August 28th, 2012

grrr

какая трогательная песня - и тоже про рай




Газ до отказа - он непобедим!
Сначала газ до отказа, а там поглядим.
И кто его знает, где шаг через край.
Газ до отказа, одной ногой в рай!
Из породы одиноких волков,
С каждым метром наживая врагов,
Тем гордясь, что себе он не врет,
Он против шерсти живет.
Мой приятель - беспечный ездок.
И асфальт он привык растирать в порошок,
Из пятидесяти зол
Выбирает все сто,
Неизменно поет рок-н-ролл.
Мой приятель - беспечный ездок,
И рычаг передач для него как курок,
Он плевал на успех,
Он один против всех,
Мой приятель - беспечный ездок.
Газ до отказа - он непобедим!
Сначала газ до отказа, а там поглядим.
И кто его знает, где шаг через край.
Газ до отказа, одной ногой в рай!

(это я только сегодня узнал, при смешных обстоятельствах и почти во сне, что Максим Леонидов не был чистой попсой. никогда его не слышал раньше. а еще в клипе Петербург 1989 года -- жутко ностальгический.)
grrr

как устроено наше общество

важный художественный текст Артура. некоторые формулировки шероховаты, но в художественном тексте простительно. процитирую наиболее логически выстроенную часть, с которой я полностью согласен. она также выражает и мое отношение к стенаниям о "расколе оппозиции" и т.п. ужасам нашего городка.
------------------
Понести тяжелый моральный ущерб пришлось не только лживым и убогим верующим людям, за которых думает начальство, но также интеллектуалам, профессиональным критикам режима, деятелям культуры, журналистам.

Чуть ли не весь цвет творческой интеллигенции, большие люди – полагали, что они главные интеллектуалы и главные нравственные авторитеты на этой политической сцене. Они не думали, что на этом процессе, на этом балагане в хамовническом суде, их акции так резко пойдут вниз.

Никто не думал, что из клетки для подсудимых вместо трех девушек-панков на них будут смотреть личности такой высоты, по сравнению с которыми лидеры оппозиции выглядят интеллектуальными и нравственными пигмеями.

И это главное преступление, совершенное Pussy Riot. За них заступались как за хулиганок, которых нужно поставить на место и отпустить. Им наивно доверились видные серьезные люди. Но они их обманули.

Никто не хотел и никто не ждал такой драматургии процесса: что в лице трех девушек в клетке стране явится элита, которой у нее не было.

Драматургически этот процесс проиграли не только власти, все. Кто знал, что посреди этого паноптикума увидит христианскую истину в клетке? Никто.

Лишь немногие, когда в феврале увидели в интернете девушек танцующих на амвоне в храме, поняли, что это очень серьезные люди, что протест их реально чист и реально опасен. И злобная тупая реакция властей на явление Pussy Riot вышла как раз адекватной, не преувеличенной нисколько.

Власть не боится, когда на нее набрасываются ее профессиональные критики, она не боится слов, когда они исходят от журналистов, писателей, политиков, потому что слова этих людей и сами эти люди реальностью не являются, эти люди не являются тем, что они говорят.

Последние слова трех девушек в клетке в зале суда совпали с реальностью. Когда сказка становится реальностью, это страшно, этого боятся не только власти, это боятся все.

Когда такое событие происходит, когда Событие входит в свои права вторгается в социальную проекцию, система не может на него реагировать по каким-то там законам и доводам разума. Никакого здравого смысла не жди. Система невольно начинает реагировать на Событие не по своим законам, а по логике развития этого События, по законам драматургии. Потому что законы драматургии выше законов системы.
---------------------

если у нас -- что в обществе, что в церкви -- еще может быть что-то хорошее, то только по законам драматургии, а не по законам системы.
grrr

Они хотят убить Тасю

Оригинал взят у limonov_eduard в Они хотят убить Тасю
Ездил по делам. В машине узнал о приговоре  Таисии Осиповой. Дали свирепый срок. Восемь лет за решеткой для женщины с диабетом, - это смертная казнь.
Они хотят убить Тасю.

Кто там у них главный садист и живодер, я не знаю. В Смоленске предложили восемь лет, а в Москве сказали : "Ну, мы не возражаем".. ? Скорее всего так и было.

Заметно, насколько  приговоры по нацболам суровее  простых репрессий. В разы.

Не простим.