Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Categories:

славяно-сирийская инвентаризация 4

комплекс известий allegedly о первом крещении Руси.

Бандуриева легенда и вокруг нее

cf. Lépissier, Schreiner, Чешмеджиев -- что они нарыли историчного. главное: отражение, в том числе и, крещения Руси при Василии Македонянине.

1. эпизод с анонимным митрополитом и евангелием (в Бандуриевой легенде он из Конст. Багрянородного, Жития Василия), где митрополит тоже анонимен, -- может быть идентифицирован с м. Михаилом, который Сириец (в рус. известиях).

параллели эпизоду с евангелием в виз. мире неизвестны.

в сирийском -- чудо в Антиохии где-то в 1053 г., доказательство истинности сирийской веры. у Михаила Сирийца эпизода с евангелием нет, но он есть в рассказе Маттеоса Урхаеци и похожем расказе (мб., для него Мат.У. источник, но, мб., не вполне) -- Смбата Спарапета. М.У. для этого периода пишет со слов своих информантов в Эдессе. это доказывает, что в середине 11 веке среди сирийцев-монофизитов была популярна идея о том, что истинность их веры можно доказать посредством бросания в огонь сирийского евангелия. отсутствие этого эпизода в параллельном рассказе у Михаила Сирийца заставляет его отнести к более народной версии чуда с землетрясением в Антиохии, а если этот элемент народный, то он, скорее всего, достаточно давний.

получаем: сирийский агиографич. субстрат уже в очень ранней (используется уже Конст. Багрянородным) легенде о первом крещении Руси. и, независимо, сирийское происхождение м. Михаила.

похоже, что Фотиево крещение Руси опиралось на сирийцев.

это вписывается в генеральную гипотезу о наличии сирийского христианства у славян. в рамках типичной для Фотия политики Ширакаванского собора 862 г. было вполне возможно договориться со значительной частью монофизитов (об успехе с армянами нам известно из документов).

этот эпизод можно было бы анализировать и независимо от вхождения его в Бандуриеву легенду (только по Житию Василия), но лучше зависимо, т.к., во-первых, она сохраняет больше контекста эпохи Фотия, и, во-вторых:

2. список религий, которым следовали подданные князя Владимира: это религии

евреев, персов, сирийцев и агарян (все плохие).

евреи и агаряне не вызывают вопросов, сирийцы уже пикантней (они очень кстати в рамках нашей генеральной гипотезы), а вот персы -- это вообще трэш. приходилось читать, будто это манихеи, но что-то не приходилось видеть, чтобы под верой персов в каком-либо источники подразумевались манихеи. этот термин невозможно истолковать иначе, чем обозначение зороастризма.

но зачем зороастризм в 9-м веке? мы же не в Индии? -- на этот вопрос нормального ответа в историографии нет. а, между тем, такие детали пропускать нельзя, они обычно самые важные.

мой ответ -- что это рефлекс ситуации более старой (времен первой сирийской миссии), т.е. второй половины 7-го и начала 8-го века, когда зороастризм был еще вполне актуален и для Ирана, и для всех тех, кто был достаточно тесно связан с Ираном. (вспоминаем, что, согласно генеральной гипотезе, наши сирийцы 7-го века хоть и западные и двуязычные, более или менее, но основная база их традиции -- в Иране, даже современном Ираке, типа Аль-Хиры, т.к. это продолжение миссий Симеона Бет-Аршамского, достигавших Иллирика еще в 520-е гг.).

этот архаичный рефлекс сохраняется в Бандуриевой легенде через посредство уже следующей легенды о Фотиевом -- и при этом "сирийском" -- крещении Руси. эта легенда совершенно точно (см. все византийские источники о крещении Руси) не собиралась делиться славой с монофизитами, и поэтому должна была поглотить их легендарную агиографию.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments