Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Categories:

Из комм. к Бр1 и Бр3 об Окружном послании Восточных патриархов 1848 г. (часть 1)

Речь идет об Окружном Послании Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви ко всем православным христианам от 6 мая 1848 г., написанном в ответ на энциклику Пия IX In suprema Petri apostoli sede («На верховном Петра апостола престоле») от 6 января 1848 г. Послание подписали все четыре православные патриарха (Анфим Константинопольский, Иерофей Александрийский, Мефодий Антиохийский, Кирилл Иерусалимский) и 29 иерархов их патриархатов (полный состав архиерейских соборов Константинопольского, Антиохийского и Иерусалимского патриархатов — почему-то без Александрийского). Первое (официальное) издание: Ἐγκύκλιος τῆς μιᾶς, ἁγίας, καθολικῆς καὶ ἀποστολικῆς Ἐκκλησίας ἐπιστολὴ πρὸς τοὺς ἁπανταχοῦ Ὀρθοδόξους. Ἐν Κωνσταντινουπόλει: ἐκ τῆς πατριαρχῆς τοῦ γένους τυπογραφίας, 1848 [Окружное послание единой, святой, соборной и апостольской Церкви ко всем Православным. В Константинополе: в патриаршей народной типографии, 1848]. Современное стандартное изд. в составе сборника Иоанна Кармириса: . Καρμίρη, Τὰ δογματικὰ καὶ συμβολικὰ μνήμεια τῆς Ὀρθοδόξου καθολικῆς Ἐκκλησίας. Ἔκδ. δευτέρα, ἐπηυξημένη καὶ βελτιωμένη. 2 τόμοι. T. I. Ἐν Ἀθήναις: s.n., 1960; T. II. Graz: Akademische Druck- und Verlagsanstalt, 1968. T. II, σσ. 902–904 (введение), 905–925 (текст). Рус. пер. (А. С. Стурдзы, но публиковавшийся всегда анонимно; нет данных о том, что Хомяков знал, кто переводчик): Окружное послание Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви ко всем православным христианам, СПб.: Синодальная типография, 1850 (впервые в «Христианском чтении»,1849 г.: ч. 2, сс. [163–202; но в издании эти страницы ошибочно пронумерованы как 133–172]). Также был независимо издан сокращенный (с выпуском неудобных мест) перевод Московской духовной академии (переводчик неизвестен): Ответ православной восточной Церкви на окружное Послание папы Римского Пия IX, в недавнее время присланное к православным на Востоке. М., 1849 (из «Прибавлений к изданию Творений Святых Отцов в русском переводе». Ч. 8. 1849). Ко времени обеих официальных публикаций Хомяков уже хорошо знал содержание послания. О значении факта знакомства Хомякова с этим посланием для всего развития его богословия см. преамбулу к комм. к ЦО, с. Ввв.; также об этом послании см. V письмо к Пальмеру.
Окружное послание было написано одним человеком — патриархом Константинопольским, но на тот момент уже бывшим, Константием I (Κωνστάντιος Α΄, 1830–1834; годы жизни 1770–1859, прежде и после патриаршества — архиепископ Синайский: 1805–1830, 1834–1859; в качестве архиепископа Синайского он подписал Окружное послание). Учился в Киево-Могилянской академии (1789–1793), затем служил архимандритом в Киеве на подворье Синайского монастыря Св. Екатерины. После избрания архиепископом покидает Россию и живет на синайских подворьях на Кипре и в Константинополе. Смещен с константинопольского престола турецкими властями (формально — отрекся от престола «по собственному желанию»), будучи оклеветан перед ними своим тезкой, бывшим митрополитом Тырновском Константием, незадолго до того низложенным патриархом и синодом по каноническим основаниям; затем клеветник занял кафедру оклеветанного. Патриарх Константий II продержался на престоле только год (1834–1835), будучи затем смещен и сослан. Константий I был русофилом, что давало повод к клевете на него, но при этом всегда сохранял лояльность турецким властям. В своей константинопольской келлии он проводил жизнь уединенную и аскетическую, часто совершая службы в полном одиночестве, и писал свои обширные богословские, исторические и иные труды, не имея секретаря для переписывания набело. В этой келлии его иногда посещали русские паломники и официальные лица, включая А. Н. Муравьева. 28 января 1859 года А. Н. Муравьев писал из Петербурга митрополиту Филарету: «Старец Константий скончался у нас, и вся наша Миссия [Русская духовная миссия в Константинополе] присутствовала при погребении» (Письма духовных и светских лиц к митрополиту Московскому Филарету (с 1812 по 1867 гг.), изданные с биографическими сведениями и пояснительными примечаниями А. Н. Львовым. СПб.: Тип. А. П. Лопухина, 1900, с. 291).
Авторство Окружного послания было раскрыто в посвященной Константию I книге его духовного сына, Феодора Аристоклиса (изданной по благословению Константинопольского патриарха), где это послание перепечатано в составе его малых произведений: Κωνσταντίου Α΄. τοῦ ἀπὸ Σιναίου ἀοιδίμου πατριάρχου Κωνσταντινουπόλεως τοῦ Βυζαντίου βιογραφία καὶ συγγραφαὶ αἱ ἐλάσσονες ἐκκλησιαστικαὶ καὶ φιλολογικαί, καί τινες ἐπιστολαὶ αὐτοῦ, ἐξεδόθησαν μετὰ παραρτήματος ἀδεία καὶ ἐγκρίσει τῆς τοῦ Χριστοῦ Μεγάλης Ἐκκλησίας ὑπό Θεοδώρου Μ. Αριστοκλέους τοῦ ἐκ Χάλκης. ν Κωνσταντινουπόλει : Ἐκ τοῦ Τυπογραφείου τῆςΠροόδου”, 1866, σσ. 209–229. О патриархе Константии I см. также: И. И. Соколов, Константинопольский патриарх Константий I. (1830–1834 г.). Очерк его деятельности, Христианское чтение (1904), ч. I, № 5, сс. 716–729; № 6, сс. 833–847.
Предварительные данные о Послании, включая перевод ключевого фрагмента из § 17 (см. ниже), Хомяков должен был получить из письма Ю. Ф. Самарина, датированного издателями декабрем 1848 года (на основании написанного в те же, примерно, дни из Петербурга послания Самарина отцу, которое имеет точную дату 20 декабря 1848): Ю. Ф. Самарин, Сочинения. Том 12. Письма 1840 – 1853. М.: Товарищество типографии А. П. Мамонтова, 1911, сс. 426–428. Выписки Самарина включают также перевод фрагмента из § 11 (главная мысль которого в том, что престол сам по себе не делает православным того епископа, который его занял). Общая оценка Послание из письма Самарина должна быть процитирована (ibid., с. 426–427):
Самое послание вы прочтете, когда оно будет напечатано [тут имеется в виду русский перевод; напечатанный оригинал послания находился в руках Самарина в Петербурге], и, несомненно, обрадуетесь. Конечно, со времен разделения церквей не было подобного исповедания веры. Чтò за тайна этот Восток, неподвижный, дремлющий, чуждый всякого формального проявления жизни, чуждый даже заботливости об освобождении от грубого насилия и о правильной организации, но из которого вдруг, неожиданно, после векового молчания, исходит мысль непонятной для Запада глубины и слово, которое звучит, как отголосок времен апостольских! Сообщаю вам выписки, во-первых, потому что они могут дать вам понятие о целом, во-вторых, потому что я не уверен, не исключит или не исказит ли их Синод в официальном своем переводе. Если же он их сохранит, то, казалось бы, следовало затем запретить богословие Макария. Но кто же у нас боится непоследовательности!
О «Богословии» Макария см. следующее примечение, с. ввв.
Неизвестно, получил ли Хомяков полный текст Послания от Самарина, но, во всяком случае, он получил его от неизвестного лица, чье пространное сопроводительное письмо (без подписи и без даты) сохранилось: ЦГЛА, ф. 532, оп. 2, ед. хр. 10. Автор не одобряет идей послания, причем, ошибочно понимает θρησκεία в смысле обрядов, то есть считает, будто патриархи называют народ приверженцем неизменности обрядов, и негодует на это. ЧТО-ТО НАДО ДОПИСАТЬ ОБ ЭТОМ ПИСЬМЕ….
Для Пия IX энциклика, в которой он предлагал всем, кто не состоит в общении с Римом, собраться к «престолу Св. Петра», была важным шагом на пути к I Ватиканскому собору, который — действуя под его же руководством — провозгласит догмат о папской непогрешимости. Православные в своем ответе воспользовались случаем произвести развернутую оценку латинства в целом, резюмировав основные разногласия. Особое внимание Хомякова и вообще религиозной части русского общества привлекло не основное содержание послания, а краткая характеристика внутреннего устройства Восточной церкви в его §§ 16 и 17. Хомяков трижды цитирует § 17, самый для него важный: кроме настоящего случая, в Бр. II (стр. ввв) и в V письме к Пальмеру. Это во всех трех случаях одна и та же цитата, хотя формулировки Хомякова в его двух французских и одном английском текстах варьируются. Из-за отклонения Хомякова от исходного текста (по-видимому, не намеренного, а обычного для цитирования по памяти, да еще и на другом языке) Самарин даже снял в своем переводе кавычки, стоявшие во французском тексте (мы их восстановили). Соответствующий цитате у Хомякова фрагмент Послания следующий:
Оригинальный текст Перевод А. С. Стурдзы Перевод Ю. Ф. Самарина
Ἔπειτα παρἡμῖν οὔτε Πατριάρχαι οὔτε Σύνοδοι ἐδυνήθησάν ποτε εἰσαγαγεῖν νέα, διότι ὑπερασπιστὴς τῆς θρησκείας ἐστὶν αὐτὸ τὸ σῶμα τῆς Ἐκκλησίας, ἤτοι αὐτὸς λαός, ὅστις ἐθέλει τὸ θρήσκευμα αὑτοῦ αἰωνίως ἀμετάβλητον καὶ ὁμοειδὲς τῷ τῶν Πατέρων αὑτοῦ, ὡς ἔργῳ ἐπειράθησαν καὶ πολλοὶ τῶν ἀπὸ τοῦ σχίσματος Παπῶν τε καὶ Πατριαρχῶν Λατινοφρόνων μηδὲν ἀνύσαντες... (Καρμίρη, Τὰ δογματικὰ καὶ συμβολικὰ μνήμεια, σ. 920). Далее: у нас ни патриархи, ни Соборы никогда не могли внести что-нибудь новое, потому что хранитель благочестия [ὑπερασπιστὴς τῆς θρησκείας можно перевести «защитник благочестия» или «религии»] у нас есть самое тело Церкви, то есть самый народ, который всегда желает сохранить веру свою неизменною и согласною с [ὁμοειδὲς τῷ, букв. «единовидною с»] верой отцов его, как то испытали многие из пап и латинствующих [Λατινοφρόνων, букв. «латиномудрствующих»; этим термином в Византии стали называть тех греков, которые принимали католичество] патриархов, со времени разделения [σχίσματος «раскола»] нисколько не успевшие в своих против нее покушениях [перевод распространяет лаконичную формулировку оригинала: μηδὲν ἀνύσαντες «ничего не доведя до конца», «ничего не достигнув»]...» (Цит. по изд. 1850 г. С. 37) У нас ни патриархи, ни соборы не могли никогда ввести что-нибудь новое, потому что хранителем веры у нас — самое тело Церкви, то-есть самый народ, который всегда желал сохранить верую свою вечно-неизменною и согласною с верою отцов его, как то испытали многие из пап и из латинствующих патриархов, со времени разделения нисколько не успевшие в своих против нее покушениях», и т. д. (Самарин, Соч., т. 12, 1911, с. 427).
Об «объединении взаимной любовью» сказано чуть выше в словах: «Мы не имеем никакого светского надзирательства (ἀστυνομίαν κοσμικήν) или <...> ‘священного управления’ (ἱερὰν ἐπιστασίαν [«священного надзирательства» — тут цитируется выражение из папского послания]), а только соединены союзом любви [τῷ συνδέσμῳ τῆς ἀγάπης] и усердия к общей матери, в единстве веры (μόνῳ δὲ τῷ συνδέσμῳ τῆς ἀγάπης καὶ τῷ φίλτρῳ πρὸς τὴν κοινὴν μητέρα συνεχομένοις ἐν ἑνότητι πίστεως)...» (§ 16; Καρμίρη, Τὰ δογματικὰ καὶ συμβολικὰ μνήμεια, σ. 919); текст перефразирует ирмос 5-й песни канона Космы Маюмского (VIII в.; до сих пор это один из самых известных богослужебных текстов) на Великий Четверг: Τῷ συνδέσμῳ τῆς ἀγάπης, συνδεόμενοι οἱ Ἀπόστολοι… (Союзом любве связуеми апостоли…), который, в свою очередь, отсылает к Ин. 13, 34-35. Употребленные в данном случае при передаче мысли Послания Хомяковым слова «какой бы то ни было (quelconque) иерархии» в переводе Самарина были смягчены до «ни одной иерархии».

Tags: slavophilica
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments