Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Слово о Страшном Суде

-- в Неделю мясопустную (т.е. прошедшее воскресенье).

Слово в Неделю мясопустную, о Страшном суде

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.
В сегодняшнее воскресенье, как говорит Церковь, мы совершаем память Страшного суда, т.е. мы совершаем воспоминание того события, которое еще не произошло. Но это нисколько нам не мешает творить его воспоминание, потому что в Церкви вся история уже произошла - от сотворения мира до его конца и до второго пришествия. И поэтому каждое из основных событий, которые ведут к нашему спасению, является предметом церковного воспоминания, и мы в нем особо участвуем, и участвуем уже в каждой литургии, а особенно в некоторые дни каждое из этих событий Церковь предлагает нашему вниманию. Вот так сегодня предлагается нам Страшный суд. И Евангелие мы сегодня слышали о том, как Господь будет судить на Страшном суде. Конечно, это притча, и не следует ее понимать буквально, что одних Он поставит справа от Себя, праведников, а других слева, т.е. грешников, и будет им говорить те слова, которые сегодня приводились. Но этой притчей объясняется принцип - как это все будет происходить. И вот, прежде всего, видно, что Он не спрашивает, постились ли мы или как мы молились, а Он сразу спрашивает другого - более, может быть, простых вещей, как кому-то покажется, а на самом деле более сложных, потому что эти вещи, если они правильно делаются, это как раз плоды и постов, и молитв. Это вещи, которые проявляются в наших отношениях с ближними, т.е. дали ли мы есть тому, кто был голоден, или пить тому, кто жаждал; посетили ли мы болящего или заключенного и одели ли нуждающегося в одежде, - вот такие простые вещи, их делают многие язычники. Почему же тогда Господь говорит в другом месте, через Апостола, что без веры невозможно угодить Богу? Вот, язычники все это делают, и по этим заповедям многие из них должны быть оправданы. Тогда получается противоречие. И вот, такого рода противоречия, которых в Священном Писании очень много, специально для того и существуют, чтобы мы искали более глубокий смысл в каждом слове Писания и не удовлетворялись поверхностным.
И вот, первое: да, действительно, сами по себе молитвы и посты - это средство, а не цель, и поэтому по ним мы судиться не будем. Это дополнительно нам сегодня в апостольском чтении объяснил апостол Павел, который сказал, что "брашно нас не поставляет пред Богом", и ни когда мы едим, ни когда мы, наоборот, не едим, мы не становимся от Бога ни ближе, ни дальше, через само это по себе. Тут важно, для чего и как мы едим или не едим. Это уже и есть учение Церкви. Т.е. если наш пост является частью нашей церковной жизни, если мы это делаем для послушания Церкви, прежде всего, а потом и для всех тех благих целей, для которых существует в Церкви пост, и которые Церковь знает лучше нас, - тогда, конечно, это нам поможет спастись. Но даже если мы научимся хорошо поститься, это совершенно не означает, что мы приблизились к спасению, потому что это, повторяю, средство. Но дальше Господь говорит о каких-то вещах, вот мы сейчас их перечислили, которые противоречат другим словам Господним, которые объясняют, как можно спастись, - что "если ты хочешь совершен быти, - а мы знаем, что совершенство это и есть спасение, потому что спасения без совершенства не бывает, - то тогда пойди, отдай все свое имение, раздай..." и сделай, короче говоря, так, чтоб тебе не из чего творить милостыню, чтоб тебе нечего было дать другим, потому что ты и сам ничего не имеешь. Получается опять противоречие.
И вот это и означает, что пока мы не исполнили этот самый совет, который к богатому юноше обращен, - а каждый из нас является богатым юношей, хотя бы он был очень беден и далеко не юноша, - пока мы не можем исполнить этот совет, мы должны начинать с того, чтобы исполнять буквально то, что сейчас говорит Спаситель. Т.е., если у нас есть имение, мы должны от него давать - т.е. действительно материальными какими-то предметами, которыми мы обладаем, мы должны делиться с нуждающимся. И это нужно не столько для того непосредственно, чтобы нуждающимся принести пользу, сколько нам для того, чтобы научиться отрекаться хотя бы от некоторой собственности, а через это постепенно подойти к тому, чтобы отрекаться и от мира, от всякой собственности вообще.
Если же у нас собственности уже нет, или нет по крайней мере в той степени, в какой нуждаются нуждающиеся, то мы все равно можем и должны помогать - и именно этот род милостыни является главным, и наиболее его именно взыскует Бог, и именно этот род милостыни является душеспасительным для всех, кто творит милостыню для того, чтобы спастись, т.е. даже если он сопровождается материальным дарением, то все равно главное вот это - милостыня духовная. В чем она состоит? В том, прежде всего, чтобы мы молились о других людях. Если мы будем о них молиться, то в некоторых ситуациях Господь может нас вразумить и может от нас потребовать через этого человека или даже как-то иначе, чтобы мы дали ему какой-то духовный совет. Но это уже второе. Прежде всего, мы должны о нем молиться. Казалось бы просто - а на самом деле непросто, потому что мы, как правило, не можем молиться вообще, не молимся даже и о себе. И если даже это для нас непросто, то тем более мы не молимся о другом человеке. Т.е. на самом деле гораздо легче "откупиться". Вот, на чем сейчас построена жизнь в Московской патриархии? - что люди приносят деньги для того, чтобы батюшка помолился. А он - "профессионал". То же самое, что пришли в Дом быта, сдали в химчистку какие-то там вещи, заплатили деньги, потом с вещами там что-то произошло, возвращают чистыми. Вот примерно такой же и этот самый церковный "бизнес". На самом деле так не работают, так не бывает. На самом деле батюшка должен помочь другому, чтобы он научился молиться сам. А если человек только просит помолиться других, а сам не молится, то тогда никакого толка ему не будет ни от чего, и тогда тем более он не сможет молиться за других - тем самым он не сможет выполнить заповеди о милостыне, т.е. той самой заповеди, по которой Господь судит. А молиться правильно невозможно без правильной веры.
Вот почему без правильной веры невозможно угодить Богу - потому что без правильной веры у нас не будет молитвы, без молитвы у нас не будет милостыни; точнее, милостыня, может быть будет, но такая, которая не основана на молитве, - следовательно, она не будет для нас спасительной.
И вот, если мы все это так понимаем и стремимся к отречению от мира, и прежде всего для этого стремимся давать милостыню и стремимся именно, прежде всего, молитвой помогать тем, кому мы даже, может быть, можем помочь материально и на самом деле помогаем им материально, - почему же все-таки мы это так часто не делаем, если мы все это понимаем (а многие из нас все это понимают)? - Потому что есть какие-то препятствия. Вот, какие же препятствия самые главные? Препятствие такое вот грубое, что элементарно жаль каких-то там вещей, - оно для многих из нас не очень существенно; по крайней мере, если даже как-то оно и цепляет, то через некоторое время мы подумаем: "Что же это я такое делаю?" - и это как-то и преодолевается. По крайней мере, мы, как христиане, научены бороться с этим искушением и по возможности боремся, хотя бы потому, что мы его сознаем как искушение и как грех. Хорошо. Но к сожалению, дальше бывает другой грех, который гораздо более тяжел, который мы, конечно, тоже должны сознавать, как христиане, но очень часто мы этого как раз не делаем.
Мы часто помогаем, рассчитывая на благодарность. Это причем бывает в двух видах - самом грубом и более тонком. Самый грубый вид благодарности, которой мы ждем, когда кому-то помогаем, - это чтобы этот человек, которому мы помогаем, он и стал нам благодарен. Это самое примитивное рассуждение, но к сожалению, часто мы даже от него не можем избавиться. Т.е. как будто бы мы хотим получить награду не на небесах, а хотим получить уже здесь, на земле, награду от этого человека, которая выражается в благодарности. Может быть, мы ее получим, может быть, мы ее не получим. В том и в другом случае на небесах мы ничего не получим, если мы хотели эту награду и получили. Потому что Господь нам справедливо скажет: "Ты хотел благодарности - ты ее получил, а причем тут Царствие Небесное? Ты же не ради этого творил твою милостыню". Он нам скажет этоА вот если мы творим милостыню ради Бога, то тогда нас не испортит даже благодарность, которую мы в некоторых случаях можем и получить от людей, потому что она для нас не важна, и мы все равно ее не примем. И тогда мы не будем такими, о которых сказано, что они уже на земле "получили мзду свою", потому что не для людей это делается. И вот, если мы такие более сознательные христиане, то мы понимаем этот соблазн и, по возможности, как-то боремся и с ним.
Но к сожалению, даже и в этом случае мы можем, немножко более тонким образом, но тоже крайне греховным, все-таки искать благодарности, только уже не от человека, а от Бога. Например, мы хотим помочь человеку, ожидая, что наша помощь произведет такое-то действие, т.е., например, в результате, жизнь этого человека так-то переменится. Потому что мы всегда должны, например, искать духовной пользы для этого человека. Нам кажется, что для духовной пользы ему надо помочь так-то и так-то. Предположим, нам это удалось, мы ему помогли именно так, как нам казалось нужным. Потом мы ожидаем, что его жизнь изменится. А его жизнь - раз, и не изменилась, а то, может быть, еще и к худшему изменилась; все произошло не так, как мы рассчитывали. И тогда мы начинаем гневаться и на этого человека, что вот, он недостоин нашей помощи… А мы разве разбираемся, достоин ли он нашей помощи? Это мы недостойны помогать никому, а нашей помощи все достойны, это заранее можно сказать, вот и все. Или даже прямо начинаем гневаться на Бога, что вот, Он нас обманул, Он нам внушил такие вот мысли, что вот, мол, все будет хорошо, если я, там, то-то и то-то сделаю этому человеку, а все нехорошо оказывается. Это опять означает, что мы ожидали мзду свою на земле, т.е. мы ожидали, что сейчас на земле с этим человеком произойдет что-то такое, чего мы хотели, что будет в нашей воле, и тогда вот мы будем удовлетворены. Может быть, мы и будем удовлетворены; может быть, наша воля даже в этом случае совпадала с волей Божией, и человек получит настоящую духовную пользу, и это поведет к спасению его души. Но мы, если хотели, чтобы просто было по-нашему, а потом действительно стало по-нашему, - то мы тоже "получили мзду свою". И значит, это была милостыня наша не такая, которую Господь заповедал и за которую Он оправдывает на суде, а такая, как делают фарисеи, которые тоже творили милостыню.
И вот, так вот и надо понимать, что есть только один критерий доброго дела, и он же критерий злого дела - потому что все, что ему не соответствует, является злым с точки зрения духовной, хотя бы с точки зрения житейской это было очень добрым, и хотя бы для других людей это вело даже на самом деле к спасению их души, помогало бы спасению их души. Критерий есть только один: ради Бога мы делаем это или не ради Бога. Когда мы что-то делаем, мы должны иметь в виду только то, что Бог нас поставил в какую-то ситуацию; предположим, в этой ситуации оказались другие люди, которым мы должны как-то помочь или не должны им помогать, это неизвестно; по крайней мере, молитвой мы всем должны помогать; и вот, в этой ситуации у нас все равно отношения с Богом, а не с этими людьми. Об этих людей, через этих людей, при посредстве этих людей, но не с этими людьми, а с Богом. И потому только от Бога мы ожидаем пользы и для себя, и для них. И вот, тогда совершенно понятно, почему только на правой вере в Бога может быть основана правильная милостыня. И потому понятно, почему без веры невозможно угодить Богу, и почему вот эти заповеди, столь простые, о которых Господь говорит, что Он будет по ним судить на Страшном суде, - они на самом деле предполагают и отречение от мира, и истинную православную веру, которая хранится только в истинной Православной Церкви, никак не в еретических и раскольничьих сообществах. И вот, Господь да поможет нам пребыть во всем этом до скончания нашей жизни, и чтобы на Страшном суде нам дать соответствующий ответ. Аминь.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments