Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Categories:

к недавней дискуссии--3

итоги

некоторые считают, что изучение естественных наук избавляет от веры в Бога. но некоторые другие считают, что только поверхностное изучение этих наук избавляет от веры в Бога...

то же самое следует повторить об изучении церковной истории -- но с поправкой: церковная история, т.е. набор фактов, относящихся к земному бытию Церкви, -- это как раз и есть поверхностное изучение того, что происходит с Церковью во времени.

поверхностное изучение естественных наук приводит к философии позитивизма (в его разных формах, включая современные). классика жанра -- спор Эйнштейна с Нильсом Бором. знания Эйнштейна, выходит, можно в этом смысле назвать поверхностными.

еще легче такая "эйнштейновская" поверхностность возникает у церковных историков. классика жанра -- Болотов.

поверхностное изучение церковной истории приводит к каноническому релятивизму и к богословию агностицизма: все догматические принципы и основанные на них каноны начинают восприниматься как пропагандистские лозунги, к которым (якобы) не относились всерьез даже те, кто их выдвигал.

неповерхностное изучение церковной истории -- это ее изучение вместе с догматикой. (обычно у церковных историков аллергия к догматике, а иногда они любят и историю, и догматику -- но совершенно не соединяя их в своей голове). такое изучение всегда претендует на то, чтобы находить эвристический механизм -- объяснять ход церковной истории как откровения Божия во времени, а не как броуновское движение (т.е. игру социальных, политических, культурных и прочих факторов).

можно сказать, что такое -- неповерхностное -- изучение церковной истории выходит за рамки науки. это верно, но то же самое следует сказать и о естественных науках -- их углубленное изучение поневоле выталкивает в философию.

церковно-исторический агностицизм -- это преобладающая позиция "моих" оппонентов (беру "моих" в кавычки, тк., к сожалению, у меня есть основания думать, что они оказываются оппонентами не только и даже не в первую очередь моими). на практике она позволяет избегать острых конфликтов с существующим церковным укладом. чего она позволяет избежать гарантированно -- это ситуации, когда почувствуется необходимость резко перекраивать наличную реальность под какую-нибудь идею.

в правильно организованной дискуссии "агностицизм" всегда проиграет "концептуализму", причем, любому -- независимо от правильности-неправильности последнего и независимо от (априори, предположим) возможной истинности "агностицизма". любая систематизация выглядит убедительнее хаоса -- даже и в том случае, если хаотическая картина верна. в полемике система эффективно преодолевается только другой системой же. в наших дискуссиях это постоянно пытается делать только euhenio. я никогда не бываю с ним согласен, но мне всегда интересно и полезно: для меня это важные мысленные эксперименты по выведению выводов. в частности, поучительно уже само то, насколько оригинальные взгляды приходится ему вырабатывать -- лишний довод в пользу всеобщности агностицизма в среде наших оппонентов (несмотря на такое исключение, как Евгений).

преодоление агностицизма -- это не вопрос богословской дискуссии, а прямой вопрос веры. в дискуссии он настолько слаб, что бить его -- это бить воздух: воздух всё равно останется небитым.

лично для меня он преодолелся просто: богословский агностицизм святыми отцами никогда прямо не высказывался и очень часто осуждался (по конкретным поводам, но иногда и в теории: на первом этапе полемики между св. Григорием Паламой и Варлаамом, по поводу доказуемости богословских суждений -- еще до "исихастских споров"). мне весьма затруднительно поверить, чтобы церковной историей мог руководить такой принцип (если считать "броуновское движение" принципом), о котором святые отцы не оставили не только подробного, но и вообще никакого учения, да еще и многократно говорили нечто, идущее с этим принципом вразрез. поэтому для меня здесь не может быть даже самого малого колебания -- кому верить.

собственно, здесь мы и оказываемся перед перспективой духовной шизофрении (без всяких кавычек): агностицизм предлагает нам поверить одновременно -- что Церковь живет по учению святых отец, и что она же живет по "броуновскому движению".

сейчас мы подошли к перспективе этой шизофрении с догматической стороны. точно так же к ней можно подойти со стороны аскетической -- это именно одна и та же шизофрения.

многим из нас более чем знаком -- а некоторым (особенно нецерковным людям) только он и знаком -- такой тип "православных людей", которые были или, может быть, даже и остаются в каких-нибудь сферах (профессиональной, например) нормальными людьми -- но, став православными, они как-то стали похожи... нет, не на юродивых, а на актеров, часто даже костюмированных. у человека появляется особое -- "благостное" -- выражение лица, особая манера разговора (вовсе для него не естественная; обычно эта неестественность разоблачается тогда, когда этот человек оказывается вне своей референтной аудитории: например, елейная церковная мамаша может целыми днями орать на своих домашних; впрочем, елейность нужно определять на глаз, сразу и еще с большого расстояния), способность отключать (а вернее, неспособность включать) свой природный разум, когда речь идет о чем-то вполне житейском, но связанном с церковной сферой...

к сожалению, это не актерство и не лицемерие -- а это настоящая паразитарная псевдо-личность, которая образовалась из прежней нормальной посредством ее расщепления (шизофрения -- это и значит, по этимологии, "раскол сознания"). псевдо-личность верит в магические эффекты каких-то ритуальных действий (в данном случае, неважно, каких именно: это может быть глупейшее народное суеверие или причастие в истинной Церкви, но всё равно понятое магически), вообще склонно к невротическому ритуализму и другим признакам невроза (например, типа зомбированности) -- при общей вере не в Бога, а в Деда Мороза.

особенно болезненно такие личности воспринимают разрушение лелеемых ими мифов. в их глазах нежелание принимать всякую мифологию, которой они густо окутывают церковную жизнь, равносильно едва ли не безбожию.

если такое религиозное поведение кому-то нравится, то это верный признак, что ему понравится и такая вера: отчасти в Бога, а отчасти, во всех "трудных" случаях, -- в Деда Мороза.

это, действительно, похоже на шизофрению. разумеется, с точки зрения настоящей психиатрии это то, что наши врачи предпочитают называть как-нибудь иначе, но все-таки это именно типичная картина развития невротической личности: вместо реального решения проблем человек уверяет себя в их несуществовании, а для этого ему приходится изуродовать свою психику.

если такое состояние углубляется, то возникает повод говорить о: прелести в аскетическом смысле, психотическом расстройстве -- в медицинском (хотя, впрочем, такое состояние является прелестью на любой стадии, а также возможны такие состояния тяжелой прелести, при которых психоза могут и не найти). именно таким образом люди по-настоящему сходят с ума.

идеология богословского агностицизма довольно безобидна в социальном отношении только потому, что большинство ее адептов не очень-то концентрируют свою жизнь на церковных делах, а потому и "шизофренизирующий" эффект едва лишь касается поверхности их сознания. но чем дальше в лес (в церковную жизнь) -- тем больше дров. про то, что таким путем психика религиозных людей по-настоящему повреждается -- это отнюдь не пустые слова и не страшилки, а очень и очень большая статистика.

...если долго смотреть -- верующими глазами -- на Деда Мороза, то он начнет смотреть на тебя.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments