Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Categories:

психология научного консерватизма

(описываю свое сегодняшнее интеллектуальное приключение)

ни одна моя работа не доставляла мне столько возможностей сделать наблюдения над психологией научного сообщества, как "Солунская легенда" (которую я считаю не просто переводом с сирийского, а легендарным рассказом о реальной докирилло-мефодиевской монофелитской сирийской миссии к славянам). видимо, дело в том, что эта тема по-настоящему задевает не чьи-то там амбиции, как обычно бывает в научных спорах, а какие-то основы научного мировоззрения. хорошие ученые не имеют мелких амбиций, и это оборачивается тем, что они часто довольно-таки равнодушны к любому результату, который не задевает их прямо. а задеть их прямо непросто: надо либо совсем уже пересечься с ними по конкретному вопросу, либо задеть что-то фундаментальное. из всех моих работ по-настоящему задевающей оказалась только одна -- вот про эту СЛ.

занимаясь подготовкой апгрейда моей статьи 1996 г. про СЛ, обнаружил неожиданное -- у весьма уважаемого много ученого, возражения которого я в свое время постарался учесть в варианте 1996 года, и который сам никогда на мою статью не возражал: "Убедительная критика лингвистических построений В. М. Лурье дана В. М. Загребиным..." (следует ссылка на доклад Загребина 2003 г., который он не успел переработать в статью, и который был посмертно опубликован в 2006 г.). я совершенно ничего не помнил о критике моих "лингвистических построений" Загребиным. надо сказать, что Загребин, с которым мы постоянно встречались в Публичной библиотеке, никогда со мной не соглашался, но очень поощрял меня в моей работе, желал мне успеха (даже в торжественной форме с рукопожатием) и много раз со мной ее обсуждал; мне очень помогало его благожелательное внимание. позже я узнал, что он и сам держался мнения о наличии докирилловой письменности у славян. но мою трактовку СЛ он отвергал, т.к., будучи славистом, разрабатывал свою славистическую. она и стала предметом его доклада 2003 г. Загребин как раз был тем типом большого ученого, который мог не соглашаться, но помогать, -- понимая, что фундаментальные вопросы требуют мозгового штурма с как можно большего числа направлений.

прочитав, однако, эту ссылку на загребинский доклад, я решил, что у меня глюк, и я забыл о какой-то содержавшейся там критике моих "лингвистических построений". побежал перечитывать. -- и, разумеется, на обретох никакой критики. просто Загребин излагает некоторые мои мнения (делая это абсолютно корректно, т.е. не искажая), но на их фоне -- а также на фоне других мнений -- излагает свою гипотезу. она носит чисто лингвистический характер. читателю предоставляется судить, которая из гипотез -- моя или его -- правдоподобнее. но собственно лингвистической или хоть какой-то критики моих построений у Загребина нет. Загребин справедливо считает, что победит та гипотеза, которая объяснит больше фактов. вместо какой бы то ни было критики моих "лингвистических построений" Загребин представляет свои. те и другие при этом являются гипотетическими.

если бы Загребин не умер скоропостижно в 2004 г., мы бы с ним продолжили дискуссию, т.к. тема такова, что любая лингвистическая гипотеза должна далее встраиваться в литературный и исторический контекст памятника и только после этого оцениваться окончательно. Загребин в докладе этого не сделал, и мы с ним устно также не успели об этом доспорить. новый вариант моей статьи о СЛ я хочу посвятить памяти Загребина, моего любимого оппонента, -- точно зная, что ему это было бы приятно, хотя он не согласился бы даже с новым вариантом статьи (о чем я упомяну). (вот если один р.Божий сделает некоторую работу о глаголице, то, возможно, это станет тем аргументом, который поколебал бы и Загребина...).

но, возвращаясь к психологии: почему один из лучших наших ученых приписывает Загребину то, чего у него нет, -- "убедительную (или хотя бы неубедительную) критику" моих "лингвистических построений"? -- по-моему, отвечать надо цитатой из Лукиана: "Юпитер, ты сердишься, значит, ты неправ". а что он сердится, видно из другой его фразы о двух разных работах, одна из которых моя: "Разумеется, нельзя относиться всерьез (несмотря на гипертрофированное наукообразие аргументации)..." т.к. вторую работу в "гипертрофированном наукообразии" не упрекнешь, то я принимаю это исключительно на свой счет. -- и это говорит человек исключительно мягкий и доброжелательный, поэтому я даже боюсь представить себе, как надо было его довести, чтобы он мог так выразиться в печатной научной работе. но мне это удалось -- не представить, а довести.

вот тут и понимаешь, какой психологический механизм включается. если лингвистическая гипотеза строго опровергается на лингвистическом же уровне, то все дальнейшие построения -- это уже не наука, а "наукообразие", и можно с легким сердцем их отбросить. а иначе ведь надо разбираться... поэтому содержание прочитанной когда-то лингвистической статьи Загребина услужливо деформируется памятью, и таким образом картина реальности сохраняет устойчивость. степень агрессии, обнаружившая себя в подборе выражений, прямо пропорциональна степени опасности, ощущаемой человеком для своего внутреннего мира.
Tags: syroslavica
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments