Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Categories:

аналитическая теология, или "как я это вижу"

0.1. аналитическая теология-- то же самое, что аналитическая философия, только теология. поэтому она является лишь методом изложения материала, совместимым с любым философским и богословским содержанием. обо всем этом можно говорить аналитически. -- это следствие принципа автономии логики (который разделяется и разделялся не всеми философами аналитической школы, -- в частности, категорически НЕ разделялся Расселом. -- но который становится доходящей до небес перегородкой с логическим позитивизмом (даже Венского кружка -- двоюродного брата Львовско-Варшавской школы, аналитической).

0.2. аналитический метод -- это логически интерпретированный язык. можно сказать, что это вообще "язык логики", но так можно дать повод к слишком узкому пониманию (будто речь идет о формальных логических языках и только). логика -- в формальном смысле этого слова, но с учетом всего логического плюрализма -- является той общей основой, которая вообще позволяет говорить о научности чего бы то ни было, будь то в естественной или гуманитарной сфере. от средневековых и древних подходов, в которых естественное и гуманитарное не разделялось, тут отличие в том, что уровень логической формализации математического естествознания 17 века принимается за минимальный стандарт. поэтому применительно к гуманитарной сфере речь идет о той "математизации" (т.е., в современной терминологии -- логической формализации), задача которой была поставлена Лейбницем.

0.3. в сфере теологии роль науки логики в том, что она эксплицирует те виды логик, которые используются теологами, хотя сами они могут этого не знать. (тут я перефразировал Бохеньского, Logic of Religion). установить истинность той или иной теологии это напрямую не помогает, а косвенно может и помочь, т.к. облегчает сравнение разных теологических систем.

1. первым аналитическим философом был, как известно, Лейбниц, а у него теология была тут же рядом; так что он был и первым аналитическим теологом.

2. вторым аналитическим теологом был, по всей видимости, уже сразу Больцано, -- и у него эти интересы, как и у Лейбница, не отделялись от философии и математики.

3. в середине и второй половине 19 века расцветают предтечи аналитической философии, но аналитическим теологом из них из всех я бы назвал только Георга Кантора. у него тоже -- то ли еще, то ли уже -- нет разрыва между науками (математикой) и теологией, но это уже воспринимается как один из признаков психического расстройства.

4. рождение аналитической философии произошло в обстановке, стерильной от теологии. путь к аналитической теологии был этим не перекрыт вообще, но сильно забаррикадирован. аналитическая философия рождалась на рубеже 19 и 20 веков (условно, где-то в течение 20-летия) в двух местах сразу: англосаксонская традиция -- в окружении Фреге, в полемике "о денотации" между Майнонгом и Расселом, польская традиция -- во Львове, вокруг Казимира Твардовского. в обоих случаях на первых ролях были австрийские воспитанники, ученики Брентано, которые все, к скорби учителя, переметнулись от него к давно почившему Больцано... теологическая линия, однако, была не просто отброшена, а затоптана. среди философов-аналитиков надолго победил если не всегда атеизм в духе Рассела, то уж точно агностицизм (политкорректно называемый epistemic isolation религиозной сферы от всех прочих) в духе Витгенштейна.

5. "а в это время" произошло важнейшее событие, о котором тогда и долго после никто не знал: Николай Васильев, прежде чем окончательно сошел с ума, разработал в 1910-е годы основные идеи параконсистентной логики. когда многое позже (в 1960-е) да Коста и другие бразильские логики переоткроют многие его выводы, они вскоре узнАют (из статьи Бирюкова) о Васильеве. после этого Васильев станет международно признанным отцом параконсистентной логики. но Васильев также был первым, кто вернул логику 20 века к богословским темам, и первым, кто в новой философии заговорил о параконсистентности Бога (его "воображаемая логика", как он подробно писал, -- как раз подходит на роль собственной логики Бога). при этом Васильев был, фактически, вне каких-либо богословских традиций. таким образом, к Васильеву восходит и приоритет в аналитической теологии современного типа, и вывод о том, что для богословия нужна параконсистентная логика. этот вывод в наше время снова и еще не зная об этих мыслях Васильева сделали сначала я, а потом Безьо (но он пока еще не написал статьи на основании своего доклада 2015 года о понятии Бога как параконсистентном).

6. начало 1930-х -- 1939: Краковский кружок с ксендзом Саламухой во главе и с о.Бохеньским, OP,  в качестве яркой фигуры -- которая единственная переживет войну, не расставшись ни с жизнью, как Саламуха (расстрелян в 1944 г. частями РОНА при подавлении Варшавского восстания; Саламуха был капелланом у восставших), ни с теологией, как остальные члены кружка. Кружок был ответвлением львовско-варшавской школы, т.к. все его члены, кроме Бохеньского, -- прямые ученики Лукасевича. -- Краковский кружок -- я думаю, должен стать главным методологическим ориентиром. о нем потом отдельно напишу. фундаментальная новизна (одна из) -- обращение аналитических философов к истории философии до 17 века, что было совершенно не в тренде. кружок провозгласил себя томистским. его критика современного ему неотомизма как раз и является сегодня наиболее важной методологически.

7. Бохеньский -- продолжатель дела Краковского кружка до своей смерти в 1995. в области собственно теологической не имеет учеников и ни с кем особо не кооперируется. понеже вакуум интереса...

8. 1950-е -- 1980-е -- англосаксонские католики, особенно конверты в католицизм англичане Питер Гич (Geach) и Элизабет Энском (Anscomb), которые еще и поженились, и американец Николас Решер (Rescher). Энском была ближайшей ученицей Витгенштейна и переводчицей его трудов. ее обращение в сознательную веру было ответом на атеистический "вызов" Рассела (личное обращение в веру через понимание непонимания великого Рассела). все эти люди считали (а Решер еще и жив, т.е. продолжает считать) себя католическими философами. собственно в аналитическую теологию дальше всех из них полез Гич, и это он вдохновил Плантингу и, в большой мере, весь дальнейший бум конца 1970-х -- 1980-х годов, который разросся с тех пор в геометрической (sic!) прогрессии и имеет теперь своих историков. зато Решер кое-что сделал в истории философии (Энском тоже, но она не шла дальше Декарта, а Решер занимался схоластикой).

9. современные деятели -- начиная с Плантинги, Суинборна и кончая молодежью. их много, и они библигорафически уже хорошо систематизированы в имеющейся литературе. что характерно: никто из них не знает всерьез истории философии, особенно до 17 века, хотя об Ансельме поговорить любят. все изобретают каких-то собственных богов, но обязательно консистентных. отдельный интерес представляет вопрос о том, все ли средневековые ереси они уже успели придумать заново или все-таки не все. по моим оценкам, процентов на 70-80 они уже наработали, но я могу ошибаться. никто из них не обращается к параконсистентной логике, но не потому, что отвергает ее, а потому, что даже и не рассматривает. -- это не десяток, а десятки имен, и они сделали много полезного, но я бы сказал, что польза тут была в том, чтобы показать, "как не надо". многие из них по совместительству сами-себе-теологи, и они сознательно изобретают себе бога по сердцу своему, но многие -- благочестивые протестанты, которые хотят понять какого-то традиционного христианского бога, но это у них плохо выходит, так как никто из них не имеет сил углубиться не только в патристику, но даже в схоластику.

10. вывод: православная аналитическая теология (= аналитическая теология, эксплицирующая содержание православной веры, а не какой-то иной) может и должна сотрудничать содержательно и всерьез либо с довольно упертыми католиками (послевоенному Бохеньскому, надо сказать, этой упертости сильно недоставало), либо совершенными параконсистентными фриками. сейчас научная среда на католиков оскудела, увы, но зато фриками обогатилась -- слава Богу.

Примечания:

1. почему актуальна для православия критика неотомизма: потому что наши патрологи, особенно Лосский, но и Флоровский и Мейндорф, были учениками неотомистов, и продолжали в их же духе (Лосский написал диссертацию у Жильсона, но и Мейендорф был под их покровительством в молодые годы). тут не было никакой альтернативы, т.к. для патристики нужно было начинать с первоначального накопления минимума знаний.

2. в чем состояла краковская критика неотомизма: что неотомизм одновременно слишком в духе века сего и слишком отсталый. отсталый -- понятно, в том, что не использует современную логику, а описывает архаичные логические модели архаичными и крайне грубыми инструментами. а слишком в духе века сего -- в том, что выбирает из старых авторов те темы, которые модны и интересны в нынешней интеллектуальной атмосфере, пропуская поэтому важнейшие темы для самих изучаемых авторов (и при этом крайне важные и для современных как богословия, так и логики). -- тем же самым занимались (вынужденно) и наши патрологи.

Мемуар: мое собственное пришествие в патрологию в 80-е годы состоялось с новой научной программой -- отслеживать континуитеты, т.е. богословские традиции, а не отдельные островки в виде ярких личностей. это был исторический подход (очень горячо одобренный Мейендорфом), но он позволял заметить разные завитушки мыслей, которые порождали долгоиграющие последствия, но не отражались в учебниках и даже специальных работах. история догматических споров стала раскрываться как химическая кинетика: реакция идет через порождение короткоживущих, но определяющих весь ее дальнейших ход, соединений, а потом надо найти обязательно все продукты реакции. (в традиционном историческом подходе эфемерные вещи не просто трудно заметить, а трудно понять, зачем их вообще замечать, если они были столь мимолетны).

постепенно (уже в 90-е) я заметил, что если проблема существует в обозначенном виде достаточно долго, то история постарается исчерпать (актуализовать) все логически вообразимые ее решения (на этом выводе я бы настаивать не стал, пока у меня не появилось эфиопского материала). поэтому историческое исследование нужно было переосмыслить как экстенсиональный аспект логического -- поиски и отслеживания судеб экземплификаций идей...


Tags: theo
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments