг зашел молодой, но не слишком студент академии и сел неподалеку, приятного и веселого вида. (тогда в ЛДА училось мало неукраинцев, и почти за каждым таким студентом была неординарная биография). он тоже стал кого-то ждать и листать какую-то машинопись. было понятно, что моя фигура была ему еще более любопытна, чем мне его, т.к. я-то был не из академии, хотя мое лицо могло ему где-то примелькаться. и тут он понял, что я читаю что-то интересное. и, превозмогая себя, спросил -- тоже как-то очень просто и весело. -- тут и выяснилось, что машинопись, в которой он копался, -- это был его еще недописанный диссер по Григорию Паламе! естественно, после этого мы задружились. диссер он писал у о.Ливерия Воронова, к которому был очень близок и лично. а я лично не был к нему близок, но очень почитал его как исповедника, прошедшего лагеря, и как коллегу физико-химика, и как просто очень доброго -- в церковной среде редкость -- человека. так что и о.Ливерий нас несколько сблизил.

мне очень долго, лет 10 знакомства, казалось, что он старше меня только на несколько лет, лет на 7 -- максимум. но в какой-то момент я узнал, что он 1946 года (был почти в шоке). значит, когда мы познакомились, мне было где-то 25, а ему -- где-то 41-42. впрочем, о его солидном возрасте я стал догадываться чуть раньше, когда понял, что работаю в одном отделе и даже на одной должности (патентовед) с его бывшей женой -- по моим тогдашним понятиям, дамой не старой, но уже солидной.

его занятия Григорием Паламой после защиты диссера продолжения не имели, и поэтому повода для профессионального общения не нашлось. но мы периодически оказывались в каких-то общих компаниях, иногда смешных: так, один раз мы встретились случайно за чаепитием в преподавательской католической духовной академии. среди наших общих друзей были, конечно, и православные либералы, и католики. на моих польских коллег-ксендзов он производил сильное впечатление цельностью натуры и правдоискательством, но они его жалели -- как жалеют мотылька, летящего на огонь.

даже в "лихие девяностые", которые были лихими по-своему для церковной жизни, мы никогда не теряли друг друга из виду, и общение наше продолжалось, хоть и пунктиром, но до конца. конец наступил сегодня.

наверно, многие поняли, что речь шла об о. игумене Вениамине Новике, который скончался сегодня в 6.30 утра в реанимации в нескольких сотнях метров от нашего храма, и когда я уже ехал в храм на службу.

конечно, всякий конец того, что кончается на земле, бывает только относительным.

----
а вот справка и фото: http://kafolik.livejournal.com/388283.html