Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Category:

послах тезисы на одну конфу

ДВЕ СТРАТЕГИИ ЗАЩИТЫ ПРАВОСЛАВИЯ: МОНАШЕСТВО И БРАТСТВА

После Брестской унии 1596 года возникло несколько проектов защиты православия, которые отличались не только выбором тактики, но, прежде всего, выбором стратегии — то есть того, что же такое православие, которое следовало защищать.

Основных стратегий было три, одна из которых не предполагала за православием никакого отличного от католичества догматического содержания, а сводила все проблемы лишь к церковно-административным. Это была позиция части шляхты (особенно Адама Киселя) и иерархии (особенно Петра Могилы), которые пытались создать на основе Православной церкви Речи Посполитой Киевский патриархат под непосредственным подчинением Папе Римскому и вне подчинения местной иерархии латинского обряда.

Две остальных стратегии настаивали на догматических особенностях православия и поэтому предполагали догматическую полемику с католичеством. Однако те круги, которые формулировали эти стратегии, оказались несогласными между собой настолько, что, продолжая считать друг друга единоверцами, были вынуждены перестать друг с другом сотрудничать. В этом конфликте одна из «партий» находилась под руководством исихастского монашества, а другая — под руководством мирянских братств. Как известно, антиуниатское сопротивление братств было сломлено, и монашество осталось лицом к лицу с криптоуниатской иерархией круга Петра Могилы или, во всяком случае, с иерархией крайне размытых религиозных убеждений (после насильственного низложения с Киевского престола представителя монашеской «партии» Исаии Копинского и узурпации власти Петром Могилой).

Ключевым моментом в расхождении двух стратегий защиты православия можно считать конфликт Ивана Вышенского с главой Львовского братства Юрием Рогатинцем, который имел место в первые годы после Брестской унии. В этом конфликте выявились два разных понимания церковной жизни как таковой и, следовательно, также и два разных понимания смысла участия в борьбе за православие. С одной стороны была аскетика, а с другой — то, что мы бы теперь назвали социальным активизмом. И несмотря на значительную общность воззрений по другим вопросам (особенно в том, что касается необходимости книжности и просвещения), различие между аскетическим и «социальным» пониманием христианства оказалось настолько глубоким, что предопределило разную будущность для обеих партий и радикально повлияло на эффективность их сопротивления унии.

Очевидно, конфликт двух направлений в православии на территории ВКЛ наметился еще раньше Брестской унии. Возможно, он намечается уже в переписке между Андреем Курбским и Константином Острожским.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 53 comments