Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Проповедь в Неделю по Рождестве Христовом

тут про Иерусалим и про смерть

Сегодняшний праздник называется Неделя по Рождестве Христовом, т.е. Первое воскресенье после Рождества Христова. Это празднование всегда связано с самим Рождеством Христовым. Сегодня оно совпадает с отданием праздника Рождества Христова, т.е. сегодня празднуется последний день этого праздника, завтра будет уже другой праздник, обрезание Господне.
И в этот день, в Неделю по Рождестве Христовом, совершается память трех святых: Иосифа Обручника, пророка и царя Давида и Иакова, брата Господня. Совсем по разным причинам их память совершается именно в этот день. Память Иосифа Обручника совершается в соответствии с византийским обычаем после всякого великого праздника праздновать память тех, кто особенно к нему причастен. Но к празднику Рождества Христова особенно причастна, кроме самого Христа, Божия Матерь. И потому второй день праздника Рождества Христова (26 дек. ст. ст./ 8 января нов. ст.) мы отмечали собор Божией Матери. Собор -- это означает собрание всех, собрание в церковь в честь Божией Матери. В честь Иосифа Обручника тоже есть праздник, тоже торжественный день, но это не второй день после Рождества, а первое воскресенье после Рождества. Это обычай именно византийский, константинопольский.
Совсем другого происхождения совершаемая сегодня память Давида-царя и Иакова, брата Господня. Дело в том, что раньше в древней церкви Рождество Христово не праздновалось 25 декабря (т.е. 7 января нового стиля), Рождество Христово праздновалось в один день с Крещением, в Богоявление. В IV веке стали переходить с этого обычая на современное наше празднование Рождества Христова 25 декабря. Но в Иерусалиме старый обычай держался очень долго, до VI века, до святого императора Юстиниана.
25 декабря Иерусалимская церковь отмечала свой праздник - пророка Давида и Иакова, брата Господня. И когда в Иерусалиме, при святом императоре Юстиниане в VI веке, был все-таки принят праздник Рождества Христова 25 декабря, то старый праздник церковь не только не отменила, но наоборот, сделала уже не иерусалимским, а общецерковным (потому и мы его сейчас празднуем). Церковь перенесла этот праздник недалеко от Рождества Христова, на ближайшее воскресенье после Рождества Христова.
Какой смысл этого праздника? Почему в одном празднике объединены Давид-пророк и Иаков, брат Господень? Может быть, об этом не очень трудно догадаться. Иерусалим - это град Давидов, и Давид - это основатель этого города. Не в том смысле, что он основал само поселение на месте Иерусалима - город там был и до него. Он основал Иерусалим как не просто город, а как город святой. Он перенес туда Скинию Свидения и положил начало строительству храма, который завершит его сын Соломон. И поэтому Иерусалим очень часто в Священном Писании называется "град Давидов".
Итак, царь Давид - это основатель святого града Иерусалима земного. А кто такой Иаков, брат Господень? Почему он оказывается вместе с Давидом? Ответ на это надо искать уже в христианском предании, а не в ветхозаветном.
Святой Иаков, брат Господень, стал первым епископом Иерусалима. Об этом написано в Новом Завете, в Деяниях апостольских. Он возглавил иерусалимскую общину, а иерусалимская община была тогда самой главной христианской общиной. Потому именно в Иерусалиме под председательством апостола Иакова проходит собор апостолов, о котором говорится в книге Деяний апостольских.
Апостол Иаков не был в числе двенадцати апостолов, которых мы почитаем. Тем не менее, он нисколько не меньше этих апостолов. И именно он, а не кто-то из двенадцати апостолов был самым главным епископом церкви. Хотя, конечно, епископы все равны, и он был между ними как первый среди равных, а не как господствовавший над ними начальник. Он был первый по чести и по авторитету.
И поэтому, празднуя именно сегодня память Иакова, брата Господня, церковь празднует память первоиерарха христианской Церкви. А что такое христианская Церковь? Это и есть Иерусалим небесный. И недаром это все объединялось даже географически, прямо в Иерусалиме.
В Иерусалиме сохранялась на горе Сион могила царя Давида. И до сих пор есть там такое здание (правда, уже более поздней постройки, но на фундаменте конца первого века), где сохраняется место, которое по традиции называется могилой Давида. Там, видимо, действительно была могила Давида. И именно там же, на Сионе, и была христианская община, которую возглавлял апостол Иаков. По преданию, в этом же здании, где находилась могила Давида, был престол апостола Иакова, и это был как бы соборный храм первохристианской общины Иерусалима, если можно назвать собором небольшое помещение. Но, по тем масштабам, назвать такое помещение собором было бы вполне справедливо. Это был главный собор всего христианского мира, и иначе он в Священном Писании называется Сионской горницей. Это было то самое помещение, где были собраны апостолы и когда им являлся Господь, "двЕрем затворенным", и когда Он явился Фоме, и где потом произошла Пятидесятница, и где и была кафедра апостола Иакова как первого епископа. И потому апостол Иаков - это как бы основатель церкви на земле (конечно после Господа Иисуса Христа).
Что такое Церковь? Церковь - это небесный Иерусалим. И потому сегодня мы празднуем праздник Иерусалима: праздник земного, но святого града Иерусалима, основанного царем Давидом, и Иерусалима небесного, который есть Церковь, и основателем которого стал апостол Иаков.
Между двумя этими Иерусалимами есть большое сходство и большое различие. Потому что, несомненно, Иерусалим земной причастен небесному, именно там произошли главные для нашего спасения события. Те события, которые важнее даже Рождества Христова. Рождество Христово произошло не в Иерусалиме, как мы помним, но оно произошло для того, чтобы дальше совершились смерть и воскресение Господа. Ради этого ведь только Он и родился. И именно эти события, самые важные, произошли в Иерусалиме. Но есть и противоположность между двумя Иерусалимами. В Иерусалиме земном всех пророков убивали, как подчеркивается в Священном Писании. И Господь тоже умер именно там, хотя там же Он и воскрес. А в Иерусалиме небесном все живут вечно. Иерусалим небесный описан в конце Апокалипсиса.
И вот, Церковь - это жизнь, в которую мы входим через смерть. Нас об этом предупреждают прямо при крещении, потому что в чине крещения обязательно читается отрывок из апостола Павла, где говорится, что мы все, которые крестились во Христа Иисуса, в смерть его крестились. Потому что нельзя участвовать в воскресении (то, чего мы хотим, для чего мы крестимся), если мы сначала не поучаствуем в смерти Христовой. И потому христианство на земле, и жизнь Церкви на земле - это жизнь святого града, святого стана Израильского, но идущего через пустыню и идущего через смерть.
Потому, собственно говоря, земная жизнь христиан - это их смерть. Смерть, которая им нужна для того, чтобы была у нас жизнь небесная. И если мы думаем о том, что мы должны совершить на земле, то мы, как христиане, должны отвечать сами себе только одно - что мы живем для того, чтобы умереть. Вся наша христианская жизнь, если она действительно христианская, готовит нас к смерти. Если она отвлекает нас от смерти, не готовит нас к смерти, то это жизнь языческая, греховная, и ничего в ней христианского нет.
Многие люди сами себя обманывают. Они приходят в церковь для того, чтобы разрешить какие-то свои житейские проблемы, чтобы как-то преуспеть, быть здоровыми, и так далее, и больше им ничего не надо. Христианин может хотеть быть здоровым и может хотеть разрешить какие-то свои житейские проблемы. Но что для него значит "разрешить", и что для него значит "хотеть"? Для него это значит разрешить свою душу от грехов.
Все наши житейские проблемы создаются нашими страстями. И мы должны стремиться к такому разрешению наших житейских проблем, которое нас освобождало бы от страстей. От неблагоприятных, неприятных обстоятельств мы не должны стремиться освободиться раньше, чем мы избавимся от тех страстей, от тех греховных наклонностей, из-за которых эти неприятности на нас сваливаются.
То же самое касается здоровья. Сами мы можем судить по себе, что, если бы мы всегда были здоровы, то что бы мы думали о церкви. Не факт, что мы даже хоть что-то о ней думали бы! Но, если бы и думали, то все это было бы поверхностно. Есть такая пословица: кто на море не плавал, тот Богу не маливался. Т.е. кто не бывал в стесненных обстоятельствах, тот и Богу не молился. Вот это мы должны все время применять к себе для того, чтобы, помолившись сначала хотя бы о земном, понять, что Господь нам хочет дать небесное, и стремиться именно к этому небесному.
И потому, конечно, мы, как христиане, должны понимать, что мы родились для того, чтобы умереть, и главное наше делание всегда должно быть сопряжено с памятью смертной. Без памяти смертной мы не можем и молиться, а молиться мы должны непрестанно, как говорит апостол Павел. Без памяти смертной мы не можем даже просто сориентироваться в своих делах. Потому что хочется (или нам говорят, что мы должны) делать то, и другое, и пятое, и десятое, и все это вместе делать одновременно невозможно. Даже все добродетели, которые мы могли бы делать, одновременно исполнять невозможно. Если мы будем делать все, мы не сделаем ни одной.
Кроме того, наши желания и наши знакомые и близкие подсказывают нам делать что-нибудь такое, что вообще является грехами. И вот как разобраться во всем этом хаосе? - Надо думать о том, что я умру, и вот что мне из этого поможет, а что не поможет.
Желательно вообще жить так (как мы недавно читали у св. Феодора Студита), как будто умрем уже завтра. И вот так стараться жить сегодня. Ну, а если это сформулировать немного иначе, то можно сказать так: в отношении духовного и душевного своего настроя надо быть готовым умереть уже завтра, и даже и сейчас. Но в отношении житейских дел, в отношении обязанностей, которые мы должны исполнять, мы должны вести себя так, будто будем жить вечно. Мы должны старательно делать нашу работу, и не для того, чтобы она была сделана, не для того, чтобы мы успели насладиться ее плодами (это совсем не должно быть у нас в уме), а для того, чтобы просто не заниматься халтурой, не разлагаться внутренне. Все надо делать тщательно и основательно, сколько Бог пошлет времени. А сколько Бог пошлет времени, мы не знаем. Мы только знаем, что Он пошлет его столько, чтобы мы могли в максимально возможной для нас степени покаяться. Потому что мы знаем, что смерть ни одного человека, в том числе, и каждого из нас, не наступит, пока он что-то полезное для своего спасения (т.е. для покаяния) еще может совершить на земле.
Итак, сегодня мы празднуем праздник и земного Иерусалима, и Иерусалима небесного, через память обоих основателей этих Иерусалимов - Давида-царя и Иакова, брата Господня. Будем стараться совершить наше восхождение из земного Иерусалима не в преисподнюю, в которую попадет все земное когда-нибудь, когда кончится жизнь на земле, когда земной Иерусалим и все земное будет уничтожено, а чтобы придти нам в небесный Иерусалим. Аминь.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments