Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Ереси и расколы

(это меня дети спрашивают. кто не хочет -- не читай!!!!!!)


Церковь стоит на православной вере. Откуда это видно? -- Веры от нас хочет Бог: "без веры невозможно угодити Богу" (ап. Иаков). И это понятно: как молиться, если без веры? Потому и слова Христа к Петру "ты еси Петр (что переводится "камень") и на сем камени созижду Церковь Мою" имеют, наряду с прочими смыслами, еще и тот смысл, что Церковь стоит на православно верующих людях, каждый из которых, независимо от звания, -- "Петр".

Но вера бывает всякая. Бывает, например, неправильная: апостол Павел говорит, что если бы иудеи знали, Кого они распинают, то не стали бы распинать. А почему они не знали? -- Потому что не веровали в Сына Божия.

Поэтому, например, те еретики-экуменисты, которые сегодня утверждают, будто "мы" (христиане) веруем с иудеями в одного Бога, сами, может быть, не понимают, какую хулу они несут. Иудеи не веруют в нашего Бога: они Его распяли, они написали в своем Талмуде (и не только там: у них существует целый жанр "чернушной" литературы об Иисусе), что Он колдун и сын проститутки от римского солдата и т.п.

Иудеи, отвергшие Христа (в отличие от других иудеев, которыми были Божия Матерь и апостолы, и которые Христа приняли), -- это и есть первые еретики. Точнее же будет сказать, что все вообще еретики -- это новые иудеи. Когда ересь (= искаженная вера) только что зародилась, ее последователей бывает трудно отличить от настоящих христиан -- как трудно было отличить последователей от противников Христа среди иудеев. Но это не означает, что они меньшие христоубийцы.

Разумеется, к современным еретикам-экуменистам все эти определения относятся еще в бОльшей степени: ведь это они веруют в одного бога с иудеями с многочисленными "новыми иудеями" (старыми еретиками), с которыми они вместе этому богу молятся. Вообще, характернейший признак экуменизма -- совместные молитвы с еретиками.

Кстати, из этого понятно, почему Церковь так строго запрещает молитвы с еретиками: потому что это то же самое, что участие в идолослужении, а именно -- молитва бесам, молитва тем самым силам, которые истинного Бога распяли.

Поэтому, когда мы ищем, где есть истинная Церковь (а то, что она где-нибудь, да есть, известно из Евангелия, где говорится, что Церковь на земле не будет уничтожена никогда), мы перво-наперво должны смотреть, где исповедуется православная вера. Если же православная вера в данном сообществе не исповедуется -- а исповедуется, например, ересь экуменизма, -- то дальше можно не смотреть.

Что значит, "исповедуется ересь"? Ведь бывают же отдельные еретики и среди православных? -- Да, бывают. Но в православной среде, если их ересь становится известной народу, этих еретиков или вразумляют, и они каются, или отсекают от церковного общения. Если же этого нет, и особенно, если ересь проповедуется епископами, синодами и соборами, то можно не сомневаться, что перед нами не церковное, а еретическое сообщество.

Если мы видим, что в данном сообществе, именующем себя церковью, вера исповедуется православная, то нам надо еще убедиться, что оно не раскол (в действительности, классификация возможных тут нехороших случаев более сложная, но я упрощаю, в соответствии с разговорным, а не "научным" словоупотреблением).

Переводя эту проблему на самый простой язык, мы должны убедиться, что епископы (и, следовательно, вся церковная организация, которая ими возглавляется) -- не самозванцы. Что они -- не то же самое, что мы, если бы мы вдруг решили объявить сами себя епископами.

Что самим себя объявлять епископами не следует -- это видно из Евангелия: там Христос выбирает апостолов, апостолы -- своих преемников и т.д. Так и идет в истинной Церкви преемство епископата, иначе называемое апостольским преемством. Это преемство прерывается либо ересью, либо расколом. (Иногда бывает и совершенно прямое самозванство: создаются такие организации церковного типа, где епископов вообще никто не рукополагал, а о рукоположении просто наврали; но это, конечно, бывает редко).

Апостольское преемство может быть утрачено теми епископами, которые его когда-то имели, и тогда уже его не будут иметь те, кого такие бывшие епископы вздумают рукоположить. Например, оно утрачивается тогда, когда утрачивается апостольская, то есть православная, вера. Поэтому все епископы еретиков -- ложные. Но оно, апостольское преемство, утрачивается вообще всегда, когда нет у данного епископа единства с остальными епископами Вселенской Церкви. Каждый епископ -- лишь постольку истинный епископ, поскольку он принадлежит епископату Вселенской Церкви как единому целому.

Расколы -- это случаи отпадения епископов (и всех, кто идет за ними: духовенства, мирян и т.д.) от единства епископата и от апостольского преемства, происходящие не на почве нарушения единства веры. Этим расколы и отличаются от ереси.

В случае расколов, причина -- в непослушании отпавших церковной дисциплине. Конечно, отпавшие обычно оправдывают как-либо свое непослушание, у них возникают собственные теории, которые приводят их к ереси... так что грань тут бывает размыта. Однако, если все-таки спор начался не по вероучительному вопросу, то точнее будет говорить о расколе.

Например, когда митрополит Сергий Страгородский, оставшийся в 1927 г. на правах заместителя заключенного митрополита Петра, тогдашнего главы Российской церкви, объявил сам себя начальником над всеми епископами -- хотя в действительности он был лишь чем-то вроде секретарши, да и то не начальника, а только первого среди равных, -- то он этим самым устроил раскол. Те, кто его признали и потом, по указанию тов. Сталина в 1943 г. "избрали" первым советским патриархом, были раскольниками, и вся созданная им (точнее, тов. Сталиным из него и ему подобных) церковная организация -- раскол.

Но расколы настоящие нужно отличать от расколов кажущихся -- вот в чем штука. Бывают, особенно, как сейчас, во время господства ереси (сейчас во всем мире под названием "православия" господствует ересь экуменизма), такие разделения между православными, которые обе конфликтующие стороны считают расколом, но в действительности -- обе стороны принадлежат к истинной Церкви, хотя и не верят православию друг друга. Такие ситуации редко затягиваются на столетия, но на десятилетия -- очень даже нередко. Так было всегда. Например, в IV в., при господстве ереси арианства, православная Церковь являла еще худшее зрелище, чем сегодня, при господстве экуменизма. (См. также мою проповедь о св. Григории Богослове).

Поэтому не надо особо смущаться, если мы видим, что истинная Церковь в Греции разделилась на несколько частей, которые друг друга не признают (по крайней мере, официально; в реальности же всё не столь жестко). Что касается России, то и в ней истинная Церковь представлена более, чем одной церковной организацией, однако, различные церковные организации истинной Церкви в России не обмениваются друг с другом никакими прещениями, и решают всякие недоразумения между собой мирным путем.

Если, выбирая, какая из множества церковных организаций истинная, мы отсеяли все ереси и расколы, то, теоретически, мы можем выбрать любую из оставшихся организаций. Практически же выбирать нужно ту, в которой можно ожидать более благоприятных условий именно мне для спасения именно моей души.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments