Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Category:

еще "прописные истины": меня спрашивают, что я думаю об этой дискуссии о канонах

http://www.livejournal.com/talkread.bml?journal=lesolub&itemid=90003
думаю я то, что priest_dimitry интуитивно прав в своих возражениях lesolubу.
обо всем этом написано много статей с подробными ссылками, повторять которые я не вижу необходимости. поэтому просто излагаю свое понимание, а в спор ввязываться не буду.

вообще говоря, такие вопросы -- о сравнительной применимости канонов и о грани между акривией и икономией -- не сегодня возникли, и надо не изобретать велосипеды, а обращаться за разрешением к учению святых отцов. особенно много дискуссий по этому поводу было в эпоху первой великой кодификации церковного права -- в 6 веке, -- а потом и в некоторые другие смутные эпохи (нач. 8 в., нач. 9 в., начало 12 в.). классика жанра -- трактат св. Евлогия Александрийского (6 в.) Об икономии. прежде всего, обращаться нужно к нему. он не только не переведен на русский язык, но и вообще не сохранился -- даже по-гречески :-) таковы козни лукавого. но и отцы наши не лыком шиты. конспект этого трактата сохранился в Библиотеке патр. Фотия (забыл номер кодекса, но это легко посмотреть по CPG), т.е. основные идеи дошли до нас в пересказе другого святого отца.

каноны -- это очень широкое понятие. в самом первом и грубом приближении они делятся на две категории: относящиеся к хранению веры и относящиеся к остальным (кроме непосредственно вероучения) вопросам церковной дисциплины. граница между этими категориями проходит нечеткая, и иногда возможны серьезные церковные конфликты вокруг способов ее проведения (потому все вопросы, связанные с церковными расколами, где вроде как нет ереси, всегда так сложны канонически; именно всегда сложны, а не только в 20 веке). однако, в большинстве случаев всё очевидно -- напр., случай ереси экуменизма (где возникает слово "ересь", там уж точно вопрос догматический).

согласно тем же канонам, строгость в исполнении канонов второго типа может варьироваться, что обычно регулируется решениями церковной власти. это и называется "икономИя" -- букв. "домоводство", но лучше переводить на русский как "снисхождение". в канонах первого типа, относящихся к догматам, никакая церковная власть не вправе учинять самодеятельность, и напротив, эти каноны дают основания всем христианам, независимо от сана, вырабатывать свое отношение к церковной власти. было бы иначе -- тогда в церкви не оставалось бы средства против еретической "революции сверху". поэтому каноны, относящиеся к догматам, необходимо всегда исполнять по акривИи ("точности" или "строгости"), и никакая вообще церковная власть не может этого отменить; она может только -- при попытке это сделать -- отменить самоё себя.

те каноны, где есть место икономии, обычно требуют церковной власти и для окончательного приговора над виновными (тут как гражданский закон, который не позволяет нарушителя отстреливать без суда). хотя бывают и некоторые исключения, когда, впрочем, несанкционированные церковной властью действия все равно имеют предварительный характер. (напр.: епископ -- пидор; от него надо немедленно отложиться, но это решение является предварительным, т.е. отложившийся обязан обратиться в соотв. инстанцию церковного суда, и есть вероятность, что канонический судебный процесс докажет ему, что он был неправ, т.е. ошибся насчет пидорства данного епископа; если же канонического процесса не получается, то предварительное решение становится окончательным ipso facto). в случях же ереси предварительность допускается лишь постольку, поскольку могут быть сомнения в действительных верованиях, напр., епископа. (напр., если епископ -- еретик, но тайный, то его случай следует доложить, "кому следует", и добиваться выяснения правды через церковный суд, однако, официально отлагаться -- повода нет; можно просто не сослужить и не причащаться с ним -- на свой страх и риск; так даже необходимо сделать при официальном возбуждении дела о ереси). в остальном каноны о еретиках требуют незамедлительного применения, по типу соответствующих заповедей Второзакония, где, скажем, за склонение к идолослужению требовалось, чтобы склоняемый непременно сам убивал бы склоняющего на месте, хотя бы это был его ближайший родственник.

итак: для того, чтобы разобраться, где раскол, а где нет, может требоваться глубокое знание канонов. не всегда, но часто (напр., раскол обновленцев был расколом очевидным даже в тех его проявлениях, которые не вводили никакой ереси, как, напр., у Красницкого; раскол сергианства или григорьевцев -- явление НЕ очевидное). что же касается ереси, то тут нужно знать веру (иногда лучше, иногда хуже, но нужно знать), а в канонах можно особенно и не разбираться, т.к. они на этот случай предельно просты. к счастью, ересь экуменизма является наиболее очевидной ересью из всех возможных, т.к. она, помимо своего оригинального содержания, подразумевает, что прежние святоотеческие и соборные решения об уже осужденных ересях неверны. канонически уже одно это означает, что экуменисты ставят себя под все прещения (анафемы), адресованные этим еретикам.

еще несколько практических соображений.

1. нужно различать нарушения канонов и догматов со стороны личностей и со стороны церковной организации. напр., в дореволюционной Российской церкви очень многие архиереи исповедывали то, что мы сегодня называем ересью экуменизма. этих взглядов был, нарп., митр. Московский Филарет Дроздов, которого в 1994 г. канонизировали МПшники (не в последнюю очередь, чтобы дать экуменизму св. отца; его культ, зародившийся при жизни, поддерживали столпы современного православного -- однако, экуменического тоже -- богословия В.Н. Лосский и Г.В. Флоровский), а в 2000 г. к этой канонизации присоединились в РПЦЗ(Л). однако, это были его личные закидоны, хотя их тогда разделяли многие. такое случалось даже со святыми (стандртный пример -- Григорий Нисский, который в 4 в. разделял мнение Оригена о конечности "вечных" мучений, носители которого были анафематствованы в 6 в.). но никаких общецерковных решений на основе экуменизма не принималось. (принимались экуменические решения дореволюционным Синодом, но Синод был властью узурпационной и никак не представлял собой голоса церковной организации или хотя бы реального консенсуса епископата). в целом дореволюционая Российская церковь избежала экуменического объединения и с англиканами, и со старокатоликами (несмотря на полнейшую ересь, которую несли ее официальные представители в соотв. переговорах), а несторианская епархия присоединилась к ней на основе православного исповедания, а не какого-либо компромисса.

совсем иное дело -- соборные решения (т.е. подписанные всеми епископами), исповедующие ересь, или практики сослужений и интеркоммуниона, которые носят официально разрешенный характер.

конечно, митр. Филарета Московского следовало бы увещевать отказаться от своих неправославных взглядов, а в случае упорства -- подвергнуть церковному суду и низложить до покаяния, а потом, при отстутствии покаяния, совсем отлучить от Церкви. сделать это было некому, что свидетельствует о крайней гнилости церковной организации. эта организация впоследствии получила своё -- в 1917 г.

но тут был именно тот случай, когда гнилость наличествовала в церковной организации, остававшейся в истинной Церкви. бывает, однако, что церковная организация как организация хороша, а к Церкви отношения не имеет (пример -- Римо-католики).

2. при оценке разных юрисдикций, именующих себя православными, мы всегда видим какие-то нарушения канонов, свойственные каждой из них на уровне организации, а не только отдельных личностей, плюс не всегда, но часто -- нарушения догматов.

если имеются нарушения догматики, то дальше смотреть нечего: перед нами ересь. если только канонов -- то нужно смотреть внимательно: м.б. истинная Церковь, а м.б. и раскол.

раскол -- это результат такого нарушения канонов, при котором данное церковное сообщество отсекает себя от другого (или других), не нарушавших эти каноны, которым и принадлежит церковная юрисдикция для суда относительно данного раскола. простым языком: для наличия факта преступления должна быть потерпевшая сторона. если такой стороны нет, то нет и раскола (не с кем раскалываться), и судить тоже некому, кроме, впрочем, Господа Бога.

примеры:

а) нарушение догматики: РПЦЗ(Л) в своих учредительных документах 2000-2001 гг. исповедала свое единство в вере с церковными организациями "мирового православия". это ересь.
б) нарушение канонов, являющееся расколом: сергианство; потерпевшая сторона -- Церковь новомучеников, т.е. церковная организация, куда входило большинство епископата по состоянию на 1928 г. (повторяю, что созданием сергианского раскола была не пресловутая Декларация, которую можно было бы потерпеть, как это и сделал митр. Иосиф Петроградский, а действия Сергия в отношении епископата, особенно его прещения против тех, кто его не признавал -- т.к. никто, по канонам, и не был обязан это делать, -- которые, возвратившись на его голову, автоматически сделали его раскольником).
в) нарушение канонов, не являющееся расколом: действия обеих сторон в русском так наз. "расколе" 1666-7 гг. (когда обе стороны наломали дров в одинаковой, приблизительно, пропорции; осудивший старообрядцев собор 1666-7 гг. вполне заслуживает анафемы), а также синодальный строй 1721--1917 гг. В послед. случае потерпевшей стороной не являются ни старообрядцы (по причине их к тому времени отделения), ни прочие поместные церкви (которые все добровольно сохранили общение с Российской -- в обмен на коврижки; т.е. все соучаствовали в церковном преступлении Петра и русских епископов). подобные грехи ведут, вне сомнения, к разрушению церкви, что нам и показала последующая история, однако, не так брутально. поэтому так трудно с ними бороться. это как медленная, но верная инфекция, которая, обыкновенно, бывает опаснее острой...

правильный способ борьбы с подобной инфекцией -- действия именно епископов. исторически это оборачивается либо удачей (как в Византии при Николае Мистике или Арсении), либо сначала неудачей, а потом удачей (когда епископов сначала нет, но для них резервируется свободное место, а потом они и находятся: как у греч. старостильников), либо просто неудачей (как у старообрядцев, у которых сначала был один епископ, Павел Коломенский, но его быстро ухлопали, а замены не нашлось). в России 19 в., вероятно, уже ничего нельзя было поделать изнутри, как считал Игнатий Брянчанинов. но в таких случаях бывают неизбежны и очень помогают катастрофы.

не надо думать, что только в Российской церкви бывал такой дурдом. еще более клинический случай -- Антиохийский патриархат, уже и в 15-16 вв., если не в 14. "нормальное" православие там исчезло очень и очень давно, а форпостом ереси экуменизма он как раз стал совсем недавно, в 1960-е.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments