Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Categories:

Пфистер -- Фрейду

из готовящегося перевода их переписки. в этом письме о Юнге и Адлере.
В издании Freud/Meng (19802), стр. 62 отмечается, что между 11 марта 1913 и 9 октября 1918 «письма не сохранились». Тем радостнее обнаружение М. Шротером следующего письма от 9 июля 1914. (Ссылку на написанное, но не обнаруженное письмо можно найти у Jones 2, S. 124 [Письмо Фрейда Пфистеру от 9 октября 1913][1]).[2]

1914
58 P
Цюрих, 9. VII. [19]14.[3][4]
Досточтимый и дорогой господин профессор!
Сердечно благодарю Вас за отправку Вашей остроумной критики психоаналитического движения.[5] Ваше изложение наглядно демонстрирует, что Вы для своего детища сделали и вытерпели. Становится понятно, что Вы[6] не могли вести себя иначе. Я не сожалею о разнообразии движений, которые исходят от Вас, ведь так и должно было произойти. От Иисуса и Лютера, от всех творческих душ сразу же начинают отходить борющиеся друг с другом направления. Разумеется, среди них встречаются заблуждения. Но мне больно, что возникают такие тяжелые разочарования и такие горькие личные размолвки. Если бы не было этого личного аспекта, то Вы бы, конечно, радовались, что Ваши импульсы отражаются в совершенно разных личностях и очень по-разному, и Вы бы со спокойной верой в истину, которую Вы до сих пор несли с такой удивительной уверенной силой, разглядели бы так же и преувеличения, и глупости своих последователей. Но теперь боевой топор расчехлен и решения принимает колун древнего дровосека. Я очень болезненно это воспринимаю, возможно, потому что я совершенно инфантильно в каждом превосходящем меня аналитике вижу идеального человека. Но я признаю, что плодотворная совместная работа между Юнгом и Вами более была невозможна, не говоря уже об Адлере, таким образом я оказываюсь в тяжелой ситуации, у которой будут свои преимущества.
То, что Вы отвергаете в гипотезах Адлера и Юнга, кажется мне по большей части очевидным, и я восхищаюсь ясностью и уверенностью Вашей[7] критики. То что Адлер, как и многие интроверты, переоценивает волю к власти, для меня очевидно. Также и его пренебрежение сексуальным и эротическим я отвергаю как психологически неверное. Недавно я столкнулся с интересным случаем: юноша, будучи маленьким мальчиком, попал в патогенную ситуацию, после того как услышал, что мать (имея 3х мальчиков), гораздо больше хотела бы девочку. В дальнейшем маленький[8] верил на полном серьезе, что как мальчик он неполноценен, и охотно стал бы девочкой. То есть он пожертвовал «мужчиной» ради своей любви. Также и неполноценность Адлер ужасно преувеличивает. С другой стороны, у многих невротиков я не смог продвинуться дальше в прошлое, чем до нарушения любви к родителям из-за замечания, выражающего пренебрежение по отношению к ребенку.
Также что касается критики взглядов Юнга, то и тут я должен и хочу с Вами согласиться по большей части пунктов. Я полагаю вместе с Вами, что, например, религия действительно сублимирует первичные инстинкты, с уважением[9] возвышает (Цинцендорф). Но и Вы не будете отрицать, что в этих продуктах вытеснения содержится попытка возвышения инстинктов. Я считаю такие религиозные явления «переложениями», которые возникают при каждом изменении вытесненного инстинкта. Понятие символического либидо для меня слишком расплывчато, и у Юнга очень часто приобретает оттенок насилия. Если во сне ребенок лежит на груди матери, то это совершенно не значит, что бессознательное хочет предостеречь от детскости, а — как показывает поведение в целом — что сновидец инфантилен, и если человеку что-то внушают, то он меняет свое мнение. С другой стороны, при прохождении анализа символ может получить[10] другое значение или приобрести иронический смысл. На этой неделе выздоравл[ивающий] пациент нарисовал веселого повешенного, которому улыбается солнце. Он высмеивает прежние идеи суицида.
Я бы очень хотел услышать Ваше мнение по одному вопросу: когда во время анализа неожиданно возникает сильная регрессия, Вы всегда это воспринимаете как полный рецидив и победу регрессии? Или это может быть попыткой найти новые пути из инфантильного состояния? Мы обычно не воспринимаем такие скачки серьезно, а, с другой стороны, полагаем, что нового нельзя достичь без примирения с инфантильным.
Я думаю, что сейчас нам нужно больше казуистики в дискуссиях. Того, что публикуют Юнг и Медер, без сомнения, совершенно недостаточно. Я собрал коллекцию снов первенцев, которые, я думаю, более наглядны, чем все опубликованное до сих пор. Таким образом могла бы возникнуть положительная тенденция, что Вы тоже никогда не отрицали, но было бы несправедливо везде видеть свернутый моралистический монолог. Я совершенно не могу участвовать в «пересимволизации» всех исторических фигур. Как Вы думаете, работа такого рода представляла бы интерес для «Ежегодника»?
Несколько слов о нашем психоаналитическом объединении. Я хожу туда нерегулярно, потому что оно полностью превратилось в посвященный Юнгу клуб. Защищать собственные взгляды бессмысленно, потому что большинство — друзья семьи Юнга и ученики его семинара. Насколько я знаю, объединение планирует выйти из международного объединения.[11] Могу ли я в[12] случае, если это намерение будет осуществлено, несмотря на мои взгляды, которые по некоторым пунктам отличаются от Ваших, вступить в Ваше объединение? Я знаю, что этим шагом я очень рассержу Юнга, то есть почти всех остальных цюрихцев. Но я считаю несправедливым продемонстрировать внешнее отделение от Вас, которого не происходит с точки зрения м[оей] человеческой и научной[13] совести. Я никогда не забуду, как сильно я Вам обязан. Вся моя научная деятельность благодаря Вам получила такой подъем, о котором я не мог и мечтать, Вы были постоянно толерантны по отношению к моим собственным установкам, в то время как Юнг вел себя по отношению ко мне враждебно и уничижительно, потому что я отвергал его скачки туда-сюда относительно лояльности. Исключат меня из Цюрихского общества, то пусть так и будет. Я могу и так идти свой, путь.[14] Сектантский дух мне совершенно не близок. Если Зильберер[15] возможен в Вашем сообществе, то я надеюсь, что мне тоже найдется место.
У меня[16] лично все очень хорошо. Известный Вам симптом давно исчез. В любом случае, его причиной была в большей степени неуклюжесть, чем невроз, и дело только отчасти было во мне. Я работаю гораздо спокойнее, чем раньше, медленнее, но и основательнее. Станли Холл пригласил меня на конгресс в Филадельфии, но без оплаты расходов. После моей поездки по Востоку[17] я должен сильно экономить. Поэтому я посылаю только одну работу под названием «Psa und Jugendforschung»[18]. Там речь идет об исследовании объединительного и разделяющего внутри направлений psa.
Вам сердечный привет с надеждой, что Вы сохраните свое расположение по отношению ко мне и посчитаете мои особые мнения не негативизмом, а дотошностью.
С давнишней благодарностью
Ваш Оскар Пфистер




[1] Фрейд описывает себя в этом письме как «веселого пессимиста» (Jones 2, S. 124)
[2] См. Nase (1993), S. 133 (прим. 32).
[3] Пометка на письме: «Пфистер Фрейду. Ответ на «Историю.» См. Freud (1914d).
[4] Расшифровка представляет собой рукописную копию письма Пфистера, сделанную Максом Эйтингоном. Оно находится в архиве Макса Эйтингона (Государственный архив Израиля, Иерусалим), Konvolut 3235/1, и публикуется здесь в современном правописании и пунктуации. Копия любезно предоставлена M. Шротером.
[5] Ср. Freud (1914d).
[6] В рукописи: вы.
[7] В рукописи: вашей.
[8] «Маленький» или «маленький» написано над «мальчик». Может быть самостоятельной поправкой или вставкой.
[9] Над строкой одно или два слова в скобках не читаются.
[10] Получить (annehmen) написано над заслужить (gewinnen). При расшифровке воспринимается как самостоятельная поправка.
[11] Это предложение отмечено по краю.
[12] В рукописи написано сверху над «в том случае». Воспринимается как самостоятельное исправление.
[13] В копии Эйтингона «человеческой» написано и зачеркнуто, над ним стоит «совести» и еще раз над этим «с точки зрения м. человеч. и научн.». Эти слова помещены с помощью знака вставки после «совести», но по смыслу должно быть перед.
[14] Именно так в копии. Возможно, по недосмотру пропущено «мой» или «мой собственный путь».
[15] Herbert Silberer (1882-1923), писатель, с 1910 член WPV (BLP/W).
[16] Этот личный отрывок в копии заключен в скобки.
[17] Прошение Пфистера о шестинедельном отпуске (с 14 апреля по 26 мая 1914) было удовлетворено. 24 мая 1914 он вернулся из поездки в Палестину. См. протоколы проповедей церковного совета (Sign.: IV B. 1.7.), 22 ноября 1913 и 25 мая 1914, S. 358f. И 365 [KGPrZH]. С глубокой признательностью г-же д-ру Сильвии Рудин (Sylvia Rüdin) за предоставленную возможность просмотра.
[18] Pfister (1914f).
Tags: psy
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments