Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Categories:

из комм. к Бр. 3 -- о Бунзене и мистических женщинах вокруг (правда, без самой главной пока)

комментарий, продолжающий вчерашний комментарий.

** Ch. С. J. Bunsen, Die Zeichen der Zeit. Briefe an Freunde über die Gewissensfreiheit und das Recht der christlichen Gemeinde. [«Знамения времени. Письма к другу о свободе совести и праве в христианском сообществе».] 2 Bde. Leipzig: F. A. Brockhaus, 1855 (два тома «в восьмерку»). Упомянутый в подзаголовке «друг», адресат десяти писем, составивших эти два тома, раскрывался в одинаковых отдельных титульных листах для каждого из томов, которые следовали за общим титульным листом издания: Briefe an Ernst Moritz Arndt über den christlichen Vereingsgeist und die kirchliche Richtung der Gegenwart [«Письма к Эрнсту Морицу Арндту о духе христианского единства и христианском направлении в современности»]. В английском переводе, создававшемся в тесном общении с автором, эта сложная система подзаголовков была упрощена: Ch. Ch. J. Bunsen, Signs of the Times: Letters to Ernst Moritz Arndt on the Dangers to Religious Liberty in the Present State of the World [«Знамения времени: Письма к Эрнсту Морицу Арндту об опасностях для религиозной свободы при настоящем состоянии мiра»]. Translated from the German by Susanna Winkworth. New York: Harper & Brothers, 1856 (вышел в одном томе). Как отмечает переводчица в своем предисловии (p. v), первое издание книги вышло тиражом 2 500 экземпляров, но было распродано за месяц, так что уже третье издание понадобилось через три месяца (второе немецкое издание имеет дату 1855 для первого тома и 1856 — для второго; третье издание — 1856). Хомяков приводит название «Знамения времени» в немецком оригинале, из чего можно заключить, что он читал эту книгу по-немецки. Чтение, судя по дате упомянутого выше письма к Гильфердингу (12 сентября), пришлось на конец лета или, во всяком случае, на лето 1856 года. Вероятнее всего, что Хомяков заказал книгу Бунзена у издателя сразу, как она вышла в 1855 году, — почти одновременно с выходом в том же издательстве его второй брошюры.
Перевод на английский был выполнен одной из сестер Винкворт, Сусанной (1820–1884), переводчицей, писательницей и филантропом. Вместе со своей сестрой Екатериной (Catherine Winkworth, 1827–1878), известной особенно как деятеле женского образования и переводчицей (с немецкого) гимнов для Англиканской церкви, они представляли сразу и аскетико-мистическое, и при этом догматически крайне либеральное крыло Англиканской церкви, абсолютную противоположность Оксфордскому движению и «ритуалистам». Обе сестры считали своими единоверцами не только лютеран вроде Бунзена, но даже антитринитариев, с которыми, как и с Бунзеном, близко дружили. Сестры всю жизнь держались вместе и не выходили замуж, посвятив себя только делам христианства. Сусанна впервые издала на английском (1860) проповеди ученика Мейстера Экхарта и одного из главных представителей немецкой доминиканской мистической традиции Иоганна Таулера (ок. 1300–1361) и издала книгу о нем (1858). Дружба с этими сестрами, как и с Флоренс Нейтингейл (вышедшей вообще за пределы конфессионального христианства; см. в очерке о Бунзене в т.2) и квакером Анной Гарни (о ней см. ниже), характеризует религиозный настрой самого Бунзена: при большом релятивизме в догматике, этот настрой подразумевал тяготение к личному аскетизму и даже мистике.
Хомякову протестантский релятивизм Бунзена казался чрезмерным, а мистика и аскетика настолько не вызывали у него сочувствия, что он редко их замечал, даже встречая вблизи. Вероятно, Хомяков не отдавал себе отчета в этой погруженности его постоянного мысленного собеседника, Бунзена, в протестантско-мистическую стихию, о которой он и вообще мало что знал. Это проявится в его трактовке событий, связанных с объединениями между протестантами или протестантами и англиканами, о которых пойдет речь чуть ниже (объединение лютеран и реформатов в Пруссии, дело Горгама). Хомяков будет думать, что тут всё сводилось к общему «минимуму» веры у этих групп и к политике соответствующих государств, но для Бунзена, с которым он будет спорить, за этим стоял, прежде всего, мистический опыт и подвижничество.
Избранная Бунзеном публицистическая форма писем Арндту имела характер демонстративный: Арндт, чья фамилия тогда ассоциировалась со словами песни «Где у немца родина?» (об этом песне см. комм. к списку рассылки Бр. 1), воспринимался как яркий символ немецкого национализма. Родная сестра переводчицы, Екатерина, описывает забавный случай, сопровождавший ее знакомство с Арндтом, когда она приехала на несколько дней в Бонн, чтобы пообщаться там с друзьями ее сестры, жившей в то время в Германии [письмо Екатерины Винкворт своему другу Эдварду Герфорду (Edward Herford, 1815–1896, юрист и общественный деятель) от 20 августа 1856]: Сначала он произвел впечатление благородной мощи, несмотря на почти 90-летний возраст (ему было тогда 87), но разговор быстро съехал на политику, причем, именно на то, как все вокруг обижают немцев, и присутствие обеих сестер-англичанок не удержало и едва ли не подстегнуло старца, чтобы начать ругать политику Англии. Сестры сами считали обвинения справедливыми, но, когда старец перешел к тому, чтобы ругать Англию вообще, и особенно когда он назвал ее the most perfidious and selfish of countries, systematically treacherous to Germany above all («самой коварной и эгоистической из стран, систематически предательской, прежде всего, по отношению к Германии»), Екатерина не смогла выдерживать почтительное выражение лица, как она считала себя обязанной. Видимо, больше ничего и не произошло, но перемену выражения лица она описывает как большой скандал. После этого мадам Арндт ее обняла, попросила не обращать внимания на слова супруга, которого иногда «заносит», и заверила ее в своей собственной любви к Англии. (Memorial of Two Sisters Susanna and Catherine Winkworth. Edited by their niece Margaret J. Shaen. London: Longmans, Green, and Co., 1908, pp. 155–156).
Смысл своей книги Бунзен определил в письме Анне Гарни от 19 октября 1855 года следующим образом (написано на английском в оригинале):
<...> I have satisfied my conscience by preaching against intolerance and persecution, Roman Catholic, Russian, Protestant, and in favour of Christian unity, with regard to the new encroachments of Jesuitism. The little book is in the form of ‘Ten Letters to Arndt,’ and bears the title ‘Die Zeichen der Zeit’ (the ‘Signs of the Times’).
(A Memoir of Baron Bunsen, Late Minister Plenipotentiary and Evoy Extraordinary of His Majesty Frederic William IV, at the Court of St. James. Drawn chiefly from family papers by his widow Frances Baroness Bunsen. In two vols, vol. II. London: Longman, Green, and Co., 1868, p. 337.)
<...> я удовлетворил свою совесть проповедью против нетерпимости и преследования — римско-католического, русского, протестантского, — и в пользу христианского единства, в связи с новыми происками иезуитизма. Небольшая книга имеет форму «Десяти писем к Арндту» и носит название Die Zeichen der Zeit(«Знамения времени»).
Анна Гарни (Anna Gurney, 1795–1857) — еще один друг Бунзена, дружба с которым характеризует его самого как религиозного человека. Бунзен дружил со всей ее семьей, одним из самых влиятельных квакерских семейств Англии, банкиров. В десятимесячном возрасте у нее отнялись ноги, и всю жизнь она провела в кресле-каталке. В своем инвалидном кресле она освоилась настолько, что, иной раз, носилась в нем по берегу океана, руководя операцией по спасению моряков (безопасность моряков в прибрежной зоне была одним из постоянных направлений ее филантропической деятельности, на которое она направляла деньги своей богатой семьи). Ее ученая карьера началась с получившей признание работы об одной англосаксонской хронике и затем распространилась, по мере выучивания соответствующих языков, на скандинавские и другие литературы, включая русскую. Она также занималась археологией, предпринимая для этого путешествия по Европе. Была сооснователем английского движения женщин против рабства. Небольшая книга, посвященная Анне Гарни, была издана в ее родном Норфолке в серии карманных биографий местных деятелей; она осталась нам недоступной: R. Lane, Anna Gurney. Norfolk: Larks Press, 2001.
Полемике со Сталем посвящены девятое и десятое письма из «Знамений времени». Девятое касается темы свободы совести, десятое — объединения лютеран и реформатов в Пруссии (Хомяков слегка коснется и этой темы).
Tags: slavophilica
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments