Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Category:

еще о канонической мифологии РПЦЗ

конечно же, по поводу возражений Лесолюба, особенно этого:

Зарубежная Церковь являлась свободной частью Московского патриархата, в который входят много "данных территорий". Свободные "территории" как Польская, Финская, и проч. тоже приняли участие в первом Зарубежном Соборе и вместе выносили решения, то что позже некоторые территории объявили себя автокефальными суть дела не изменило, тем более, что такие как Финская были устроены происками Кон-их патриархов обновленцев. Впоследствие появились новые территории, - в Австралии, Южн. Америке и др. Какие "территории" Русской Церкви остались свободными? Только Зарубежные. Их предстоятели соборно и управляли свободной частью Русской Церкви, и все архиереи новых территорий, или возрожденных, становились членами Свободной части Русской Церкви, а не отдельной Церковью, потому что Русская Церковь разделилась только по причинам сергианства и экуменизма, а не по территориальным причинам. Элладская и Кон-ая не пример, потому что разделение это было вынужденное из-за отсутствия свободного центрального управления. В свободной части Русской Церкви управление было и есть - свободное, и все кому эта свобода была дорога к ней примыкали, были, конечно, исключения и примыкали те, кто искал свободу от совести.

этот миф связан и с использованием в официальной апологетике РПЦЗ правила 39 Шестого Вс. собора (см. весь указ. тред с Лесолюбом; в отличие от правила Апостольского 34, о котором см. всё тот же тред с Лесолюбом, прав. Шест. 39 использовалось именно в официальной апологетике, а не только в "народной", типа вл. Аверкия Таушева).


коротко изложенный Лесолюбом канонический миф, на который постоянно ссылались идеологи РПЦЗ в 1990-е гг., сводится к следующему.

существует некая церковь, определяющим признаком которой является "Русская". в результате революции она разлетается по разным территориям, но сохраняет свое внутреннее единство -- не только то единство в Православии, которое имеют между собой все вообще православные церкви, но и единство именно церкви Русской. при этом внутри России иерархия этой церкви постепенно истребляется и вымирает. тогда естественным образом оказывается, что та иерархия этой церкви, которая сохранилась заграницей, оказывается вообще полным собором иерархии Российской церкви, и именно этому собору иерархов-эмигрантов принадлежит в такой Российской церкви вся полнота епископской власти.

те идеологи РПЦЗ, которым нужно делать реверансы в сторону МП, добавляют к изложенной схеме еще какие-нибудь оговорки; впрочем, в переговорах с МП они, разумеется, об этой схеме и не заикаются, а используют ее лишь у себя в деревне. в целом же это именно та схема, которая лежит в фундаменте официальной идеологии РПЦЗ, начиная с 1990 г. (открытия приходов в России). наиболее последовательно сейчас ее проводит РПЦЗ(В), а точнее, вл. Варнава Каннский (т.е. сам он не очень-то способен формулировать какие бы то ни было мысли, но именно эти мысли произносят через него протодиакон Иванов-Тринадцатый и прот. Вениамин Жуков, лидеры всего этого "французского духовенства"). что касается митр. Виталия и его непосредственного окружения, то там (т.е. в канадской части РПЦЗ(В)) куда больше прагматизма и куда меньше идеологической принципиальности.

мифологемой, не имеющей здесь абсолютно никакого отношения к реальности, как раз и является эта самая "Русская" церковь. ее не существует ни как единого целого, ни вообще как какой бы то ни было реальности. она целиком является пропагандистским мифом, эксплуатирующим национальные чувства, то есть обычные человеческие страсти. говорю это без всякого осуждения, т.к. при работе с массами невозможно не эксплуатировать обычные человеческие чувства и страсти, т.к. массы -- на то и массы, чтобы не иметь сознательности никогда, однако нужно всегда помнить о различии между мухами и котлетами. самое же плохое -- когда сами теоретики и лидеры массовых организаций начинают путаться между мифами и реальностями... как произошло это в РПЦЗ: но облака -- плохая опора, ты на землю рухнешь скоро, и довезет тебя мгновенно до могильного холма... -- спели бы им знающие люди еще в конце 80-х, если бы только они захотели прислушаться.

грубее всего мифологическая природа этого образования -- "Русской" церкви в космическом масштабе -- проявляется при попытках ссылок на 34 Апост. правило, толкуемое в том смысле, что свой епископат должен быть, якобы, у каждого народа -- в смысле национальной общности, а не в смысле населения определенной территории. такое истолкование 34 Апост. правила было предложено впервые болгарскими раскольниками и является краеугольным камнем ереси филетизма, осужденной К.польским поместным собором в 1872 г. Конечно, для втирания очков бедным русским людям годилось и оно (тем более, что и сами иерархи РПЦЗ часто в него верили именно так, в духе филетизма), но оно не годилось для официальной канонической аргументации перед другими православными церквами, тем более, перед церквами греческими, которые о ереси филетизма помнили очень хорошо, а в 1920-е гг. приняли враждебную позицию по отношению к идее формирования русской Зарубежной церкви.

и тут пришло на помощь 39 правило Шестого Вселенского собора. действительно, это правило установлено по прецеденту, формально соответствующему ситуации в Российской церкви и имевшему место в 7 в. на Кипре. там значительная часть прихожан, духовенства и весь епископат должны были эмигрировать с острова на материк. Вселенский собор разрешил этой церковной организации сохранить свою внутреннюю структуру, а не вливаться в те церковные образования, которые существовали раньше на месте их эмиграции. таким образом, Вселенский собор позволял сделать именно то, что было нужно РПЦЗ: сохранить свою церковную структуру.

идеологи РПЦЗ любят комментировать правило только до этого места, но не любят комментировать дальше. а как раз дальше там и сказано, каким образом следует сохранять на новом месте прежнюю церковную организацию:

да имеет Новый Иустианополь права Константинополя, и учреждаемый в оном боголюбезнейший епископ да начальствует над всеми епископами Геллеспонтския области, и да будет поставляем от своих епископов... и епископ града Кизического подчиняется предстоятелю реченного Иустианополя... от которого, когда потребно будет, и самаго Кизика града епископ да поставляется.

иными словами: по месту эмиграции образуется новая и самостоятельная структура поместной церкви. это как раз тот путь, которым пошло большинство членов Российской церкви в Америке (а они уже были весьма многоэтничны, напр., было много арабов). Американские епархии, возглавляемые митрополитом Платоном, не стали входить в РПЦЗ (после некоторых колебаний) и объявили о своей самостоятельности. это привело -- уже после отпадения от Православия в экуменизм -- к созданию современной OCA (признанной только МП и церквами социалистических стран "Православной церкви в Америке"). развитие РПЦЗ в Америке -- это уже другой, послевоенный сюжет.

при создании РПЦЗ была попытка договориться с К.польским патриархатом, примерно, так, как договорился с ним же в 7 в. глава автокефальной церкви Кипра. но из этого не вышло ничего вообще. вторая попытка -- удачная -- была предпринята в Сербии, где центр РПЦЗ в Сремских Карловцах был создан по благословению Сербского патриарха Варнавы. в обоснование этого как раз и ссылались на 39 правило.

однако, посмотрим, что должен был бы постановить собор Сербской церкви, чтобы действительно исполнить правило Вселенского собора: он должен был бы отделить от своей территории область, которая передавалась бы в полное управление Русскому зарубежному синоду, и где все приходы и монастыри, даже сербские, передавались бы из ведения Сербского патриархата в ведение Русского синода в Карловцах. сам Карловацкий епископ должен был бы поставляться только русским синодом, без участия епископов Сербской церкви.

разумеется, ни о чем подобном речи быть не могло, а установить другой порядок -- допускающий сразу два епископа в одном городе, сербского и русского, -- Сербский патриархат не имел права: это бы нарушило не только каноны, но и фундаментальные принципы церковной организации на земле.

Был найден выход: допустить-таки двух епископов в одном граде, но официально заявить, что это положение временное.

эта мера была разумной и естественной потому, что в довоенной РПЦЗ не надо было задаваться вопросом о смысле сохранения именно русской церковной организации: ведь предполагалось, что еще при жизни этого поколения вся РПЦЗ репатриируется (до войны эти предположения выглядели обоснованно).

эта мера была теоретически допустимой (в порядке икономии) потому, что канонами, в принципе, в качестве именно временного явления, допускается сосуществование двух православных епископов (т.е. двух независимых церковных организаций) в одном граде, т.к. один случай необходимости подобной икономии канонами оговорен: если два епископа в одном граде образовались потому, что между ними был преодолен церковный раскол, то они могут продолжать управлять по-прежнему, но после смерти первого из них вся его административная власть переходит ко второму. (тут бы надо точную ссылку, но нет под рукой, а наизусть не помню; был бы признателен, если бы кто указал точный адрес канона). не существововало никакого канонического запрета применить аналогичную меру к структуре РПЦЗ.

так и возникла РПЦЗ -- временно терпимая организация, существующая сама по себе, но своим статусом никак не влияющая ни на церковь внутри России, ни даже на те части дореволюционной церкви, которые не пожелали соединиться с ней заграницей (кроме митр. Платона в Америке это был еще митр. Евлогий в Париже, который предпочел войти в структуру К.польского патриархата; кроме этого, были и другие части прежней Российской церкви за границами СССР, которые вообще никогда не пытались объединияться с РПЦЗ, а либо провозглашали автокефалию (самостоятельность), как в Польше и в Латвии, либо переходили под К.поль, как в Финляндии; а Литва вообще осталась с московскими сергианами).

итак, к 1930-м гг. прежняя Российская церковь разбилась на множество осколков. часть этих осколков вошла в другие церковные организации, часть превратилась в новые поместные церкви (к сожалению, все эти церкви уклонились в экуменизм), часть уклонилась различные расколы 1920-х гг. (обновленчество, григорианство, сергианство плюс всякие украинские самосвяты и т.п.), часть сохранила самостоятельность без возможности сохранения канонической структуры поместной церкви: так произошло с РПЦЗ заграницей и с катакомбной церковью (ее несколькими иерархиями) в России.

канонически не существовало никакой возможности создавать между этими осколками прежней Российской церкви какую бы то ни было административную зависимость. их объединяла общность церковной традиции дореволюционной России, но это никак не могло бы создать екклисиологической реальности поместной церкви.

в таком разделении одного народа на несколько поместных церквей (или временных церковных организаций) нет ничего особенного. так, для греческого народа давно уже было характерно разделение на церкви К.поля, Эллады и Кипра. политические условия в соответствующих странах сделали более удобным их административную независимость друг от друга. вопреки написанному выше Лесолюбом, начало разделения дореволюционной Российской церкви было вызвано только политическими причинами -- невозможностью сохранить прежнее централизованное управление. оно началось гораздо ранее разделений из-за экуменизма и даже ранее разделений из-за сергианства. тут кстати будет напомнить, что Американская автокефалия на соборе в Кливленде в 1946 г. еще очень резко высказывалась против отношений между МП и советской властью. никаких политических разногласий между ней и РПЦЗ тогда не было -- если не считать монархизма, который, впрочем, тоже ведь так и не стал официальным знаменем "белогвардейской" РПЦЗ (по той простой причине, что Белая гвардия, к великому прискорбию, не была монархической, а была создана изменниками Престолу во главе с главным предателем ген. Алексеевым; при таких лидерах дело ее было проиграно заранее -- и по этой же причине церковные дела, базировавшиеся на эксплуатации идеологии Белого движения, шли не слишком-то гладко).

пафос этого моего сообщения не только в еще одном шаге на пути "демифологизации" РПЦЗ, а в констатации того факта, что временный статус и идеология довоенной РПЦЗ находились в относительной гармонии -- и друг с другом, и с практическими церковными нуждами.

всё резко изменилось в период послевоенный, о котором я думаю написать отдельный постинг. именно послевоенный период -- время самого активного мифотворчества вокруг РПЦЗ, когда эта структура обзаводится даже собственной фабрикой грез, православным Голливудом по имени Джорданвиль.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments