Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

как умирали ученые

заношу себе для памяти, т.к. не хотелось бы забыть.

1. П. Грязневич -- один из (трех, ныне покойных) главных специалистов по археологии Южной Аравии (Йемен), погиб в возрасте ок. 50 в 80-е гг.; его несостоявшийся ученик и продолжатель -- М.Б. Пиотровский (а состоявшийся -- С.А. Французов; всё это компания нашего Христианского Востока). Он поехал на машине с другом на дачу в Сосново (под Питером). Только они собрались ехать обратно и еще даже не поехали, как сзади в них кто-то врезался. Машину тряхнуло и помяло, но потом все пошли в милицию заполнять разные протоколы. В милиции Грязневич сел на стул, подписал там чего-то, ему предложили вызвать машину с шофером, чтобы довезти его куда-нибудь (в больницу или домой), но он отказался, сказав, что чувствует себя прекрасно. Встал, упал и умер. Оказалось -- у него произошел перелом основания черепа, но без малейшего смещения, так что он и не заметил. От вставания со стула кости, наконец, сместились.

2. Два этнографа (очень известных в своей среде) -- сотрудники Музея этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера); фамилии их я забываю, так что, наверное, это неважно; время -- рубеж 70-х и 80-х. Один из них был хроническим неудачником по жизни, но на особый лад. В любом деле, где он оказывался, происходили не просто неудачи, а как бы полные катастрофы. Сам он, однако, выживал и дожил до 76 лет. В этом возрасте он стал помирать от какой-то болезни. Зная, что скоро умрет, он позвонил своему другу и коллеге по Кунсткамере, который лежал дома после инфаркта, -- прощаться. После прощания этот друг умер с трубкой в руках, а сам "герой" тоже сразу же умер. Так ему удалось сделать гадость своим ближним даже и при кончине. Гражданская панихида в Кунсткамере (а где же еще?) была по обоим одновременно.

3. Г. М. Бауэр -- один из все тех же трех специалистов по Южной Аравии; он жил в Москве и был единственным в стране специалистом по языку южноаравийских надписей (да и по самим надписям, хотя надписями занимались и другие тоже). Он вообще был носителем всяческой житейской мудрости. Например, когда он узнавал, что кто-то развелся с женой, он всегда спрашивал, зачем, и если узнавал, что для того, чтобы жениться на другой, то говорил: "Какая глупость! Ведь известно же, что каждая следующая жена бывает хуже предыдущей". Ему-то было известно -- он был женат шесть раз. С этим же была связана его смерть (в 80-е гг.). Узнав, что у него рак, в такой стадии, что жить ему осталось месяцы, он резко переменил свою благоприличную (в общем-то) жизнь: стал есть-пить-веселиться, развелся с женой и женился на новой (! кажется, без всяких видов на заманчивое наследство и т.п., а просто -- "есть женщины в русских селеньях", так что, каков бы ни был мужик, он всегда может найти подходящую); потом, через несколько месяцев (не больше года), понятно, умер.
Это напоминает кончину В. П. Боткина: тот тоже умирал от рака. Он был богатым человеком, гурманом и любителем музыки, но почти ничего не мог уже есть. Поэтому он приглашал друзей на ужины, для которых нанимал всяких изысканных поваров и приглашал разные оркестры. А сам смотрел на это и радовался в душе. (Где об этом написано, кстати? Кажется, в "Былом и думах" и еще где-то тоже). А потом так и умер. -- Это был самый главный (пожалуй) русский западник, гораздо более чистый тип, чем Герцен и, тем паче, Грановский.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments