Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

слово в Навечерие Богоявления

наша Таня расшифровала и отредактировала малость три моих проповеди за последние дни.

Слово в Навечерие Богоявления

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа.
Сейчас мы отслужили вечерню праздника Богоявления, т. е. вечерню именно уже самого праздника: то время суток отмечается Великой вечерней, когда наступает уже сам день праздника Богоявления. И после этой вечерни мы совершили Божественную литургию (по уставу это все нужно было бы делать вечером, после того, как целый день не есть, а уже все, что мы будем служить вечером, служить ночью. Но нам ночью некогда, дела у нас какие-то, и мы поэтому то, что положено служить ночью, служим вечером, а то, что вечером, - то утром). И после этого мы освятили воду. Вот, как раз это ночное освящение воды, т.е. уже после того, как поздно вечером закончилась литургия, - оно и является по сути дела самым главным освящением праздника; правда, его повторяют завтра, и поэтому завтра после Божественной литургии будет опять освящаться вода, и это будет тот же самый чин и та же самая вода.
Откуда взялся этот обычай в христианской Церкви - освящать воду? Он взялся потому, что великие праздники вообще, а особенно этот праздник Богоявления, были днями, когда совершалось крещение. Крещение никогда не совершалось в Церкви просто так, когда попало, каждый день, а оно совершалось над группами людей, которые готовились к большим праздникам. И вот, читались эти все паримии на вечерне, которые мы слушали, чтения из ветхого завета; они читались долго, потому что в это время Патриарх в другом месте совершал крещение оглашенных, и читались до тех пор, пока Патриарх Константинопольский не придет с теми, кого он покрестил, и уже все дальше участвуют в литургии, и все только что крещенные люди причащаются. И вот, эта вода связана, таким образом, с крещением нашим, с крещением каждого из христиан, а это крещение, конечно, связано с крещением Господним и с крещением Иоанновым.
И еще несколько слов об этой воде. Два суеверия распространены относительно этой воды. Об одном мы уже сказали - о том, что люди считают, будто в сочельник и в само Богоявление разная святая вода и стремятся захватить ту и другую. Вот, не надо создавать сутолоки и хватать ту и другую, потому что вода эта одна и та же. А второе суеверие, очень распространенное, - будто воду от великого водосвятия, которое мы сейчас совершили, можно пить только натощак. Это, действительно, очень часто говорят и даже пишут, бывает, в храмах. Но в наших богослужебных книгах и в Типиконе, который является в этом отношении главной книгой, такое мнение не только не содержится, но прямо обличается как безумное. Потому что эту воду, - там сказано, почему это мнение безумное, что воду пить натощак, - ее используют для освящения домов, ее в разные попираемые места, на пол проливают, ходят, - и никто не считает, хотя и великая святыня эта святая вода, что она от этого терпит какой-то убыток. И ничего не будет плохого, если святая вода не прежде всякой пищи будет входить и в наше тело, когда мы ее пьем. Поэтому не надо следовать всяким суевериям, хотя бы они широко были распространены, хотя бы в некоторых храмах (Московской патриархии, по крайней мере) эти суеверия насаждались и распространялись. Надо смотреть именно на то, что пишут в книге.
А теперь вернемся к тому, какой смысл имеет наше крещение, и как этот смысл раскрывается в том крещении, которое проповедовал Иоанн, память которого мы совершаем сегодня и о котором мы сегодня слышали в Евангелии. В Евангелии сегодня мы слышали рассказ не о том, как Иоанн крестил Господа, а о том, как Иоанн крестил вообще разных людей, что он им проповедовал. Первое, самое главное из того, что он им проповедовал, может быть сформулировано - и так это в Евангелии и сделано - в одном слове: покаяние. А что такое покаяние? Если бы мы смотрели на греческую форму этого слова, мы бы сразу видели его значение: покаяние - это изменение ума. Т. е. мы становимся другим человеком. А Апостол Павел, говоря о крещении уже христианском, еще подробнее и глубже это изъясняет. Он говорит не просто об изменении ума, а об изменении самого человека: один умирает, другой рождается. И так христианская Церковь и понимает крещение - что это смерть одного человека и рождение другого. Т. е. вот духовный смысл крещения таков.
Это, конечно, не тот смысл, который можно назвать смыслом видимым, потому что, действительно, мы должны не просто перестать делать те или иные дурные поступки или иметь те или иные дурные мысли - хотя мы должны перестать, т.к. это грехи. Но мы не сможем этого сделать, действительно перестать - разве что мы можем от одних грехов перейти к другим, - если будем своими силами стараться это сделать. А в нас должен родиться другой человек, который способен не грешить, который усвоил данную Христом "власть наступать на змию и скорпИю", о которой Господь говорит. И вот, такой человек в нас рождается через крещение. И вот этот человек уже действительно может настолько измениться, чтобы действительно не грешить. Но для того, чтобы этот человек родился, надо отречься от старого, чтобы старый человек умер, "ветхий наш человек". А это другими словами называется (и не в монашеской литературе какой-нибудь, не подумайте, - т. е. не только в монашеской литературе, а в самом Евангелии) - "отвержение мира", отвержение всего, что нас связывает с жизнью сей, - но тоже не в смысле какого-то обязательно физического отвержения, потому что с Господом были люди богатые (вот Никодим и Иосиф Аримафейский, например) а также и бедные, - а именно в смысле: не привязываться духовно.
И в проповеди Иоанна Крестителя, о которой мы сегодня читали в Евангелии, тоже как раз видно, что именно в духовном смысле требуется отречение, потому что сначала он говорит: "покайтесь", т. е. измените ваш ум, т. е. станьте другими людьми, отрекитесь от себя прежнего, - а потом он объясняет разным людям, которые его спрашивают, что делать конкретно им, "что им делать?" И причем его спрашивают такие, вроде бы, с точки зрения некоторых благочестивых людей, люди сомнительных профессий, как мытари (т. е. сборщики налогов, которые все время отличались тем, что собирали не только в казну, но и себе в карман еще больше, может быть, и занимались всякими безобразиями), а также воины, - мы сегодня об этом читали в Евангелии. И что он им говорит - "бросайте свои профессии"? Нет, он им этого не говорит; хотя вот сейчас нередко можно услышать, когда человек какой-нибудь мирской работой занимается, достаточно сложной, стал он православным, у него много душевных проблем, - ему хочется все бросить и убежать в лес. А духовники некоторые говорят, что да, вот, надо убегать в лес, и православный человек может быть профессионалом, может быть, в том, чтобы производить плотницкие работы, но никак не в том, чтобы руководить каким-нибудь сложным коллективом, чтобы водить войска и быть полководцем или еще чем-нибудь таким заниматься… возглавлять налоговую инспекцию, например. Но не это говорит Иоанн Креститель. Он говорит, что надо просто оставаться на своей работе, но при этом надо держаться именно в тех рамках, в которых Господь велит. И поэтому он мытарям говорит, например: "не собирайте никакой лихвы, собирайте именно столько, сколько надо, и никого не обижайте"; солдатам говорит не то, что они не должны никого убивать - вот как баптисты сказали бы солдатам: "бросайте вашу профессию", - он им говорит другое: "будьте довольны вашим жалованием, не чините всяких насилий". Но отнюдь он им не говорит, что им нельзя убивать врагов, потому что в этом как раз и состоит главное дело их профессии. Убивать врагов не только можно, но есть люди, которые обязаны это делать профессионально, и вот это и есть эти самые воины, которые пришли к Иоанну Крестителю. И никакая профессия, и названная, и не названная, не мешает человеку внутренне отречься от мира.
А если человек отрекся от мира внутренне, то тогда он найдет, как ему жить внешне. И может быть, это поведет его к тому, чтобы и внешне он как-то так все больше и больше отрекался от мира, может быть, не поведет. Но это не важно, потому что поведет это его во всяком случае наверняка к спасению души, к тому чтобы он, ветхого совлекшись человека, в нового облекся, как это и говорит апостол Павел о смысле крещения.
И вот, именно сегодняшняя служба, она сосредоточена - повторяю - не столько даже на самом факте крещения Господня, сколько на крещении каждого из нас, которым мы входим и участвуем в крещении Господнем. И Господь да подаст нам участвовать в Его крещении и получить его плоды, т. е. Царствие Небесное. Аминь.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment