Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Слово на Богоявление


Слово на Богоявление

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа.
Сегодня мы празднуем праздник, который имеет два названия: он называется Крещение Господне - и это название понятно, - а также он называется Богоявление. Почему именно этот праздник называется Богоявлением? Ведь Бог является и во время других событий, которые мы тоже празднуем: Рождество Христово - тоже Богоявление, и когда-то, в IV веке, как мы это знаем из слова Григория Богослова, и Рождество Христово как раз называлось Богоявлением (у него Слово на Рождество Христово, 25 декабря, называется "На Богоявление"). А почему же особенно название Богоявления усвоено сегодняшнему празднику Крещения? Потому что в этот день произошло то чудо, о котором мы сегодня читали в Евангелии, когда мы читали рассказ о крещении Господнем. А именно, когда Сын Божий воплотившийся сходил во Иордан, а в это время был глас с небесе, был глас Отца: "Сей есть Сын Мой возлюбленный, о Нем же благоволих (т.е. на Котором Мое благоволение)", - Дух в виде голубя, т.е. символически представленный голубем, явился над Христом. И вот, таким образом Бог явился как Троица. И когда мы называем сегодняшний праздник "Богоявление", мы должны понять, что это именно явление Бога как Троицы, не просто как Единого Бога, Которым Он являлся уже и в Ветхом Завете, а именно как Бога-Троицы, о Котором Ветхий Завет пророчествовал очень неясно, - и вот наконец впервые, и уже не пророчеством, а особым чудом, особым событием таким это открылось, когда Господь крестился перед тем, как Он вышел на Свое служение, на Свою проповедь, потому что крещение было перед самым началом Его проповеди.
Что для нас значит то, что Бог - Троица? Я не буду говорить всего или даже хотя бы малой части, а скажу только одно. Именно когда Бог стал и воплощенным во Христе, и невоплощенным, понадобилось объяснить, как это так получилось. И Господь нам это и объяснил. И начал Он это объяснение с того чуда, память которого мы сегодня совершаем, когда Господь явился как Сын Самого Себя, Бог явился как Сын Божий, - потому что Бог это не только Сын, но и Отец. В Боге есть некое сыновство. И вот, это то самое сыновство, которое и мы должны приобрести. Потому что многие люди думают совершенно неправильно. Они читают Новый Завет, где сказано, что мы должны стать сынами Божиими, и понимают эти слова, когда они относятся к христианам, так, как будто бы в каком-то переносном смысле они становятся близкими Богу. На самом деле, конечно, все христиане это сыны своих родителей по плоти, - думают такие люди, - а по отношению к Богу настоящим Сыном является только Логос Божий, только Сын. Это - догматическое заблуждение. Если на нем настаивать, то это просто ересь, которая ведет в вечную гибель души. Потому что на самом деле в Боге нет никакого другого сыновства, кроме сыновства Самого Сына. И именно поэтому, причащаясь Тела и Крови Христовых, соединяясь с Ним телесно, соединяясь с Его человечеством в одно и то же человечество, мы приобретаем то, что имеет Он. Сын Божий имеет сыновство внутри Святой Троицы, и именно это сыновство приобретаем мы, если мы становимся членами Церкви и не отпадаем от нее, а наоборот - спасаемся. Потому что тогда мы живем во Христе, в Ипостаси Сына; наше человечество, т. е. мы, как люди, сами уже, как говорят богословы - святые отцы - воипостасированы, т. е. находимся внутри Ипостаси Сына и имеем то отношение к Отцу, которое имеет Сын, т. е. сыновство. Именно это сыновство Сына становится нашим сыновством.
Но кому-то, может быть, покажется, что это слишком общие и абстрактные рассуждения, и непонятно, какое же отношение все это имеет к каждому из нас. Это имеет самое прямое отношение к каждому из нас. Когда мы приходим в Церковь, мы хотим, чтобы исполнились какие-то наши желания. И какие-то из них исполняются, какие-то не исполняются. Почему же не все исполняются? Вроде бы, может быть, и какие-то наши хорошие желания тоже не исполняются, - по крайней мере, в них ничего нет такого греховного. Но мы на это легко отвечаем, и правильно отвечаем, что Бог смотрит иначе, что у Него есть какой-то другой план на наш счет. А почему, собственно, он у Него другой, а не такой, как у нас? Чем наш-то плох план, если мы не хотим грешить? - Потому что мы смотрим по-человечески, и мы сами не понимаем, чего мы хотим.
Дело в том, что Бог хочет, чтобы мы захотели того, чего мы сначала не знаем, поэтому не можем и захотеть. Мы не можем знать, как это стать сынами Божиими, как это стать Богом, короче говоря, потому что Сын Божий - это Бог. И как мы можем этого захотеть? Мы этого захотеть не можем. А Господь хочет, чтобы мы этого захотели. Поэтому сначала Он ведет Себя по отношению к нам так, как обычно родители - хорошие родители - ведут себя с детьми. Дети просят того, другого, пятого, десятого; что-то им дается, причем совершенно бесполезные вроде бы вещи - игрушки. Но играя в эти игрушки, получая их от родителей, ребенок приучается любить родителей. Также родители дают какие-то необходимые и полезные вещи ребенку - скажем, еду и одежду, - и, получая это, он тоже приучается любить родителей. А какие-то вещи, которые ребенку кажутся, может быть, даже очень необходимыми, родители ему не дают и не дают - и правильно делают. И вот, таким образом ребенок воспитывается и приучается доверять родителям, и он как-то постепенно научается искать свою пользу в том направлении, которое ему указывают родители. И постепенно ребенок, если родители хорошие, сам уподобляется им по своему разуму, который становится постепенно взрослым.
Так же Господь воспитывает всех нас. Мы начинаем с разума плотского - т.е. в этом смысле его можно сравнить с детским, - а Он нас возводит до разума духовного, до которого не успел первотворенный Адам в раю взойти, как ниспал с того, что имел. А мы теперь начинаем гораздо ниже, чем начал Адам, когда он был только сотворен безгрешным (а мы начинаем с греховного состояния), но возводимся туда, куда он не дошел и куда должен был дойти и в результате и доходит вместе с нами и через нас.
Безумные люди века сего - я сам такое слышал, и даже от некоторых священников и некоторых богословов современных - говорят так: "Что за странные слова (имеется в виду у святых отцов): "Бог стал человеком, чтобы человек стал Богом"? Не хочу я становиться Богом, я хочу стать человеком. Мне бы человеком хотя бы стать, потому что я за человек?.." Ну, последнее, может быть, и правильно, мы также и к себе можем отнести, что "мне бы человеком хотя бы стать", - потому что, конечно, человек, который во грехе, это недочеловек, потому что Бог сотворил человека безгрешным, и предназначение человека - не иметь никакого греха. Но мы уже даже не можем просто стать таким человеком, каким был Адам. Мы либо действительно спасемся, и тогда придем в такое состояние, к которому Адам был призван, но его не имел, - такое состояние, в котором уже невозможно сотворить грех (а Адам был в таком состоянии, хотя и безгрешен, в котором грех было возможно сотворить, - и он его сотворил), либо мы уже так вот и останемся таким вот недолюдьми, а потом и совсем нелюдьми, когда уже попадем на том свете в ад. Потому что полнота человеческой природы спасется; а те, кто не спасутся, хотя бы их было большинство, - они отпадут от полноты человеческой природы. Человеческий род будет полон без тех, кто погибнет, хотя и погибнет большинство, судя по тому, что написано в Евангелии и вообще во всей Библии.
И вот, если мы будем следовать тому, что Христос велит, то мы постепенно начинаем менять наши желания, и нам уже хочется не того, чтобы у нас было то или это, а нам хочется от Бога только Самого Бога. А если что-то другое нам хочется промежуточное, то лишь в том смысле, чтобы это нам помогло хотя бы поменьше грешить, а еще лучше, если что-то приобрести такое, что полезно нам для того, чтобы стать Богом. И нас уже не интересует, как мы устроимся в этой жизни. Потому что мы не знаем, как нам надо устроиться так, чтобы это было наиболее полезно для нашей души. В то же время мы знаем, что Господь это знает гораздо лучше нас, и Он нас устроит, если только мы предадимся в Его волю. И поэтому у христиан не может быть никакого беспокойства относительно того, что с ними будет внешним образом, во внешней их жизни. Что будет, то и ладно; страх может быть только перед грехом. Вот согрешить - это страшно. А еще более страшно, согрешив, не покаяться. Но так как мы еще пока живы, то все мы имеем возможность покаяться, и Господь вразумит нас, как покаяться, если только мы будем Его об этом просить.
И вот поэтому крещение, которое мы сегодня празднуем, это в то же время крещение покаяния. Мы приступили к нему когда-то, когда мы впервые стали христианами, но мы должны все время его обновлять. И обновление крещения, как мы вчера читали у святого Григория Богослова в его Слове на этот праздник, - это тоже особое крещение, которое и есть покаяние.
И Господь да подаст нам не растерять плоды нашего первого крещения, Христова, церковного крещения, посредством того, чтобы обновлять его крещением покаяния, чтобы придти в жизнь вечную и действительно получить и удержать то сыновство, которое Господь явил словами Своими во время крещения Господа Иисуса Христа на Иордане: "Сей есть Сын Мой возлюбленный, о Нем же благоволих", - чтобы эти слова распространились также на каждого из нас. Аминь.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments